Да простят меня лауреатки «Оскара-2016» — двадцатишестилетняя Бри Ларсон
и Алисия Викандер годом старше, — но на красной ковровой дорожке они
не выглядели моложе и свежее, чем красавицы в возрасте «сорок плюс-минус»: Рэйчел Макадамс, Риз Уизерспун, Шарлиз Терон etc.
Сорок — новые 25? Да. Но какой ценой?!


За пятнадцать лет работы в глянце я, кажется, должна была четко уяснить: если хочешь выглядеть в сорок шесть как Дженнифер Лопес, а в пятьдесят один потягаться в гладкости кожи с Сандрой Буллок, начни хорошенько высыпаться, пить воду галлонами, а для дополнительного увлажнения используй органический крем. Хотя вот еще кое-что очень важное: «Главное — красота, идущая изнутри». Именно этим объясняют свою неувядающую красоту снаружи голливудские звезды, певицы и топ-модели, с которыми мне регулярно приходится общаться
по долгу службы. Но не могут они столько спать со своим безумным графиком съемок и перелетов! Да и чеком на благотворительность пигментное пятно
не прикрыть. По-настоящему откровенны со мной были, пожалуй, лишь дизайнер Том Форд, пальцем указавший, куда колет ботокс, а куда гиалуронку, и модель Адриана Лима, сдавшая не моргнув глазом мне своего нью-йоркского дерматолога (перенимайте эстафету: доктор Дэвид Колберт, создатель клиники New York Dermatology Group). 
В общем, подключив собственные представления о старении человеческого организма, собрав кое-какие агентурные данные и пообщавшись
с уважаемыми косметологами, я составила свод из пяти правил, которые на самом деле соблюдают звезды, чтобы в сорок выглядеть на тридцать, а в пятьдесят —
на тридцать пять. И выяснила, во что все-таки обходится их «органический крем».


1.


Они не дожидаются появления морщин и превращают
уход за кожей в отлаженную систему.



Если вы думаете, что звездная процедура номер один — это Photoshop, мне придется вас расстроить. Как-то раз я двадцать минут просидела лицом к лицу
с Дженнифер Лопес, и пока певица увлеченно рассказывала мне про свои духи, внимательно рассмотрела ее кожу. Она была точно такой же, как на журнальных обложках...


В эпоху HD-камер на стробинг и контуринг полагаются лишь неопытные старлетки: зрительскому глазу сегодня даже напрягаться не надо, чтобы разглядеть гусиную лапку или расширенную пору. Предотвратить катастрофу может только систематический грамотный уход, а это забег на длинную дистанцию. И стартовать лучше как можно скорее. 
«В косметологии началась новая эра: сегодня мы буквально выращиваем своих пациентов, ­ — рассказывает Екатерина Вайнбаум, врач-косметолог клиники Rhana, в дверях которой
можно столкнуться с вечно цветущей актрисой Ольгой Кабо и с неунывающим телеведущим Андреем Малаховым. — Сначала они приходят избавляться
от прыщиков, а затем подключают профилактику появления носогубных складок. В молодости очень важно начать «стелить соломку». Когда лицо скукожилось
и появились брыли, времени и денег на восстановление уходит гораздо больше».

«Если жить в идеальных условиях — не испытывать ни внешних, ни внутренних стрессов, дышать свежим воздухом и есть чистейшую еду, — активно стареть
кожа начнет только в постклимактерическом периоде, — добавляет Татьяна
Аль Сабунчи, врач-косметолог клиники «Время красоты», полюбившейся балерине Екатерине Лиепе, теннисистке Анастасии Мыскиной, главному редактору Interview Russia Алене Долецкой и онкопсихологу Марии Конте. —
В реальном мире, в котором, кстати, и голливудские суперзвезды живут, старение начинается в двадцать пять лет. К счастью, проверенные методики, способные «заморозить» красоту на ближайшее десятилетие, уже существуют, и звезды знают об этом как никто другой. Все, что от них требуется, — соблюдать режим.
Стихийными набегами в клинику не обойтись».

Много лет назад в США вышло в свет исследование, доказывающее, что пациенты эстетических клиник меньше болеют и дольше живут. 


Меня это не удивляет, — говорит врач-косметолог Андрей Аленичев. — Потому что именно благодаря зоркому глазу косметолога наши пациенты наконец доходят и до других врачей: гинеколога, эндокринолога и гастроэнтеролога, сдают анализы, делают УЗИ и прочие обследования.


