МОДА • ИНДУСТРИЯ

Креативная студия: Lund Lund

Текст: EMELIE HULTQVIST         Фото: PATRICIA REYES

Cестры Бритта и Карин Лунд основали агентство фотографов и стилистов Lund Lund в 1994 году. С тех пор их компания сильно расширила поле действия и начала сотрудничать с визажистами, парикмахерами, сет-стилистами и иллюстраторами. Сейчас Lund Lund — по праву одна из лучших шведских креативных студий, среди клиентов которой и модные марки от Acne Studios до Dolce & Gabbana, и медиа, от Vogue и Harper's Bazaar до Russh и Bon Magazine. Мы встретились с cоосновательницей Lund Lund Бриттой Лунд в Стокгольме.


— 1 —
Карьера и студия




Во-первых, невозможно не отметить интерьер вашего офиса — потрясающий. Менялся ли он в течение этих лет?

В самом начале мы с сестрой покупали подержанную мебель в секонд-хендах и старались сделать лучшее из того, что имели. Позже, когда возможностей стало больше, мы начали работать с двумя архитектурными бюро — в частности, с Томасом Эрикссоном и Guise, которые нам очень помогли.

Книжный шкаф был сделан по спецзаказу — он устроен так, что кажется будто немного спрятанным в стене, поэтому создается ощущение единой конструкции, а не разрозненных полок. В пару к нему — покрытый снимками Эдварда Мейбриджа зеркальный шкаф, который висит в соседней комнате. Из других примечательных предметов интерьера — стол Bruno Mathsson, которому, кажется, лет 15, и классические кресла sjuan марки Arne Jacobsen. В нашем офисе также собраны различные произведения искусства — в основном фотографии и иллюстрации.






Когда к вам пришла идея основать агентство?

Мы начали в 1994 году, то есть 21 год назад. Перед этим я работала в другом шведском агентстве три с половиной года. Мне правда нравилась моя работа. Но в какой-то момент нам с сестрой пришла мысль попробовать создать студию самим, так как мы обе были связаны с модной индустрией. Lund Lund не было первым агентством в Швеции. То, в котором я начинала работать, как раз было первым или вторым в стране. Благодаря ему я многое узнала. Когда мы открылись, таких студий было пять. Сейчас их около 15.



Запускать свое дело всегда волнительно. Это было время, когда индустрия только начинала расти и меняться, появился целый пласт новых фотографов, новых имен.


Бритта и Карин Лунд

Кухня, спроектированная студией Guise


Была ли работа, когда вы начинали? Шведская модная индустрия была гораздо менее развита в те дни.

Это был совершенно другой мир. Я помню, поначалу работы было немного. Тем не менее мы быстро выросли — возникла определенная потребность в том, что мы делаем. Представлять молодых фотографов и стилистов было по-настоящему весело и интересно. Запускать свое дело всегда волнительно. Это было время, когда индустрия только начинала расти и меняться, появился целый пласт новых фотографов, новых имен.

Кто первый заключил с вами контракт? В какой момент вы поняли, что дела приобретают серьезный оборот?

Мы начинали с пяти фотографов и трех стилистов. Эрик Бромс был первым, c кем мы подписали контракт, и он до сих пор работает с нами. Все трое стилистов — тоже.


А были ли моменты, что называется, game changer, когда вы понимали, что ваша работа навсегда изменилась?

Сложно выделить какие-то специфические моменты, работа — непрерывный процесс. Наш первый клиент воспринимался нами как что-то знаковое, потом так стал восприниматься первый иностранный клиент. Но не могу не отметить наш большой рекламный проект H&M с участием Настасьи Кински и Карре Отис. Это казалось настоящим событием.

Как сейчас выглядит ваш типичный рабочий день?

Обычно я прихожу в офис в районе 8:30, делаю чашку кофе и начинаю с почты — стараюсь сразу удалить все лишнее. В последние годы почта стала самым важным инструментом работы. Остальную часть дня я решаю текущие проблемы и ищу новых клиентов и возможности для работы — постоянно смотрю журналы или платформы, в которых могли бы реализоваться наши таланты. Не считая моей сестры-соосновательницы, всего мне помогают шесть человек. Трое из них — агенты, контактирующие с нашими подопечными каждый день.





