КРАСОТА• ИНДУСТРИЯ

Не оставляй меня,
любимый






Текст:
ТАТЬЯНА ЯКИМОВА

Легендарный французский бьюти-бренд Helena Rubinstein в ноябре заново запускает свой культовый флюид Force C. В связи с чем так и хочется спросить: а что еще можно вернуть?

Н

а моей памяти Force C стал первым громким (и ожидаемым) возвращением. Большинство других замечательных средств или целых линий, которые после масштабного запуска неожиданно почили в бозе, так там и остались. Кто из первых бьюти-редакторов российского глянца не помнит молодежную косметику по уходу iOd от Dior? В линейке была матирующая пудра, которая при нанесении мгновенно становилась жидкой. Это сейчас маленькие нишевые бренды гордятся такими трансформерами, а в начале нулевых ничего подобного, кроме средства Dior, мы не видели. Да и саму пудру через пару лет уже не видели: наверное, опередила время. А забавный макияж от Anna Sui с нежнейшими розовыми пуховками — где он? Или бьюти-линия Thierry Mugler, в которой насчитывалось как минимум три средства категории must-have: особенно хороша была ночная маска, остатки которой я выковыривала из металлической банки чуть не плача, потому что банка была последняя в России и, возможно, в мире. 

Ничто не вернулось, ничто. И на этом фоне возвращение оранжевой баночки Helena Rubinstein хочется рассматривать как зарождающийся тренд — на воскрешение легендарных продуктов. 





↑           Легендарное средство, которое недавно вернулось на витрины, напоминает нам, что все пропавшие продукты исчезают неслучайно: ученые работают над новыми формулами, а маркетологи — над уникальной подачей старой новинки   

Первая
ласточка







В

1995 году Force C от Helena Rubinstein было первым в мире средством по уходу с чистым витамином С. Тогда все сошлось: инновации, мощная рекламная кампания, яркое оформление, ошеломляющий эффект. Была создана целая линия, которую расхваливали все. Тем не менее в компании сочли возможным снять революционное средство с производства: в 2010 году подруги просили меня «найти оранжевые баночки», и я выпрашивала у бренд-менеджера компании остатки.


Однако возможности его практически безграничны. Поэтому продукт, ставший первой ласточкой, продержался на рынке несколько лет. Но с момента его появления и до выхода усовершенствованного Force С специалисты Helena Rubinstein не прекращали работу по изучению драгоценной молекулы аскорбинки и наконец выдали результат. Ученые создали термоактивную формулу: при нанесении флюид слегка разогревает кожу, что способствует более глубокому проникновению и активному взаимодействию всех ингредиентов. Была выбрана наилучшая концентрация витамина С — 10%, оптимально восстанавливающая объем и сияние кожи. Для старой новинки выбрали и объединили три типа витамина, которые освобождаются в коже постепенно, обеспечивая уход в течение дня. И добавили пару активных компонентов-проводников, обеспечивающих как максимально глубокое проникновение, так и правильное взаимодействие. В общем, возвращения стоило ждать. 

О восстановлении линейки речь пока не идет, и вообще, сегодняшний Force C — это инновация во всех отношениях: дополнительный продукт, «многократно усиливающий эффект всего ритуала красоты», который наносят после сыворотки и перед кремом. 




Почему сняли? Причина — недостаточное использование всех ошеломляющих возможностей витамина С. Известно, что это самый капризный витамин, который очень трудно извлечь и еще труднее стабилизировать





Вернись, я все
прощу!




«Ж

енщины просто фанатично привязываются к любимой косметике. И когда ее снимают с производства — ты чувствуешь себя так, словно у тебя отняли конечность», — под этими словами американского бьюти- и фэшн-эксперта Мишель Парк могут подписаться многие, включая меня. И половина моей редакции. Куда делся ролик для глаз Garnier c кофеином? А спрей для тела Clinique от угрей? А увеличивающий губы бальзам Victoria’s Secret? Двойной лайнер для век Bobbi Brown и тушь Maybelline Lush Stylist?


Свое первое возмущенное письмо по этому поводу я написала еще в 90-е одной компании, которая внезапно сняла с производства единственный крем, действительно матировавший мою склонную к жирности T-зону. Я написала и даже получила ответ из далекой Германии: «Нам важно ваше мнение, мы очень внимательно изучаем все обращения покупателей, постоянно отслеживаем товарные потоки по мировым продажам и учитываем рентабельность производства» и т. д. и т. п. Сплошная вода. 

