T

Скульптурный крой

.

В постоянной рубрике — пять уроков из истории искусства, открывающих новые способы прочтения модных тенденций.
На этот раз рассказываем, как подойти к непростому тренду
на скульптурные вещи, вооружившись органической
и сбалансированной эстетикой Матисса, иллюзорным минимализмом и другими способами.

Гастон Лашез
«Стоящая женщина»
1932

C

тоящая женщина, которую изобразил Лашез, —
его муза и жена, американка Изабель Нагле. У скульптуры неправдоподобные и даже утрированные части тела: объемная грудь, сильные руки, широкие
бедра и неестественно тонкая талия. Некоторые
критики сравнивают подобное изображение женщины с палеолитической Венерой. Для Лашеза такой образ был олицетворением женственности: его героини — сильные, спокойные и бесконечно могущественные — напоминали мифологических богинь. Расслабленная поза, пристальный взгляд и властная осанка «Стоящей женщины» наделяют ее царственной силой. И в этом смысл искусства для Лашеза — «прославление человеческого существа, его тела и духа, во всем его великолепии». Похоже, дизайнеры в этом сезоне задались той же целью: у Céline, Isabel Marant, Jil Sander, Savatore Ferragamo нашлись черные скульптурные платья и наряды, прочерчивающие женственный силуэт посередине поясом, придающим фигуре форму песочных часов. А сексуальные
материалы вроде черной кожи и винила, умноженные на гипертрофированный объем, наделяют их обладательниц, подобно лашезовской скульптуре, инфернальной силой.

(1)

Jil Sander

весна-лето 2016

(2)

Salvatore Ferragamo

весна-лето 2016

(3)

Céline

весна-лето 2016

Фрэнк Ллойд-Райт
«Окна из резиденции Эйвери Кунли. Риверсайд, Иллинойc» 

1912

Л

егендарный американский архитектор Фрэнк
Ллойд-Райт проектировал не просто дома,
а законченные произведения искусства, уделяя внимание не только форме здания, но и его содержанию: так, он создавал предметы мебели для своих построек, придумывал дизайн окон и витражей. Витражные стекла для одной
из построек резиденции семьи Кунли попали в архив
Нью-Йоркского музея современного искусства как отдельный арт-объект: базовые геометрические формы
и цвета, которые предпочел архитектор для детской комнаты, складывались в абстрактные образы, интуитивно понятные всем и благодаря этому стимулирующие воображение. Дизайнер Симон Порт Жакмю использовал приемы абстрактного искусства в этих же целях. Подобно архитектору, он переконструировал тело и силуэт на новый манер, придерживаясь при этом всем понятной цветовой палитры и простой геометрии и не обделяя вниманием детали вроде асимметричных бретелек на платье или простых узлов.

(1)

Jacquemus

весна-лето 2016

(2)

Jacquemus

весна-лето 2016

(3)

Jacquemus

весна-лето 2016

Анри Матисс «Метатель ножей»
из книги «Джазз»

1932

К

омпозиция Матисса напоминает фрагмент
из циркового номера: фигура цвета фуксии — метатель ножей — противопоставлена плавным очертаниям девушки-модели, ассистирующей на арене. Сочетание ярких цветов и пастели, плавных и динамичных форм, необычных паттернов отсылает к экстравагантным нарядам эстрадного закулисья. Всё это, в свою очередь, рифмуется
со стилистическими приемами или отдельными нарядами модных в этом сезоне вещей со скульптурными деталями
и формами. Нежные платья пастельных оттенков
с женственным силуэтом у Alexander McQueen идеально гармонируют с фактурными воланами, платья Lanvin
и сложносочиненные брюки Ashish идеально дополняет белая футболка простой формы.

(1)

Lanvin

весна-лето 2016

(2)

Ashish

весна-лето 2016

(3)

Alexander McQueen

весна-лето 2016


Яёи Кусама
«No. F» 
1959

Д

ля этой работы японская художница использовала простой белый холст, методично и скрупулезно заполнив его масляной краской и придав ему текстуру. Сложная и многогранная работа на первый взгляд напоминает минималистичную композицию Малевича «Белое на белом», однако обилие деталей и сложная фактура произведения развеивают эту иллюзию.
Такой стилистический прием использовали и дизайнеры в этом сезоне, упростив объемные и даже немного экстравагантные вещи со сложным паттерном простым белым цветом, как это сделали Jacquemus, Balenciaga, Simone Rocha и многие другие. Их примеры —  
отличный вариант для тех, кто хотел бы попробовать экспериментировать с объемными и скульптурными вещами и избежать излишеств. Ну а о том, что белый цвет — такой же хит сезона, как цветочный принт весной или викторианская готика осенью, вам наверняка уже не раз повторили все модные СМИ планеты. Доверьтесь им.

(1)

Simone Rocha

весна-лето 2016

(2)

Jacquemus

весна-лето 2016

(3)

Balenciaga

весна-лето 2016

Серджио Камарго
«Грань»
1962

Д

еревянная скульптура Серджио Камарго основана на эффекте оптической иллюзии: эстетичная поверхность скульптуры в сопоставлении с ее внутренним слоем открывает диалог между натуральным
и искусственным, необработанным и художественным, объемным и плоским, плавным и грубым. Те же идеи
и та же эстетика обнаружились и на подиумах в этом сезоне: Marques Almeida невольно продолжили этот диалог уже на уровне гендерных категорий, противопоставляя женственные воланы брутальным макияжу и прическам
и гипертрофированному объему. А Оливье Рустен обыграл идею формы и содержания на основе оптической иллюзии, как у скульптуры Камарго, заставив нежные вещи из замши казаться объемными и грубыми.

(1)

Marques Almeida

весна-лето 2016

(2)

Marques Almeida

весна-лето 2016

(3)

Balmain

весна-лето 2016

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt"}