Переговорная комната с видом на Сёдермальм


А есть ли качества, без которых ни за что не стать хорошим агентом?

Хороший агент должен уметь вовлекать в работу, иметь обширные связи и способность видеть возможности для бизнеса. Агент должен быть на шаг впереди и прекрасно представлять, к чему все движется, — он должен уметь направлять.

Да, но при этом ваша работа всецело зависит от результата других людей. Или все-таки вы воспитываете и растите своих подопечных?

Агенту важно развивать талант. Но мы не выбираем кого-то, кто не знает, чего хочет. Наш подопечный также должен встречаться и разговаривать с людьми. И конечно, совсем нельзя сказать, что мы можем «создать» фотографа.




А удается ли сохранять рабочий энтузиазм под конец результата, когда вы видите финальные фотографии? Или в этот момент вы уже с головой в следующем проекте?

Лично я наибольшее удовлетворение получаю от самого процесса. Я являюсь посредником между клиентом и талантом, и, по сути, моя работа заканчивается за день до съемки — обычно я редко на ней присутствую, так как почти не беру на себя продюсерские функции. Но, конечно, видеть конечный результат, съемку всегда интересно. Это как подарок, который хочется поскорее развернуть!

Вы как Агенты должны всегда держать нейтралитет, отстаивая интересы фотографа и сохраняя хорошие отношения с клиентом. Распространяется ли это правило и не ваш внешний вид, чтобы никого не обидеть своим выбором?

В нашей компании нет дресс-кода. Обычно я выгляжу просто: на мне что-то вроде свитера или джинсов. Если запланирована важная клиентская встреча, я продумываю заранее, что надену с утра, хотя все равно вряд ли сделаю выбор в пользу узнаваемых дизайнерских вещей.




В коридоре агентства: стул с принтом Josef Frank

Cобака Карин Лунд – Сельма

— 2 —
Таланты




Чьи фотографии вам нравятся сейчас больше остальных?

Камилла Акранс — один из моих самых любимых фотографов. Ее фотографии всегда четко проработаны — за каждой деталью стоит определенная мысль. Я каждый раз поражаюсь.

Честный и смелый выбор, далеко не все агенты, готовы вот так назвать свои преференции. А есть ли у вас запоминающиеся истории, связанные со съемками?

Я очень редко появляюсь на съемках в качестве продюсера, но иногда прихожу посмотреть, как идут дела, или переговорить с клиентом. Что действительно запоминается — так это когда все идет совсем не так, как нужно: когда на улице дождь, а клиент кричит, что хочет фотографию, на которой слепит солнце. Этот хаос неизбежно застревает в памяти.

То, что всегда впечатляет меня, — это работа с хорошими сет-дизайнерами. Перед вами небольшой скетч, который сложно даже описать, а затем вы приезжаете на место и видите, как все собрано воедино. То, что я в этот момент чувствую, можно описать словом «вау».

Это правда, сейчас настоящий рай для сет-дизайнеров. 20 лет назад никому и в голову не пришло бы на показ построить подводный мир или лунный ландшафт. Среди сет-дизайнеров есть самые любимые?

К сожалению, не могу выделить кого-то особенного из знакомых мне — у каждого свой неповторимый стиль. Самое важное для хорошего сет-дизайнера — суметь не только визуализировать идею, но и понять, как она красиво может быть исполнена.







Что вы ищете в человеке? Каким должен быть фотограф или стилист, с которым вы возьметесь работать?

Человек должен серьезно работать и гореть тем, чем он занимается. Он должен понимать, что это гораздо больше, чем фан. Нельзя быть просто художником — умение общаться так же важно, как и креативность. Ему придется работать с огромным количеством очень разных людей, и нам нужно уметь доверять друг другу — я не стану продвигать того, кому я не верю.

