Искусство в моде: чем вдохновлен самый романтичный тренд осенне-зимнего сезона


КУЛЬТУРА• ТЕНДЕНЦИИ

Текст: ИРИНА ШАРКАДИЙ
Фото: IMAXTREE

Викториана в моде — это в первую очередь игра ассоциаций, выводящая на поверхность цепочку всем давно знакомых образов: аристократичная бледность, томный взгляд, пышные юбки и кружевные блузы. В новой рубрике мы собрали арт-произведения, акцентирующие тесную взаимосвязь искусства и моды и позволяющие взглянуть на важный для сезона тренд под неожиданным углом.




Аристид Майоль,
«Река»
(1938)

Ф

ранцуз Аристид Майоль работал в середине XX века, когда на весь мир отгремело динамичное авангардное искусство, но он, в отличие от своих коллег, вдохновлялся работами прошлых веков, в частности Викторианской эпохой. Скульптура Майоля изображает женское тело в низшей точке падения, воспевает его застывшую красоту. Так же как и викторианские наряды, которые из-за обилия декоративных элементов и нефункциональных деталей «сковывают» движения, утягивают талию корсетами, вынуждают держаться прямо и невозмутимо, «Река» Майоля — это ода телесности, воспевание красоты человеческого тела вне пространства и времени. В осенне-зимнем сезоне откровенные наряды Алессандро Микеле и Сары Бёртон трактовали майолевскую телесность буквально, обнажая грудь и декольте моделей, а сложные бра и высокие воротники Сары Бёртон требовали от девушек идеальной осанки и сводили амплитуду лишних движений практически к нулю.



↑          Alexander McQueen F/W 15


Джон Эвретт Милле,
«Офелия»
(1851–1852)

Л

 юди из мира фэшн-индустрии не первый сезон обращаются за вдохновением к художникам-прерафаэлитам и Викторианской эпохе, каждый раз прочитывая ее по-своему. Так, «Офелия» Джона Эверетта Милле была воспроизведена в объективе Эллен фон Унверт, снявшей для итальянского Vogue в 2012-м году историю So Full of Dreams, где характер героини Милле и Шекспира прочитывался как образ нежной босоногой девушки, погруженной в мечтания. В текущем сезоне важнейшая картина Викторианской эпохи была интерпретирована дизайнерами более драматично. Начиная с бьюти-трендов: естественно сияющей «чистой» кожи моделей у Риккардо Тиши или мертвенно-бледных моделей Марка Джейкобса с потемневшими, словно от холодной воды, губами — и заканчивая подчеркнуто-викторианскими кружевными платьями на моделях Valentino, как будто сошедших с полотна Милле.




↑          Valentino F/W 15, Marc Jacobs F/W 15


Джейн Худлз,
Shorn out of Wedlock
(«Внебрачно выстриженный») (2012)

И

роничная и, пожалуй, даже смешная работа Джейн Худлз напоминает коконы из осенне-зимней коллекции Comme Des Garçons. По словам художницы, свадебный торт, выполненный из волос, привлекает внимание к трансформации женской роли в викторианском обществе — времени, когда семейное положение и статус женщины влияли на ее внешний вид вплоть до прически. Так, замужним девушкам той эпохи было непозволительно появление на публике с распущенными волосами. Спустя два века и художникам, и дизайнерам это предписание кажется смешным. Реи Кавакубо, вторя иронии Джейн Худлз, выпускает на подиум моделей со спутанными волосами, которые больше похожи на паутину или кружево, и облачает их в коконы-торты, словно подтверждая: сегодня ни Анна Винтур, ни парадигмы социальных отношений и норм не могут окончательно повлиять на облик женщины без ее желания.



↑          Comme des Garçons F/W 15


Кристофер Дрессер, орнаменты и паттерны 
(годы жизни: 1834–1904)

Ш

отландца Кристофера Дрессера считают одним из первых мировых промышленных дизайнеров. Однако кроме геометричных чайников и мебели, сильно опережавшей моду его родной Викторианской эпохи, Дрессер придумывал и узоры для текстиля. Образование ботаника и популярность растительных мотивов как в пейзажах прерафаэлитов, так и в повседневных предметах: витиеватом декоре подсвечников или зеркальных рам и цветочных паттернах на обивке кресел и диванов — стали отправной точкой его знаменитой коллекции рисунков для текстиля и бумаги. Повторяющиеся бутоны, изящные букеты и сложносочиненные композиции разнообразной флоры с работ Дрессера в этом сезоне реинкарнировались на подиумах больших любителей Викторианы — романтичной Симон Роша и брутального Риккардо Тиши.



↑          Givenchy F/W 15, Simone Rocha F/W 15


Уильям Талбот, «Кружево»
(1845)

К

ружево — один из важнейших символов Викторианской эпохи, а «Кружево» Тальбота — символ трансформации медиума в искусстве. Свой отпечаток Тальбот создал при помощи солнечного света и химически обработанного листа бумаги. Всего лишь лоскуток, который вдруг перестал быть объектом и стал смыслом, символом, изображением, протянув свой статус на два века позднее, олицетворяет теперь не самое себя, но целую эпоху в истории моды, фотографии, дизайна и литературы. Вдохновленные Викторианской эрой модельеры использовали кружево как деталь, задающую стиль всему показу. Yohji Yamamoto показал ажурные платья, достойные соблазнительных ведьм из поэм Джона Китса, а Сара Бёртон придумала, кажется, самый красивый кружевной топ в мире. 

↑         Yohji Yamamoto F/W 15, Alexander McQueen F/W 15, Altuzarra F/W 15

Что надеть: 

Платье Red Valentino, £995, 
redvalentino.com

Юбка Rochas, £2192, 
farfetch.com

Жакет Givenchy, £1582, 
farfetch.com

Блузка Gucci, £835, 
net-a-poter.com

Платье Vilshenko, £1575, 
avenue32.com

Блузка Giambattista Valli, £1662, 
farfetch.com

Платье Topshop, £68, 
topshop.com

Юбка No.21, £441,
matchesfashion.com

Блузка Dolce & Gabbana, £925, farfetch.com

Блузка Altuzarra, €1555,
montaignemarket.com

Блузка Rodarte, $2150, 
modaoperandi.com

Пальто Comme des Garçons, £3721, farfetch.com

Платье Alice + Olivia, £642, 
net-a-porter.com

Кейп Simone Rocha, £1305, 
net-a-porter.com

Платье Alexander McQueen, €2546, 
stylebop.com

Блузка Zimmermann, $795, zimmermannwear.com

{"width":120,"columns":10,"padding":0,"line":40}