«Ха, да они там с цинком переборщили, — заключил мой продвинутый племянник. — Вот их и заставили прикрыть лавочку». Но есть в этом коммерческом триллере и оптимистичные примеры.


Настоящий
экшен


К

огда в 1994 году Шанель выпустила кроваво-красный лак Vamp — это был настоящий хит. Потрясающий цвет посередине между классической вишней и капризным черным, вызывающий и в то же время в духе Chanel. Ума Турман носила его в «Криминальном чтиве», а Мадонна — в видео Take a Bow. Несомненно, это был лучший лак 90-х. 







Чем руководствовалась компания, когда всего год спустя этот товар убрали с прилавков магазинов, — непонятно. Разгневанные поклонники вопили и отказывались принимать объяснения в духе «это был лимитированный продукт весенней коллекции». В 2003 году Vamp выпустили снова, но со значительными купюрами. Вместо цвета черной крови — насыщенный бургунди плюс легкий перламутровый эффект. Красивый, очень красивый лак. И такой долгожданный! Но не Vamp. 







Известна крылатая фраза топ-менеджера Chanel Джуди Биаселли: «Получай я пенни с каждого, кто хотел Vamp, — стала бы богатой. Эти лаки буквально вылетали из магазинов! За 11 лет с Chanel я не видела ничего подобного»





↑           Среди средств, снятых с производства, есть и неспокойные призраки: так, культовый лак Chanel ведет себя подобно Кентервильскому привидению, то пропадая, то напоминая о себе сезонной коллекцией и новой вариацией оттенка

На полпути
к народу


E

сли кто-то снимет что-то с продажи — что с него возьмешь? Оказывается, возьмешь, даже сами отдадут. Например, на сайте smashbox.com есть опция Final Call (правда, только members exclusive) — последний шанс купить любимые экземпляры, которые снимают с продаж. 

В Chanel, MAC и Estée Lauder есть программы, посвященные возможному возрождению старых продуктов. Одна из самых известных — Gone But Not Forgotten (http://www.elcompanies.com/Pages/Gone-But-Not-Forgotten.aspx) Estée Lauder: благодаря ей еще с 2000 года страждущие души получают помощь в приобретении продуктов «из прошлого» Clinique, MAC, Bobbi Brown и некоторых других брендов. По словам Линды Комптон, исполнительного директора департамента потребителей, связь с покупателями помогает понять наличие спроса на ушедшие продукты. 






↑           Как известно, в мире нет ничего одинакового. Поэтому совсем неудивительно, что девушки продолжают искать замену тому самому, идеальному оттенку помады, однажды снятому с производства

Решение MAC о возвращении оттенков тоже теперь опирается на мнение клиента. Бренд провел онлайн-опросы, где болельщики голосуют, какие продукты должны вернуться. Программа MAC By Request обеспечивает взаимную связь, благодаря ей, например, к нам вернулась потрясающая розовая помада Candy Yum Yum. Все крупные компании проверяют «Твиттер» и отслеживают продажи, чтобы увидеть, какие продукты, возможно, должны быть вновь выпущены. И не только крупные.

Дебора Липпман, знаменитая маникюрша и основатель Debora Lippman, утверждает, что именно клиенты помогают ей решить, какие лимитированные лаки снова запустить или вообще не убирать: «С помощью социальных медиа мы можем услышать, что именно потребители хотят вернуть». А в феврале праздновали победу фанатики «солевого» стайлинг-спрея Beach Blond Ocean Waves от John Frieda, который сняли с производства в 2007 году, несмотря на культовый статус и отличные продажи. За прошедшие годы поклонники средства написали множество петиций и буквально замучили компанию своими возмущениями в социальных сетях. Allure предложил забыть спрей и взять аналогичный от Marc Antony. Результат? Джон Фрида прислушался и вернул спрей — с усовершенствованной формулой, в более современном флаконе и с новым именем John Frieda Beach Blonde Sea Waves Salt Spray (новая формула, наверное, подчеркнет разницу между океаническими и морскими волнами). А раньше его можно было купить только на блошиных рынках онлайн. Кстати, их много, они растут как грибы после дождя, но по-настоящему хороши считаные единицы.


