T

Жанна Ланвен с дочерью, начало XX века

Жанна Ланвен с дочерью,
начало XX века

Текст: НАСТЯ ПОЛЕТАЕВА

Текст: настя полетаева

1 января 1867 года родилась Жанна Ланвен. С тех пор прошло 150 лет, и раз уж «большое видится на расстоянии», то круглая дата — отличный повод, чтобы вспомнить, чем мы обязаны одной из величайших женщин французской моды. А это вопрос интересный: при неплохом положении дел Lanvin как марки имя основательницы бренда в 2016 году не вводит людей в такой же транс, как имена Коко Шанель, Кристиана Диора, Кристобаля Баленсиаги или Ива Сен-Лорана. Меж тем Ланвен выглядела бы в этом ряду более чем органично. Она делала простые лаконичные вещи с большой любовью к естественной красоте женского тела задолго до Céline, Lemaire и The Row. А еще она, не умея рисовать и не получив профильного образования, обладала безупречным вкусом. Как знать, были бы наши гардеробы такими, какие они есть, если бы больше века назад она не решилась открыть собственную мастерскую в самом дорогом районе Парижа.


1.

Жанна Ланвен начинала как модистка — в 1889 году она открыла маленький магазинчик шляп на рю Буасси-д'Англа, которая выходит на буржуазную Фобур-Сент-Оноре (тот же путь четыре года спустя проделает коллега Жанны Габриэль Шанель — ее бизнес тоже начнется со шляпного ателье). Довольно быстро Жанна превратилась в самого оборотистого дизайнера своего времени: она стала первой, кто выпускал по четыре женские коллекции в год и занимался детской, женской, интерьерной и парфюмерной линиями одновременно. Но шляпы Lanvin оставались визитной карточкой марки.

1 января 1867 года родилась Жанна Ланвен. С тех пор прошло 150 лет, и раз уж «большое видится на расстоянии», то круглая дата — отличный повод, чтобы вспомнить, чем мы обязаны одной из величайших женщин французской моды. А это вопрос интересный: при неплохом положении дел Lanvin как марки имя основательницы бренда в 2016 году не вводит людей в такой же транс, как имена Коко Шанель, Кристиана Диора, Кристобаля Баленсиаги или Ива Сен-Лорана. Меж тем Ланвен выглядела бы в этом ряду более чем органично. Она делала простые лаконичные вещи с большой любовью к естественной красоте женского тела задолго до Céline, Lemaire и The Row. А еще она, не умея рисовать и не получив профильного образования, обладала безупречным вкусом. Как знать, были бы наши гардеробы такими, какие они есть, если бы больше века назад она не решилась открыть собственную мастерскую в самом дорогом районе Парижа.


2.

На фото и Жанна, и ее дочь одеты в платья из будто лакированной ткани. Ланвен одной из первых начала использовать ламе — материал с металлизированными нитями. Вообще ткани были страстью Жанны. Она везла их отовсюду. Из путешествий возвращалась с чемоданами, забитыми экзотическими шелками и расшитой парчой. Некоторые образцы до сих пор хранятся в кабинете Жанны Ланвен. Он находится в доме номер 16 по улице Буасси-д'Англа, закрывается на тяжелую, как у банковского сейфа, металлическую дверь и до сих пор сохраняется в первозданном виде.


3.

Если бы не фанатичная любовь Жанны к дочери, Мари-Бланш Маргерит, никакого Lanvin не было бы. В свободное от работы над шляпами время начинающая модистка Ланвен сшила для Мари-Бланш несколько нарядов. Они так понравились ее клиенткам, что Жанна согласилась повторить для них вещи в нужном размере. Так появилась линия женской одежды Lanvin.

НАЖИМАЙТЕ НА ТОЧКИ, 
ЧТОБЫ УЗНАТЬ ПОДРОБНОСТИ


4.

Вторым этапом становления стало превращение Lanvin в марку для модных матерей и их детей. Снимок, на котором Жанна держит за руки Мари-Бланш, стал основой первого логотипа марки. Иллюстратор Поль Ириб превратил фотографию в графическое изображение, символ любви матери и дочери. Этот логотип с 1927 года украшает флакон ставшего иконическим аромата марки — Arpège. А еще по мотивам этой фотографии были созданы две куклы в платьях из золотистого ламе, которые украшали витрины Lanvin при жизни Жанны. Сейчас они хранятся в ее музее-кабинете на последнем этаже флагманского парижского бутика.