Поэтому когда врач-косметолог осмеливается составить вам программу на год,
не пытайтесь уличить его в попытке облегчить ваш карман, а для начала прислушайтесь. Конечно, все зависит от возраста и типа кожи, но если старение уже налицо и вы решительно настроены выйти на тропу войны (или на красную дорожку), доктор предложит примерно такую схему. Один раз в неделю —
визит к эстетисту, лелеющему кожу массажами, масками, скрабами, чистками
и микротоками (здесь цена может колебаться от 6000 до 20 000 руб.).
Раз в месяц — «техосмотр» у врача, который возьмет на себя основные заботы, требующие медицинского образования. Базовой процедурой для поддержания молодости считается биоревитализация — уколы, доставляющие в кожу гиалуроновую кислоту, витамины и микроэлементы. Курс — четыре процедуры
с периодичностью раз в две недели — проводится каждые полгода (в среднем
15 000 руб. за один сеанс). Раз в полгода, в зависимости от показаний, врач подбирает пилинги или аппаратный уход: в дело пойдут подтягивающие кожу радиочастоты (от 5000 руб. за область вокруг глаз) или лазер, который выровняет поверхность и запустит выработку коллагена и эластина (от 15 000 руб.). Примерно один раз в год ваш Пигмалион будет вводить в нужные зоны филлер, чтобы не допустить опущения тканей (от 12 000 руб.) и, если потребуется,
дважды в год — ботокс, который, впрочем, иногда не требуется даже в пятьдесят (от 15 000 руб). Заложите в бюджет и то, что хотя бы раз в двенадцать месяцев вам потребуется уничтожить лопнувший сосуд или привезенное с Мальдив пигментное пятно, что также возьмет на себя прогрессивная аппаратура
(от 2500 руб.). А к радикальным методам вроде установки нитей вы будете прибегать не чаще, чем раз в три года (от 30 000 руб. за одну зону).


2.

Они не любят тратить время на реабилитацию.



Мало кто из публичных персон может позволить себе просидеть неделю
дома с отекшим шелушащимся лицом, поэтому методики с минимальным восстановительным периодом всегда в их поле зрения. Так, вместо одной
лазерной шлифовки Fraxel (около 30 000 руб.) они выкраивают время на три: 
от Clear + Brilliant (примерно 15 000 руб.), Fotona (от 40 000 руб.) или Halo — этот единственный в мире гибридный фракционный лазер в Москве можно найти пока только в клинике «Время красоты» (от 15 000 руб.). А биоревитализацию, оставляющую на лице папулы — пупырышки, рассасывающиеся в течение двух-трех дней, нередко заменяют мезотерапией или чередуют с лифтингом плазмой
(от 35 000 руб.): после их грамотного введения уже через пару часов можно смело выдвигаться в свет.

Отдельным пунктом, конечно, идут процедуры с эффектом Золушки вроде кислородной терапии с гиалуроновой кислотой от Intraceuticals (к слову, обожаемой Мадонной и Евой Лонгорией — около 10 000 руб.) и аппаратные массажи, не оставляющие следов. Достойная новинка — вакуумно-механический LPG для лица, получивший не одну международную награду, — недавно появилась в клинике Kraftway, куда ходят телеведущая Екатерина Гринчевская и дизайнер Алена Ахмадуллина. После курса из шести процедур девушки отмечают улучшение тонуса мышц и тургора кожи (4900 руб. за сеанс). 





3.


 Они не меняют косметологов как перчатки.


«Я не видел ни одной пациентки, которая бы выглядела гармонично, перебегая
от одного врача к другому, — признается Андрей Аленичев, врач-косметолог, директор Клинического института эстетической медицины, среди пациентов которого значатся хорошеющие день ото дня актриса Рената Литвинова, певица Валерия и половина представительниц московского света. — Не имея четкого представления о том, что сделали его предшественники, доктор нередко стремится продемонстрировать себя на старте как можно ярче и сразу сделать все
по максимуму, чтобы пациентка вышла из его кабинета с «вау-эффектом». Особенно часто этим грешат наши гастролирующие западные коллеги. Приезжая в столицу раз в полгода и не имея возможности проводить процедуры курсом,
они перебарщивают с количеством вводимого препарата, отчего лицо выглядит неестественно. А ведь для актрисы это главный рабочий инструмент. Чтобы зритель смог отличить на нем радость от страдания, мы должны иметь возможность работать над омоложением шаг за шагом». 
Андрей Юрьевич признается: работать со звездами сложно, но интересно: «Они настолько хорошо знают свои ракурсы, что после введения филлера берут второе зеркало и рассматривают лицо со всех углов, параллельно разговаривая, хмурясь и смеясь, советуя, где бы еще добавить». Иногда доктор соглашается, ведь то, что незаметно в обычной жизни, на экране может броситься в глаза. А иногда говорит решительное «стоп». Особенно перед важным мероприятием, когда звезда
вся на нервах и, радуясь эффекту, никак не может остановиться. 