«Мы поняли, что имеем возможность не только удовлетворять нужды потребителей, предоставляя им доступ к этим продуктам, но и использовать наши избыточные запасы» 






↑           Потеряв что-либо из собственной косметички, мы тоскуем по этому не из сентиментальной ностальгии: всем известно, как тяжело порой найти подходящую формулу и состав

Хранитель
времени


Д

эннин Вулстрам держит вторичный рынок перепродажи пока еще здравствующих, но официально «отправленных на пенсию» чьих-то личных бьюти-бестселлеров. Миссис Вулстрам — парикмахер и владелица салона в Буффало, Нью-Йорк. 40-летний профессиональный опыт привел ее к созданию сайта discontinuedbeauty.com, где можно найти последние бьюти-экземпляры, которые вот-вот уйдут с рынка или уже ушли. Сотни продуктов от гигантов Clinique, Aveda, L’Oréal и т. д. до малоизвестных Orofluido или Dicesare собраны в одном месте. 





«Сначала я пристраивала продукты из своего салона, дабы ликвидировать залежавшиеся флаконы, — рассказывает Дэннин. — А потом решила привлечь внимание людей к бьюти-товарам, которые собирались снимать с производства. Через несколько лет полноценно занялась этим бизнесом, у меня небольшой коллектив и 6000 кв. м складских помещений. Как правило, я работаю с салонами и магазинами, которые собираются закрыться, плюс нахожу дистрибьюторов, покупаю товары у них и продаю онлайн. Еще вкладываю деньги в маленькие компании, которые больше не производят товары, потому что их лейбл купила другая, более масштабная компания. Например, Procter & Gamble купил Sebastian, и многие продукты сняли с продажи, но вы можете найти их у меня примерно за $10–30. Хотя некоторые раритеты мы продаем за сотни! Так, Extreme PPT Concentrate от Redken клиент из Японии приобрел за $500. А парфюм Graham Webb Bodacious выставлен за $300. Большинство продуктов новые, но есть и частично использованные — людям это не важно, они все равно продолжают покупать любимую косметику. 

Деннинг постоянно отслеживает спрос и предложение на eBay и очень гордится, что ее считают лидером по продаже бьюти-средств: «Они даже упоминают, что лучше этот продукт приобрести у нас». Быстрый просмотр через eBay показывает: тушь Maybelline чаще всего можно найти за $400, а некоторые оттенки помады L’Oréal — за $399. Для Вулстрам речь идет о культовых продуктах: «Люди хотят это получить — и покупают». Но ведь в обозримом будущем этим небольшим запасам тоже придет конец. И что тогда делать?






↑            Дело часто переходит границы разумного, когда речь идет о парфюмах. Охотиться за любимым запахом можно годами, а найдя его — отдать любую сумму

Рожденные
заново




Н

а сайте threecustom.com, офис которого расположен в Провинстауне, штат Массачусетс, можно заказать тот самый оттенок помады, тона или румян, который вы когда-то полюбили на всю жизнь и потеряли навсегда. Их опция Custom Blending — Perfect Personized Color, то есть буквально смешивание средства по индивидуальному заказу клиента, просто греет душу! 





При этом сервис довольно гибкий и декларирует действительно индивидуальный подход: «Все формулы будут сохранены в персональных файлах, чтобы облегчить повторный заказ. Время производства — две-три недели, срок доставки — от двух до семи дней. Торопитесь? Все обсуждается»

За 15 лет работы парни воскресили больше десяти тысяч оттенков декоративной косметики, безвременно почивших, начиная с 30-х годов! У Three Custom Color Specialists множество звездных клиентов, включая Анджелину Джоли — для нее бренд восстановил оттенок снятой с производства бежевой помады Guerlain. И ведь это невероятный труд, отдача от которого наверняка ощущается гораздо сильней, чем от изобретения любой прекрасно новинки! Вернуть любовь из прошлого иногда важнее, чем получить оттенок «только для вас» или придумать его под вечернее платье. Но самое прекрасное, когда есть выбор. И за это стоит бороться.


«Хватит искать что-то похожее на то, что вы любили и утратили, — призывают создатели бренда Скотт Катто и Чад Хайдук. — Мы готовы вернуть вам снятые с производства текстуры и оттенки для губ, щек, глаз и лица или помочь создать собственный образ с нуля»




{"width":120,"columns":10,"padding":0,"line":40}