Архив Geoffrey Beene

Когда речь заходит о том, имя какого американского дизайнера по значимости сравнимо с именами легендарных европейцев Кристиана Диора, Коко Шанель и Кристобаля Баленсиаги, то первым делом вспоминают Оскара де ла Ренту или Кельвина Кляйна. Не умоляя заслуг ни того ни другого, титул одного из самых влиятельных — в перспективе последующей эволюции американской моды, — продуктивных и изобретательных модельеров все-таки принадлежит Джоффри Бину. Сегодня известный в основном только профессионалам (хотя именная премия Д. Бина за вклад в развитие модного дизайна, учрежденная в 1985 году Американским советом модных дизайнеров (CFDA), до сих пор является престижной наградой: в 2014 году, например, ее получил Том Форд, а в 2011-м — Марк Джейкобс), Бин был успешным дизайнером второй половины прошлого века, чей новаторский подход к портновскому мастерству во многом задал стандарты развития американкой моды.

Уроженец крошечного городка Хэйнсвилл в штате Луизиана, Джоффри намеревался продолжить семейную традицию и стать врачом. Он даже поступил в медицинский Университет Тьюлейн в Новом Орлеане, но в ходе первой же лаборотной работы по аутопсии передумал. В 1946-м на последнем курсе он бросает учебу и перебирается в Лос-Анджелес, где устраивается ассистентом оформителя в магазин одежды. Через год, твердо решив связать свою судьбу с модой, Джеффри уезжает в Нью-Йорк, чтобы учиться в школе дизайна Traphagen School of Fashion, а еще через год отправляется в Париж, где и выпускает свою первую коллекцию, созданную под впечатлением от творчества Эльзы Скиапарелли.

Возвратившись в Нью-Йорк, Бин занимает должность главного дизайнера в доме моды Teal Traina. В 1961-м он выпускает первую коллекцию для этой марки: в New York Herald Tribune его работу называют не иначе как сенсацией. В 1963-м Джоффри основывает собственную Geoffrey Beene, Inc. с шоу-румом на Седьмой авеню: его дебютную именную коллекцию принимают на ура, а одно из платьев из нее тут же оказывается на обложке Vogue US.

Залог успеха Бина заключался в нестандартном подходе к дизайну. Зачарованный концепцией единства человеческого тела и одежды, он много экспериментировал с тканями: шил вечерние платья из фланели и денима, деловые костюмы из мужских рубашек. Его очень волновала идея современности предметов гардероба, их включенности в общий жизненный контекст: он пристально следил за разработками в области материалов и одним из первых стал использовать синтетику. При этом его одежда была такого высокого качества, что клиенты зачастую даже не понимали, что сшита она из искусственных тканей.








Архив Geoffrey Beene

|

В 1977-м году модный критик Кеннеди Фрейзер так опишет работу Бина в The New Yorker: «То, каким образом в его моделях взаимодействуют цвет и фактура ткани, безусловно стоит считать проявлением высочайшего интеллекта».

|

Впрочем, Джоффри был не только талантливым дизайнером, но и чутким наставником: под его руководством начинали свои карьеры Иссей Мияке и Альбер Эльбаз, который не устает повторять в многочисленных интервью, что Бин научил его буквально всему, что Альбер знает о дизайне одежды. Хотя, по свидетельствам современников, Бин был бескомпромиссным и принципиальным человеком. Рассказывают, что на вопрос о том, почему он никогда не приглашает на свои показы Анну Винтур, Бин дал исчерпывающий ответ: «А зачем? Она ведь ничего не понимает в американской моде».

Самому Бину о ней было известно если не все, то многое. Он стал первым американцем, представившим свою коллекцию в Милане. Впоследствии он также одним из первых перенесет часть своего производства в Европу и откроет здесь свои бутики. Бину удастся преодолеть снобский скептицизм европейцев в отношении американских дизайнеров и заставить французов и итальянцев, считавшихся монополистами в мире моды, воспринимать «выскочек» из США в качестве серьезных конкурентов и партнеров.


Архив Geoffrey Beene

Архив Geoffrey Beene. Съемка Harper's Bazaar, 1967 г.

|

На вопрос о том, почему он никогда не приглашает на свои показы Анну Винтур, Бин дал исчерпывающий ответ: «А зачем? Она ведь ничего не понимает в американской моде».

|

Несмотря на то что широкой публике сегодня имя Джоффри Бина мало что говорит, коллеги по цеху его наследие изучают вдоль и поперек, не стесняясь самых очевидных цитат из его творчества. Так, после премьеры коллекции Céline сезона осень-зима — 2013/2014 разразился жуткий скандал: креативного директора марки и священную корову постфеминистической моды Фиби Фило обвинили в плагиате. Серое пальто с перевязанными на груди рукавами и в самом деле как под копирку списано с модели Джоффри Бина. Что это было — оммаж или бесстыжее заимствование — до сих пор неясно: Фило отмалчивается и отказывается от любых комментариев. Тем не менее не очень понятно, почему именно она подверглась обширному остракизму со стороны общественности. Не просто отголоски, а очевидные выдержки из работ Бина можно рассмотреть в коллекциях разных лет таких уважаемых марок, как Chloe, Marc Jacobs, Stella McCartney, Calvin Klein и Jil Sander. Вспомнить хотя бы платья из пайеток с огромными цифрами в коллекции Tom Ford сезона осень-зима — 2014/2015: почти в таких же, но за авторством Бина, позируют модели в съемке Vogue US, датированной 1968 годом.

Неизвестно, как развивалась бы американская модная индустрия сегодня, если бы Бин не скончался — десять лет назад, 28 сентября 2004 года, в возрасте 77 лет от осложнений, вызванных раком. Его карьера в мире моды продолжалась более 40 лет.


{"width":120,"columns":10,"padding":0,"line":40}