Хорошо, а есть ли качества, заметив которые вы сразу скажете «нет»?

Когда человек не считывает социальные коды. Это может выражаться в разном — от пунктуальности до способности слышать клиента, от понимания необходимости сделать шаг назад до решения дать направление. У клиента всегда есть право последнего слова, которое, да, может идти вразрез с твоим художественным видением. Мы нанимаем людей для работы — очень важно оставаться профессионалом во всех смыслах.





Человек должен серьезно работать и гореть тем, чем он занимается. Он должен понимать, что это гораздо больше, чем фан. 


Рабочее место сотрудников

В офисе можно найти множество работ подопечных Lund Lund


Какие у вас могут быть причины для того, чтобы расстаться с подопечным?

Когда мы несчастны друг с другом. Например, когда у фотографа тихий период, он может начать обвинять в этом агента. С другой стороны, мы оставляем за собой право отказаться от работы с теми, кто нас подводит. Случается, что люди переезжают и меняют агентство из-за этого — бывает очень грустно, особенно когда ты работаешь с человеком много лет и практически создал ему карьеру.

Отказывали ли вы кому-нибудь, кто впоследствии состоялся и стал звездой? Жалеете ли вы в такие моменты?

Мы видимся с большим количество людей и каждый раз думаем дважды: было бы нам грустно увидеть этого человека в другом агентстве? Если нет, то лучше настоять на своем.





Всегда ли вы ищите таланты или они сами вас находят?

Большинство просто приходят к нам сами. В день я получаю около десяти писем со всего мира с желанием присоединиться к нашему агентству. Это большой комплимент нашей работе.

Кстати, я заметила, что все ваши подопечные — шведы. Это географические особенности или стечение обстоятельств?

Да, все, но это не из-за наших правил — так получилось не специально. Мы работаем по всему миру. Скандинавский стиль до сих пор очень популярен за границей — с характерным светом, шероховатостью и минимализмом.

Париж, Милан, Нью-Йорк, теперь еще и Лондон. Вы не чувствуете себя оторванными от мирового контекста, базируясь в Стокгольме? Было бы очень логично открыться в Нью-Йорке, например.

Мода, как и все другие индустрии, стала более глобальной — в Швеции работает множество фотографов самых разных национальностей. С другой стороны, наши фотографы сами стали работать по всему миру. Шведский рынок сильно изменился: у нас потрясающие студии, продакшен-агентства, прекрасные кастинг-директора, локации для съемок и все остальное, что нужно для работы. Поэтому нам очень комфортно в Стокгольме, да и работы более чем достаточно.

Как насчет конкуренции?

Сейчас в этом бизнесе очень сильная конкуренция. Благодаря интернету рынок превратился в узкий круг знакомых имен.



  




У клиента всегда есть право последнего слова, которое, да, может идти вразрез с твоим художественным видением. 


Кухня, спроектированная студией Guise

Одна из переговорных комнат

— 3 —
Индустрия




Как вы считаете, фотографы и стилисты сильно влияют на дизайнеров?

Если честно, я не самый показательный эксперт в этой области, но если даже брать, к примеру, модные показы, то очевидно, что стилист максимально сильно вовлечен в процесс и влияет на дизайнера естественным образом. Ни для кого не секрет, что некоторые дизайнеры сотрудничают исключительно с определенными фотографами и стилистами — профессионально они растут вместе и развивают друг друга. В шведском Elle, к примеру, работает Лиса Линдгвистер, которая предпочитает работать только с несколькими фотографами. Таким образом она создает не только свой собственный стиль, но и стиль бренда, на который работает. Мне кажется, видеть четкую согласованность и понимать важность взаимной выгоды — очень хорошая черта.

Особенно сейчас, когда в индустрии большие деньги и скорость, с которой производятся съемки, становится все стремительнее.

