София Коппола в cъемке W Magazine

Все помнят, как начинаются «Трудности перевода», вторая полнометражная картина Софии Копполы: целую минуту в кадре маячит задница Скарлетт Йоханссон, облаченная в розовые прозрачные трусы. После выхода фильма критики еще долго соревновались в остроумности толкований этой сцены, наслаивая в своих рецензиях пласты громоздких и мудреных метафор. Все оказалось намного проще: по словам самой Софии, этот мини-эпизод — дань творчеству реалиста Джона Качере, главного певца женских поп в современном американском искусстве.

Работы художника Джона Качере

Впрочем, Коппола, чьи фильмы сами по себе похожи на анимированные зарисовки импрессиониста, никогда не стеснялась этого довольно прямолинейного приема: доносить свои художественные идеи при помощи произведений любимых художников. Одна из них — 59-летняя Элизабет Пейтон, прозванная критиками современным Мане и специализирующая на портретах поп-знаменитостей, монарших особ и просто друзей и близких: ее полотна Коппола исправно коллекционирует. В середине 90-х Пейтон посвятила целую серию живописному бытописанию будней Марии-Антуанетты.

Достоверно неизвестно, послужил ли образ последней французской королевы в интерпретации Пейтон прямым источником вдохновения для Копполы или просто совпали векторы одержимостей режиссера и художницы, но факт остается фактом: работы Элизабет оказали огромное влияние на сценографическое решение третьего фильма Копполы «Мария-Антуанетта». История получила продолжение: София попросила Пейтон оформить обложку для винилового издания саундтрека фильма, сама художница сразу после премьеры создала еще один цикл работ про Марию-Антуанетту, и, по слухам, одну из них купила исполнительница главной роли Кирстен Данст.

Обложка лимитированного издания саундтрека к фильму «Мария Антуанетта»

В следующем киноопыте Софии, новелле о взаимоотношениях отца и дочери «Где-то», также не обошлось без арт-цитирования. У стены гостиничного номера Chateau Marmont, в котором обитает центральный персонаж фильма Джонни Марко, стоит полотно, изображающее небо в облаках и плывущую по ним надпись COLD BEER BEAUTIFUL GIRLS.

Автор этого арт-объекта — один из самых влиятельных художников современности Эд Рушей. Коппола давно является его преданной поклонницей и коллекционером его работ, но появление одной из них в «Где-то» — счастливое стечение обстоятельств.

Кадры из фильма «Где-то»

В интервью журналу Interview Стивен Дорф, исполнитель роли Марко, рассказал, что, придя в гости к художнику, обмолвился ему о том, что снимается в новом фильме Копполы, которая обожает творчество Эда. Рушей был польщен и сам предложил сделать COLD BEER BEAUTIFUL GIRLS, над которой и работал в тот момент, частью оформления номера в Chateau Marmont.

Так полотно, которое Джонни так и не удосуживается повесить, стало красноречивым штрихом к портрету главного героя картины. К слову, теперь эта работа украшает гостиную самой Софии.


Работа художника Эда Рушей, из книги Every Building on the Sunset Strip, 1966

Удивительным образом снова все сложилось: действие «Где-то» происходит в Лос-Анджелесе, а одним из важных проектов в творчестве Эда стал фотоальбом Every Building on The Sunset Strip (1966), посвященный двойственной и таинственной природе этого города.

{"width":120,"columns":10,"padding":0,"line":40}