Выступление Джулии Камминг и группы Sunflower Bean. Нью-Йорк, июнь 2015. Фото: Getty.

            окинувший буквально на днях кресло артистического директора
            Saint Laurent Эди Слиман войдет в историю новейшей моды по двум
            причинам (кроме знаменитых мужских смокингов Dior). Во-первых,
его навсегда запомнят как человека, заставившего людей сходить с ума
по клетчатым рубашкам и «бабушкиным» кардиганам стоимостью под тысячу долларов. А во-вторых, он был одним из тех, кому удалось создать вокруг подведомственного ему бренда полноценное комьюнити, или «племя», как назвал это явление журналист Анджело Флаккавенто. Слиман с маниакальным тщанием выбирал моделей для показов и героев рекламных кампаний Saint Laurent: андрогинных, болезненно худых, как он сам, воплощающих собой микс
лос-анджелесского расслабленного шика и парижского Левого берега. Глядя
на эту армию рахитичных, но классно выглядящих молодых людей в конце каждого шоу, было очевидно: здесь нет случайных пассажиров. Некоторых
из них Слиман выделял особенно: это его музы, пиетета которым уделялось
чуть больше. Одной из таких была Джулия Камминг.

П

Крупные черты лица, короткостриженные платиновые волосы, фигура без ярко выраженных вторичных половых признаков — сразу и не поймешь, девушка
перед тобой или парень. Джулия, коренная нью-йоркская девчонка, сейчас живущая в Бруклине, в детстве, как многие ее сверстники, мечтала играть
в рок-банде. Только в отличие от большинства других, ей удалось претворить свою мечту в жизнь: двадцатилетняя девушка-басист и вокалистка не где-нибудь,
а в подающей надежды группе Sunflower Bean. Благодаря которой, кстати, Джулия и познакомилась с Эди Слиманом — кастинг-директор Saint Laurent
как-то увидел видео ее выступления в сети, после чего пригласил участвовать
в показе. Дебют Камминг случился на шоу Saint Laurent осень-зима 2014/2015
и оказался таким удачным, что Слиман уже на следующий сезон решил предложить ей стать «лицом» рекламной кампании Дома.

Сложно отделаться от мысли, что у Эди Слимана словно существовала кармическая связь с Ивом
Сен-Лораном, ведь назначенная его музой Джулия Камминг – практически вылитая Бетти Катру,
одна из любимиц великого кутюрье.

Все-таки, сколько бы fashion-критики ни прыскали ядом в сторону Эди Слимана, сложно отделаться от мысли, что у него словно существовала какая-то кармическая связь с великим Ивом Сен-Лораном. Как иначе объяснить,
к примеру, то, что назначенная музой лос-анджелесского плохого мальчика Джулия Камминг — практически вылитая Бетти Катру, бывшая моделью,
близким другом и одной из «любимых девочек» Сен-Лорана? Они познакомились
в известном парижском гей-клубе, когда кутюрье только открыл собственное ателье. Сен-Лоран называл высокую, худощавую, с чуть маскулинными чертами лица Катру своим двойником в женском обличье. Он обожал ее манеру одеваться и говорил, что никто из девушек не умел носить смокинг так, как она. Бетти Катру стала для Сен-Лорана воплощением женщины, для которой он создавал свои коллекции: сильной, эмансипированной, идеальной героини эпохи сексуальной революции и раскрепощения.


Saint Laurent FW 15 men, весна-лето 2015 и 2016

Инстаграм: @juliacumming

Сегодня, когда мы переживаем революцию другую характера, Джулия Камминг тоже выглядит вполне как современная «Свобода, ведущая народ». Только наше время — про свободу выбора. Причем чего угодно: от манеры одеваться, которая может противоречить общепринятым социокультурным нормам, до гендерной саморепрезентации. «Музыкальный мир жесток. Люди ожидают от тебя определенного сценического образа, но при этом, если ты интересуешься косметикой или модой чуть больше, чем нужно, к тебе как к музыканту начинают относиться с долей пренебрежения», — говорит Камминг и словно в качестве
акта протеста подписывает модельный контракт с агентством Premier Model Management. Причем в съемках ей даже не приходится играть чужую роль:
она и в жизни ровно такая, как на рекламных снимках Saint Laurent — расслабленная, всегда с чуть скучающим видом, готовая хоть сейчас схватить
бас-гитару и исполнить пару партий. Если бы Джулия могла себе позволить, носила бы коллекции бренда не снимая, хотя ее любимые наряды и так выглядят почти как их точные копии: винтажные блузки, ультрамини, чокеры на шее
и идеальная кожаная куртка-косуха. Живи Джулия Камминг в конце 1960-х,
ее легко можно было бы представить лицом Saint Laurent Rive Gauche — бутика, который кутюрье открыл для молодых прогрессивных парижанок. Даром что
в ее гардеробе найдется немало вещей, словно выловленных на винтажных рынках Марэ: замшевые мини-юбки, расшитые бисером жакеты и ярко-красный пиджак с объемными плечами — все в духе Rive Gauche. И вот еще что: группа Джулии называется Sunflower Bean, а одна из знаковых вещей, созданных
Сен-Лораном, — жакет 1988 года по мотивам «Подсолнухов» Ван Гога.
Забавное совпадение, не правда ли?

{"width":120,"columns":10,"padding":0,"line":40}