* Чтобы услышать аромат, наведите курсор на флакон и подожите

<script>var soundcloud_url="https://soundcloud.com/theblueprintmag/3-1",player;var checkVariable=function(e,t){var n;var r=function(){return window[e]==undefined?false:true};n=setInterval(function(){if(r()){clearInterval(n);t&&t()}},100)};_require("http://connect.soundcloud.com/sdk.js");checkVariable("SC",function(){SC.initialize({client_id:"133e3f171b97ffffa48a5e011cb5fc5b"});SC.get("/resolve",{url:soundcloud_url},function(e){SC.stream(e.id,function(e){player=e;$object.on("mouseenter",function(){_log("play");player.play()});$object.on("mouseleave",function(){_log("pause");player.pause()})})})})</script>
<script>var soundcloud_url="https://soundcloud.com/theblueprintmag/1-1",player;var checkVariable=function(e,t){var n;var r=function(){return window[e]==undefined?false:true};n=setInterval(function(){if(r()){clearInterval(n);t&&t()}},100)};_require("http://connect.soundcloud.com/sdk.js");checkVariable("SC",function(){SC.initialize({client_id:"133e3f171b97ffffa48a5e011cb5fc5b"});SC.get("/resolve",{url:soundcloud_url},function(e){SC.stream(e.id,function(e){player=e;$object.on("mouseenter",function(){_log("play");player.play()});$object.on("mouseleave",function(){_log("pause");player.pause()})})})})</script>

боярышник, цейлонский кардамон, ирис, абрикосовые косточки, мускус, гелиотроп, кожа

Все родовые признаки, по которым работу Кристофера Шелдрейка («нос») и Сержа Лютена (визионер) можно распознать за версту, налицо: плотный, тяжелый, сладкий, пряный ориентальный аромат. От собратьев его отличает лишь сквозистый европейский флер, который и превращает «Светлую замшу» в рождественское произведение. Он похож на спрятанную за елкой коробку сластей: вот помадка, а вот курага, с кухни пахнет кардамоновым глинтвейном, из прихожей — мокрой шубой. Тут-то и становится ясно, что слово «комфорт» происходит от латинского «утешение».

бергамот, дягиль, ирис, боярышник, жасмин, мед, гвоздика, гелиотроп, карамель, мускус

Легчайший дымный, серый, медовый и очень сдержанный аромат. Его автор Жан-Клод Эллена (ныне — «нос» Hermès) считается минималистом, мастером «ольфакторного хайку», собирающим шедевры из нескольких нот. В «Зимней воде» Эллена проделывает фокус по высвобождению платоновской идеи меда из материальных цепей. Результат впечатляет — сладкий, но не приторный, пудровый без тяжести, тихий, но выразительный, с чуть горьковатым карамельным послевкусием, этот запах способен пронять даже упертых консерваторов.


<script>var soundcloud_url="https://soundcloud.com/theblueprintmag/sabq",player;var checkVariable=function(e,t){var n;var r=function(){return window[e]==undefined?false:true};n=setInterval(function(){if(r()){clearInterval(n);t&&t()}},100)};_require("http://connect.soundcloud.com/sdk.js");checkVariable("SC",function(){SC.initialize({client_id:"133e3f171b97ffffa48a5e011cb5fc5b"});SC.get("/resolve",{url:soundcloud_url},function(e){SC.stream(e.id,function(e){player=e;$object.on("mouseenter",function(){_log("play");player.play()});$object.on("mouseleave",function(){_log("pause");player.pause()})})})})</script>
<script>var soundcloud_url="https://soundcloud.com/inhalethebeats/evan-awake-city-escape#t=0:19",player;var checkVariable=function(e,t){var n;var r=function(){return window[e]==undefined?false:true};n=setInterval(function(){if(r()){clearInterval(n);t&&t()}},100)};_require("http://connect.soundcloud.com/sdk.js");checkVariable("SC",function(){SC.initialize({client_id:"133e3f171b97ffffa48a5e011cb5fc5b"});SC.get("/resolve",{url:soundcloud_url},function(e){SC.stream(e.id,function(e){player=e;$object.on("mouseenter",function(){_log("play");player.play()});$object.on("mouseleave",function(){_log("pause");player.pause()})})})})</script>

бессмертник, корица, черный перец, черный чай, амбра, сандаловое дерево

Запах соленой кожи и ночного костра, зрелый и решительный. «Пески» были задуманы как духи для мужчин, похожих на Лоуренса Аравийского, — помножим запал на стальную выдержку, и вот уже герой пересекает смертоносную пустыню Нефуд. На деле же это пластичный мультигендер, который подойдет всем, кто не падает в обморок от запаха галантерейной лавки. Лишь бы имелись норов и темперамент. Особенно рекомендуется в трескучий мороз.


можжевеловые ягоды, фиалка, ирис, амбра, кожа, пачули

Обещание промозглой весны с рыхлым желтым снегом и набрякшими почками: один из последних релизов стокгольмской конторы Byredo пахнет липкими тополиными шкурками. А еще — пудровым ирисом и порцией можжевелового женевера, оставившего мокрый ободок на дубовом столе. Как будто под Новый год выходишь из антверпенского коричневого бара на улицу, попадаешь ногой в мерзлую лужу и ощущаешь приступ необъяснимого счастья.