Шляпа Мари-Бланш Маргерит украшена объемными аппликациями в виде стилизованных маргариток. Marguerite и Margarita — Жанна постоянно обыгрывала тот факт, что название цветка и второе имя ее дочери — практически омофоны. Фотографически точные изображения маргариток превращались во флористические орнаменты, которые часто украшали вещи Lanvin (Жанна специально изучала ботанику, чтобы сходство было максимальным), и в аппликации на платьях и шляпах. Это фонетическое совпадение Ланвен обыграла и в постоянных кодах марки: голубые коробки Lanvin, в которые по сей день упаковывают покупки в магазинах марки, обязаны своим цветом голубым магариткам. И (отчасти) живописи Фра Анджелико, которую Жанна любила за чистые оттенки.

Вторым этапом становления стало превращение Lanvin в марку для модных матерей и их детей. Снимок, на котором Жанна держит за руки Мари-Бланш, стал основой первого логотипа марки. Иллюстратор Поль Ириб превратил фотографию в графическое изображение, символ любви матери и дочери. Этот логотип с 1927 года украшает флакон ставшего иконическим аромата марки — Arpège. А еще по мотивам этой фотографии были созданы две куклы в платьях из золотистого ламе, которые украшали витрины Lanvin при жизни Жанны. Сейчас они хранятся в ее музее-кабинете на последнем этаже флагманского парижского бутика.

Жанна Ланвен начинала как модистка — в 1889 году она открыла маленький магазинчик шляп на рю Буасси-д'Англа, которая выходит на буржуазную Фобур-Сент-Оноре (тот же путь четыре года спустя проделает коллега Жанны Габриэль Шанель — ее бизнес тоже начнется со шляпного ателье). Довольно быстро Жанна превратилась в самого оборотистого дизайнера своего времени: она стала первой, кто выпускал по четыре женские коллекции в год и занимался детской, женской, интерьерной и парфюмерной линиями одновременно. Но шляпы Lanvin оставались визитной карточкой марки.

Жанна Ланвен стала одним из ключевых дизайнеров XX века во многом благодаря своему пониманию силуэта. Она совсем не рисовала — эскизы коллекций художники делали по уже готовым вещам, — зато отлично чувствовала форму. Ее вещи, для того времени довольно простые, но удивительно гармоничные, отсылали к эпохе императрицы Евгении и королевы Виктории, но Жанна взяла из нее только отдельные элементы. Это направление получило название robe de style — пышная юбка + корсаж, который мог быть прямым: вещи Lanvin были гораздо более человеколюбивыми, чем «делающие талию» платья. Жанна смотрела на женскую фигуру очень современно и не пыталась вылепить из нее ничего, что противоречило бы природным пропорциям тела.


5.

Шляпа Мари-Бланш Маргерит украшена объемными аппликациями в виде стилизованных маргариток. Marguerite и Margarita — Жанна постоянно обыгрывала тот факт, что название цветка и второе имя ее дочери — практически омофоны. Фотографически точные изображения маргариток превращались во флористические орнаменты, которые часто украшали вещи Lanvin (Жанна специально изучала ботанику, чтобы сходство было максимальным), и в аппликации на платьях и шляпах. Это фонетическое совпадение Ланвен обыграла и в постоянных кодах марки: голубые коробки Lanvin, в которые по сей день упаковывают покупки в магазинах марки, обязаны своим цветом голубым магариткам. И (отчасти) живописи Фра Анджелико, которую Жанна любила за чистые оттенки.


6.

Жанна Ланвен стала одним из ключевых дизайнеров XX века во многом благодаря своему пониманию силуэта. Она совсем не рисовала — эскизы коллекций художники делали по уже готовым вещам, — зато отлично чувствовала форму. Ее вещи, для того времени довольно простые, но удивительно гармоничные, отсылали к эпохе императрицы Евгении и королевы Виктории, но Жанна взяла из нее только отдельные элементы. Это направление получило название robe de style — пышная юбка + корсаж, который мог быть прямым: вещи Lanvin были гораздо более человеколюбивыми, чем «делающие талию» платья. Жанна смотрела на женскую фигуру очень современно и не пыталась вылепить из нее ничего, что противоречило бы природным пропорциям тела.

На фото и Жанна, и ее дочь одеты в платья из будто лакированной ткани. Ланвен одной из первых начала использовать ламе — материал с металлизированными нитями. Вообще ткани были страстью Жанны. Она везла их отовсюду. Из путешествий возвращалась с чемоданами, забитыми экзотическими шелками и расшитой парчой. Некоторые образцы до сих пор хранятся в кабинете Жанны Ланвен. Он находится в доме номер 16 по улице Буасси-д'Англа, закрывается на тяжелую, как у банковского сейфа, металлическую дверь и до сих пор сохраняется в первозданном виде.

Если бы не фанатичная любовь Жанны к дочери, Мари-Бланш Маргерит, никакого Lanvin не было бы. В свободное от работы над шляпами время начинающая модистка Ланвен сшила для Мари-Бланш несколько нарядов. Они так понравились ее клиенткам, что Жанна согласилась повторить для них вещи в нужном размере. Так появилась линия женской одежды Lanvin.

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}