По моему ощущению, раньше денег было больше. Бюджеты на рекламные проекты сократились — digital-революция действительно поменяла все. К примеру, мы почти перестали делать каталожные съемки, вместо этого в одной огромной студии мы совмещаем съемки одновременно с тремя-четырьмя фотографами. Время на саму съемку таким образом сокращается — к примеру, не нужно каждый раз ставить свет. После этого над съемками работает ретушер — профессия, которой вообще не существовало каких-то 10–15 лет назад.




А социальные медиа сильно изменили вашу работу?

У фотографов появилась возможность показать свои фотографии большому количеству людей из разных стран, а фидбек получать сразу же — в Instagram или Facebook. Здорово, что про агентство можно узнать благодаря социальным медиа, но я бы не сказала, что они революционным образом изменили нашу работу. Я рассматриваю это как неизбежное будущее.

Как мне кажется, сейчас еще все стали снимать видео. Каждый бренд хочет высказаться на тему фэшн-фильма. Вы много работаете с видео?

Создается ощущение, что именно этого хотят клиенты, особенно сейчас, когда интернет стал вездесущим. Тем не менее у нас было несколько обсуждений, когда заказчики воспринимали создание видео процессом самим собой разумеющимся и не хотели выделять дополнительный бюджет на видеосъемку.






Здорово, что про агентство можно узнать благодаря социальным медиа, но я бы не сказала, что они революционным образом изменили нашу работу. Я рассматриваю это как неизбежное будущее.


Одна из переговорных комнат

Офисная жизнь. Всего в агенстве работают 8 человек


Замечаете ли вы, что в то же время фотографы все больше возвращаются к пленке?

Я знаю фотографов, которые вернулись к пленке, но среди нашего агентства таких нет. Пленка занимает больше времени и денег, к тому же клиенты сейчас хотят видеть изображение немедленно. Многие с трудом понимают, что перед финальным результатом необходимо попробовать разные ракурсы, стили и свет. Я помню момент, когда мы перешли с пленки на цифру. Тогда сбылась мечта одного из наших важных клиентов — они хотели выбирать конечные фотографии прямо на площадке. Что примерно сегодня и происходит.

Еще один вопрос, который по-настоящему волнует меня, это выбор журналов. На рынке огромное количество журналов — от самых массовых до нишевых. Как вы подбираете те, с которыми работают ваши таланты?

Возможно, я старомодна, но я очень люблю бумажные издания. Несколько лет назад мне вообще казалось: снимать для онлайн-проектов недостойно, но сейчас все изменилось. Существуют прекрасные примеры онлайн-изданий, например Nowness, который очень мне нравится. Что касается работ для новых журналов, то каждый раз выбирать, с кем из них сотрудничать, а с кем нет, — сложно. Существует риск. Всегда хочется ассоциироваться с правильными людьми и быть в правильном контексте.





Не могу не спросить. Можете ли вы назвать ключевые тренды в фэшн-фотографии? Существует ли разница между тем, что было десять и пять лет назад?

Я вижу больше черно-белых работ и стиль 70-х. Но чего мне по-настоящему не хватает, так это легкости и юмора, которые были еще 10–15 лет назад.

Да я еще совершенно в восторге от вашего офиса — он потрясающий. Менялся ли он в течение этих лет?

В самом начале мы с сестрой покупали поддержанную мебель в секонд-хендах и старались сделать лучшее из того, что имели. Позже, когда возможностей стало больше, мы начали работать с двумя архитектурными бюро — в частности, с Томасом Эрикссоном и Guise, которые нам очень помогли.

Книжный шкаф был сделан по спецзаказу — он устроен так, что кажется будто немного спрятанным в стене, поэтому создается ощущение единой конструкции, а не разрозненных полок. В пару к нему — покрытый снимками Эдварда Мейбриджа зеркальный шкаф, который висит в соседней комнате. Из других примечательных предметов интерьера — стол Bruno Mathsson, которому, кажется, лет 15, и классические кресла sjuan марки Arne Jacobsen. В нашем офисе также собраны различные произведения искусства — в основном фотографии и иллюстрации.






{"width":120,"columns":10,"padding":0,"line":40}