<script>var soundcloud_url="https://soundcloud.com/tamasheq/tinariwen-toumast-tincha-1#t=3:10",player;var checkVariable=function(e,t){var n;var r=function(){return window[e]==undefined?false:true};n=setInterval(function(){if(r()){clearInterval(n);t&&t()}},100)};_require("http://connect.soundcloud.com/sdk.js");checkVariable("SC",function(){SC.initialize({client_id:"133e3f171b97ffffa48a5e011cb5fc5b"});SC.get("/resolve",{url:soundcloud_url},function(e){SC.stream(e.id,function(e){player=e;$object.on("mouseenter",function(){_log("play");player.play()});$object.on("mouseleave",function(){_log("pause");player.pause()})})})})</script>
<script>var soundcloud_url="https://soundcloud.com/buffalo-tide/desired-constellation-buffalo#t=1:40",player;var checkVariable=function(e,t){var n;var r=function(){return window[e]==undefined?false:true};n=setInterval(function(){if(r()){clearInterval(n);t&&t()}},100)};_require("http://connect.soundcloud.com/sdk.js");checkVariable("SC",function(){SC.initialize({client_id:"133e3f171b97ffffa48a5e011cb5fc5b"});SC.get("/resolve",{url:soundcloud_url},function(e){SC.stream(e.id,function(e){player=e;$object.on("mouseenter",function(){_log("play");player.play()});$object.on("mouseleave",function(){_log("pause");player.pause()})})})})</script>

ладан, черный перец, мускатный орех, шалфей, мускус, ваниль, абсолют ладанника, кашмеран (древесно-мускусный компаунд)

Представитель ладанной серии ароматов, которую японский модный дом Comme des Garçons выпустил в 2002 году, исследуя ольфакторные образы мировых религий. Посвященный исламу, Ouarzazate получил имя древнего берберского города у подножия Атласских гор (его все видели, если смотрели «Последнее искушение Христа», «Звездные войны» и «Игру престолов»: рыжая крепость посреди пустыни). Сухость — ключевое слово для описания этой работы Марка Бакстона, который пытался поженить горькую сухость шалфейных листьев, пепел от сгоревшего ладана и нагревшиеся на солнце плошки со специями. Компаньоны — чай масала и, чего греха таить, «Игра престолов».


водяной кресс, бадьян, мята, фенхель, цитрусовые, черный перец, мускатный орех, ладан, масло померанца, гвоздика, розмарин, смола элеми, душица, амбра, стиракс, бензойная смола, перуанский бальзам, мирра, виргинский кедр


Черный перец, мята и сахарный сироп с отчетливым привкусом анестетика: то ли рецепт коктейля, то ли прейскурант бакалейщика, то ли средство от мигрени. Композиция итальянского парфюмера Лоренцо Виллорези — это игра в «горячо — холодно», которую завели вокруг черного перца, которая морочит голову, клонит в сон и одевает в ватный кокон, жаркий и прохладный одновременно. Прямо по Набокову — «рождественская скарлатина или пасхальный дифтерит».

<script>var soundcloud_url="https://soundcloud.com/airplane-europe/vashti-bunyan-rose-hip-1#t=0:34",player;var checkVariable=function(e,t){var n;var r=function(){return window[e]==undefined?false:true};n=setInterval(function(){if(r()){clearInterval(n);t&&t()}},100)};_require("http://connect.soundcloud.com/sdk.js");checkVariable("SC",function(){SC.initialize({client_id:"133e3f171b97ffffa48a5e011cb5fc5b"});SC.get("/resolve",{url:soundcloud_url},function(e){SC.stream(e.id,function(e){player=e;$object.on("mouseenter",function(){_log("play");player.play()});$object.on("mouseleave",function(){_log("pause");player.pause()})})})})</script>
<script>var soundcloud_url="https://soundcloud.com/louis_guilliaume/simon-garfunkel-hazy-shade-of#t=5:50",player;var checkVariable=function(e,t){var n;var r=function(){return window[e]==undefined?false:true};n=setInterval(function(){if(r()){clearInterval(n);t&&t()}},100)};_require("http://connect.soundcloud.com/sdk.js");checkVariable("SC",function(){SC.initialize({client_id:"133e3f171b97ffffa48a5e011cb5fc5b"});SC.get("/resolve",{url:soundcloud_url},function(e){SC.stream(e.id,function(e){player=e;$object.on("mouseenter",function(){_log("play");player.play()});$object.on("mouseleave",function(){_log("pause");player.pause()})})})})</script>

ветивер, сандаловое дерево, бобы тонка, табак, ландыш, каленый фундук, шоколадное пралине, карамель

Запах кашемирового свитера или лучше — шерстяной шали. Такие шали в начале XIX века служили вестиментарной валютой — в них кутались Татьяна Ларина и Элизабет Беннет. Чтобы шаль доехала из Ост-Индии в Европу нетраченой, ткань перекладывали листьями табака и пачули. Вот и в гермесовских духах землистый аромат ветивера держится на пуховой подкладке из бобов тонка, дополнительно утепленной горелой карамелью, бельгийскими конфетами и калеными орехами. Итог получается невесомый и совершенный.

мандарин, имбирь, бессмертник, нероли, тыква, майская роза, ветивер, гелиотроп, мускус

Собранные из оранжевых нот духи Like This — дань почтения безбашенных парижан из État Libre d’Orange рыжеволосой Тильде Суинтон. Вот вам спойлер: печеная тыква, спрятавшаяся в середине списка ингредиентов, заявляет о себе сразу. Одним в этом аромате чудится утро на ферме, другим — миска с карри, третьим — прогулка по Гринвич-Виллидж с носом в шарфе и с кантри в наушниках. В любом случае Like This — мокрый, пряный, кислый и дымный — незабываем. Кто бы мог подумать, что духи из овощей — это так хорошо.

{"width":120,"columns":10,"padding":0,"line":40}