4.

Они ходят в хорошо оснащенную клинику
и не полагаются лишь на косметолога.




«Есть звезды, глядя на которых понимаешь, что все их проблемы решались посредством скромного арсенала средств, — объясняет Екатерина Вайнбаум. — Взять, к примеру, актрису Линдси Лохан: ее косметолог, кажется, сделал ставку лишь на инъекции гиалуроновой кислоты, отчего лицо получилось раздутым и карикатурным. В частных кабинетах популярных специалистов вы редко увидите что-то кроме холодильника с препаратами для уколов и в лучшем случае лазера,
а с таким набором по-настоящему хорошего эффекта не достичь. Доктор должен рекомендовать то, что нужно пациенту, а не то, что имеется в его распоряжении. Поэтому разумнее всего ходить в клинику, где вас не держат в одном кабинете. Ведь косметолог — это лишь часть команды, ответственной за преображение».

Много лет назад в США вышло исследование, доказывающее, что пациенты эстетических клиник меньше болеют и дольше живут. «Меня это не удивляет,
— говорит Андрей Аленичев. — Потому что именно благодаря зоркому глазу косметолога наши пациенты наконец доходят и до других врачей: гинеколога, эндокринолога и гастроэнтеролога, сдают анализы, делают УЗИ и прочие обследования». И выясняют, что резко углубившиеся морщины вокруг глаз спровоцированы повышением сахара в крови или сбоем гормонального фона,
в акне и сером цвете лица виноват поликистоз яичников, а в отечности и выпадении волос — проблемы с щитовидной железой. И вот тут уже сами врачи вспоминают пышущую здоровьем и красотой Джей Ло и называют ее идеальным примером работы целой команды высококлассных специалистов.





5.

Они готовы платить за красоту. 




Расходы на косметолога, конечно, не вопрос жизни и смерти, но именно они позволяют простым и не совсем простым смертным выглядеть на все сто
после бессонной ночи накануне судьбоносной церемонии или после собеседования на должность мечты. Именно они убирают с лица лишние слои макияжа и стимулируют выработку гормонов счастья: довольные своим отражением в зеркале, мы сворачиваем горы, просто повернув голову в нужном ракурсе.

Нехитрая арифметика (а я брала за основу средние цены ведущих столичных клиник) показывает, что в год за оскаровскую красоту нам нужно выкладывать
от 300 000 рублей. Да, сильно. Но в качестве утешения напомню, что жительницам Манхэттена и Беверли-Хиллз приходится куда хуже. Так, старые добрые микротоки у нью-йоркского дерматолога Джоанны Варгас, к которой заглядывают Джулианна Мур, Рейчел Вайс и Наоми Уоттс, стоят четыреста долларов за сеанс. А доктор Гарольд Лансер из Беверли-Хиллз просит две тысячи зеленых только лишь за ежемесячные консультации, не включающие вообще никаких процедур. Но если и это не слишком вдохновляет, прислушайтесь
к совету Андрея Аленичева: «Лучше прийти к косметологу раз в два месяца,
чем не прийти совсем. Хороший врач всегда найдет правильное решение, исходя из вашего бюджета».

Сколько стоит

ГОДОВОЙ АБОНЕМЕНТ


Эстетист:



Биоревитализация:



Аппараты:





Филлер:


Ботокс:


Процедуры
с моментальным эффектом:






в среднем 13 000 руб.
х 52 недели = 676 000 руб.


8 процедур в год 
х 15 000 руб. = 120 000 руб.


15 000 руб.
х 2 процедуры = 30 000 руб.
40 000 руб.
х 2 процедуры = 80 000 руб.


12 000 руб.


15 000 руб.
х 2 процедуры = 30 000 руб.



10 000 руб.

х 12 месяцев = 120 000 руб.



Итого:

1 068 000 руб.

{"width":120,"columns":10,"padding":0,"line":40}