T

Dior Cruise 2017: охота на лис

Авторы:
Текст:

Саша Рожкова, Аня Власова
Настя Полетаева

В

чера в оксфордширском дворце Бленхейм прошло круизное шоу Dior. Место было выбрано не случайно: в 1954 году показ в этом дворце устраивал сам Кристиан Диор, а в 1958-м такой же визит нанес Ив Сен-Лоран, который тогда возглавлял французский модный Дом.



Эта коллекция стала третьей, над которой работали швейцарские дизайнеры Люси Мейер и Серж Руфье — оба раньше помогали Рафу Симонсу, а Серж даже успел застать Джона Гальяно на посту креативного директора марки. Но несмотря на неоспоримый опыт дуэта, и одежда,
и само шоу получились крайне неоднозначными. Как рассказали Мейер и Руфье Vogue.com,
их главная цель — создать женственные вещи для реальной жизни. При этом они должны помнить об историческом наследии Dior, о наработках Рафа Симонса и о медиа-выхлопе
от всех активностей бренда. Совместить несовместимое получилось не вполне: коллекция вышла неровной, с массой спорных образов — видно, что дизайнеры пока только пытаются нащупать золотую середину между всеми этими задачами. Хиты Симонса вроде лаковых пальто X-силуэта, коктейльных платьев с разноплановыми принтами и сложных чокеров дуэт переработал
на свой лад, иконические жакеты Bar обзавелись спортивными деталями и драпировками,
а нововведения вроде гобеленовых свитшотов со сценами охоты на лис и подчеркнуто коммерческой обуви на золотой подошве выглядят инородными. Еще более неоднозначной коллекция воспринимается в контексте самого мероприятия. Гостей привезли на пышно украшенном поезде Dior Express, территория дворца была оформлена кустарниками, которым придали силуэт модели из первой коллекции марки 1947 года, а в pop up пабе Lady Dior все приглашенные могли выпить пива.


Да, нельзя не заметить явных удач дизайнеров: объемные рукава буфф, оправданная многослойность, узкие шарфы-акценты (их точно будут сметать с прилавков).
Однако общая картинка, которую формирует мощное дизайнерское видение, пока
не складывается — слишком много дисгармоничных посылов. А о том, удалось ли Мейер
и Руфье добиться самого главного — любви покупателей, скоро расскажут продажи.

(2) Слева: портрет молодой женщины (возможно, семьи Хэмпден), фрагмент, ок. 1610 (4) Справа: этикетка на румынском спичечном коробке, 1986 (5) Справа: кувшин, керамика Пикассо, 1951 (6) Слева: Хорас Бристоль. Японский татуировщик выполняет рисунок на женской спине, Токио, 1946 (7) Справа: ваза Satsuma, ок. 1865 (8) Справа: Анри Матисс. «Primavera» (Spring), 1938 (9) Слева: Майкл Николсон. Лондонская квартира, снимок из Architectural Digest, март-апрель 1976 

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt"}