Если не брать в расчет робкие попытки американских суфражисток конца XIX века использовать накрашенные губы в качестве инструмента борьбы за права женщин, стоит признать: до определенного момента в общественном сознании губная помада служила самым точным антонимом феминизма. Ненакрашенная, неухоженная, с небритыми ногами и подмышками, все время срывается на громогласные интонации и поигрывает несуществующими бицепсами — так выглядела каноническая феминистка в представлении большинства. К началу 90-х, когда почти все политические, юридические и экономические битвы за права женщин в западном обществе были выиграны, обозначился новый пласт проблем, и главной среди них было по-прежнему возмутительно ханжеское отношение к женской сексуальности. Чтобы вести с обществом продуктивный диалог на эту тему, феминисткам пришлось заново изобретать себя. Так в начале 90-х возник «помадный феминизм».

У Вселенной отменное чувство юмора: невольной прародительницей жанра можно считать гражданскую жену Гитлера Еву Браун. По свидетельствам очевидцев, фюрер был ярым поборником естественный красоты и при виде женщины с яркой помадой немедленно впадал в ярость. Дамам, принятым в альпийской резиденции фюрера — Бергхофе, полагалось использовать минимум косметических средств, полностью отказаться от красной помады и ни при каких условиях не красить ногти. Женщины Третьего рейха беспрекословно следовали установленным правилам. Все, кроме одной: Гитлера буквально преследовали отпечатки накрашенных губ, которые Ева будто специально оставляла на бокалах, чашках и салфетках, несмотря на постоянные упреки с его стороны. Была ли это сознательная демонстративность или простое женское упрямство — остается только гадать. 


Адольф Гитлер и Ева Браун, 1945

Евой Браун для американских помадных феминисток 90-х стала только что записавшая альбом Erotica и выпустившая книгу Sex Мадонна. Платиновая блондинка с хищным прищуром и плотоядным, ярко накрашенным ртом, красноречиво заявляющая о своих эротических желаниях и не менее красноречиво декларирующая свою независимость и самостоятельность в выборе партнеров, — более доходчивый символ для движения за равноправие в сексуальной сфере придумать было сложно.

|

Чтобы вести с обществом продуктивный диалог, феминисткам пришлось заново изобретать себя. Так в начале 90-х возник «помадный феминизм».

|

Простой факт из области лингвистики: у слова «шлюха» в английском языке существует 220 синонимов. В отношении сексуально активных мужчин используется всего 20 аналогов. Такая несправедливость доходчиво иллюстрирует разницу в границах допустимого поведения мужчин и женщин. Помадный феминизм возник именно как реакция на подобное лицемерие, в том числе и со стороны самих феминисток: в период расцвета второй волны феминизма в 70-х годах косметика вдруг приобрела статус средства угнетения, с помощью которого мужчины держали женщин в своих крепких патриархальных объятиях. 

В пику феминисткам старой формации, отрицавшим любые проявления женственности, помадные феминистки считали, что женщины должны использовать гендерные отличия как неоспоримое преимущество и задействовать их как инструмент борьбы. По сути, они стали ретрансляторами идеи Мишеля Фуко о сексуальности как синониме и источнике власти. Как и власть, секс продается, так почему же не обменять его на власть? По мнению помадных феминисток,  стереотипное представление о «приличной и достойной женщине» подразумевает, что власть над женским телом принадлежит социуму и его коллективным нормам. Борясь с такой расстановкой сил, они призывали женщин ярко красить губы и активно использовать данный им от рождения эротический капитал*.


Бороться с конъюктурщиной помадным феминисткам пришлось и внутри самого движения женщин за свои права. Они призывали не превращать его в клуб по интересам или даже секту, а, наоборот, подключить к своему дискурсу секс-колумнисток, ведущих ток-шоу, поп-звезд и даже порноактрис. 

Сегодня помадный феминизм — глубоко интегрированный в поп-культуру (стоит вспомнить хотя бы последние выступления Бейонсе) и влиятельный социальный феномен, предлагающий убедительный ответ на вопрос, зачем нужна красота. Мужчинам, утверждают современные феминистки, до сих пор принадлежит подавляющее число общественных ресурсов, и никто добровольно от них не откажется. В своей борьбе женщинам необходимо пустить в ход все подручные средства: не только интеллект, хитрость, волю, знания, но также сексуальность и красоту. В таком контексте ярко накрашенные губы — это смертельное оружие. Ведь если вспомнить, даже Гитлеру не удалось противостоять силе красной помады.

* Эротический капитал — понятие, сформулированное в 2000-х американским социологом Кэтрин Хаким, которое описывает совокупность личностных характеристик, связанных с сексуальностью.

Дайдо Морияма, Kuchibiru, 2007

{"width":120,"columns":10,"padding":0,"line":40}