T

Alicia Drake 

«The Beautiful Fall: Fashion, Genius and Glorious Excess in 1970s Paris»

 

Алисия Дрейк. «Красивое падение: мода, гений и блистательные излишества в Париже 1970-х».

Истории Карла Лагерфельда и Ива Сен-Лорана со слов их ближайшего окружения.

ля того чтобы написать эту книгу, журналистке Алисии Дрейк понадобилось пять с половиной лет. Ни Лагерфельд, ни Сен-Лоран так и не дали личных интервью Дрейк, но разрешили расспросить свое ближайшее окружение. Возможно, именно это и предопределило общую провокационность «The Beautiful Fall». Нарисованные со слов очевидцев и участников событий портреты Карла Лагерфельда, Ива Сен-Лорана и их друзей не просто изобилуют скандальными откровениями, а рисуют портрет эпохи и общества, где сексуальная свобода, постоянные тусовки, расточительство и наркотики были нормой.


В США и Великобритании книга вышла в 2006 году и практически сразу, спустя несколько месяцев, Карл Лагерфельд обратился в суд с требованием возместить моральный ущерб за вмешательство в личную жизнь. Тяжба окончилась тем, что во Франции в продажу поступило переработанное издание, однако на английском книга осталась неизменной. В свою очередь ни Ив Сен-Лоран (который на момент выхода книги был жив), ни его партнер Пьер Берже не препятствовали печати и распространению — хотя провокационных фактов о них в книге, само собой, немало.

Д

Для того чтобы написать эту книгу, журналистке Алисии Дрейк понадобилось пять с половиной лет. Ни Лагерфельд, ни Сен-Лоран так и не дали личных интервью Дрейк, но разрешили расспросить свое ближайшее окружение. Возможно, именно это и предопределило общую провокационность «The Beautiful Fall». Нарисованные со слов очевидцев и участников событий портреты Карла Лагерфельда, Ива Сен-Лорана и их друзей не просто изобилуют скандальными откровениями, а рисуют портрет эпохи и общества, где сексуальная свобода, постоянные тусовки, расточительство и наркотики были нормой.


В США и Великобритании книга вышла в 2006 году и практически сразу, спустя несколько месяцев, Карл Лагерфельд подал в суд с требованием возместить моральный ущерб за вмешательство в личную жизнь. Тяжба окончилась тем, что во Франции в продажу поступило переработанное издание, однако на английском книга осталась в неизменном виде. В свою очередь ни Ив Сен-Лоран (который на момент выхода книги был жив), ни его партнер Пьер Берже не препятствовали печати и распространению — хотя провокационных фактов о них в книге, само собой, немало.

Алисия Дрейк

Приезд в Париж


В 1953 году, завоевав третье место в Международном конкурсе секретариата шерсти, Ив впервые полетел в Париж — за наградой. Он поехал в сопровождении своей мамы, и у этой поездки было две цели: кроме премии Ив должен был встретиться с главным редактором французского Vogue Мишелем де Бруноф, влиятельным и имевшим обширные связи. Отец Ива без ведома сына организовал эту встречу, используя связи семьи: де Бруноф пообещал посмотреть эскизы Ива, чтобы помочь тому найти свой путь в моде или дизайне костюмов. К тому моменту Ив еще не сдал экзамены на степень бакалавра и не собирался этого делать (baccalauréat — французский аттестат зрелости, получаемый после специальных выпускных экзаменов в школе. — Прим. ред.). Эдмонда Шарль-Ру, работавшая в тот момент помощницей Мишеля де Бруноф, вспоминает своеобразного посетителя: «Он был очень высок, в огромных очках. Очень, очень, очень застенчивый. Не раскрывал рта; за него говорила его мать. А потом он вдруг взорвался, объясняя нам, почему он не желает оставаться в школе и почему не хочет сдавать baccalauréat, а предпочтет вместо этого сразу идти в моду. Чувствовалось, что в нем была воля. Он был застенчив, да, он не был робким или трусливым. В нем ощущалась сила характера».

Ив обладал уверенностью в себе с самого начала. Во время той же поездки в Париж, проходя вместе со своей матерью по авеню Монтень, он заглядывал в окна бутиков и дизайнерских домов, и это сияние роскоши увлекало его. Когда они подошли к дому под номером 30, Ив, посмотрев на освещенные окна Christian Dior (на тот момент это был самый большой парижский дом моды), повернулся к своей матери и сказал: «Maman, не пройдет много времени, прежде чем я буду тут работать».

1

2

Приезд Ива в Париж


В 1953 году, завоевав третье место на конкурсе, организованном Международным секретариатом шерсти, Ив впервые полетел в Париж — за наградой. Он поехал в сопровождении своей мамы, и у этой поездки было две цели: кроме премии Ив должен был встретиться с главным редактором французского Vogue Мишелем де Бруноф, очень влиятельным человеком. Отец Ива без ведома сына организовал эту встречу, используя связи семьи: де Бруноф пообещал посмотреть эскизы Ива, чтобы помочь тому найти свой путь в моде или дизайне костюмов. К тому моменту Ив еще не сдал экзамены на степень бакалавра и не собирался этого делать (baccalauréat — французский аттестат зрелости, получаемый после специальных выпускных экзаменов в школе. — Прим. ред.). Эдмонда Шарль-Ру, работавшая в тот момент помощницей Мишеля де Бруноф, вспоминает своеобразного посетителя: «Он был высокий, в огромных очках. Очень, очень, очень застенчивый. Не раскрывал рта; за него говорила его мать. А потом он вдруг взорвался, объясняя нам, почему он не желает оставаться в школе и почему не хочет сдавать baccalauréat, а предпочтет вместо этого сразу идти в моду. В нем чувствовалась воля. Он был застенчив, да, но не был робким или трусливым. Силу характера трудно было скрыть».

Ив с самого начала был уверен в себе. Во время той же поездки в Париж, проходя вместе со своей матерью по авеню Монтень, он заглядывал в окна бутиков и дизайнерских домов, и это сияние роскоши увлекало его. Когда они подошли к дому под номером 30, Ив, посмотрев на освещенные окна Christian Dior (на тот момент это был самый большой парижский дом моды), повернулся к своей матери и сказал: «Maman, пройдет немного времени, и я буду тут работать».

THE BEAUTIFUL FALL

THE BEAUTIFUL FALL

3

4

Первая работа Карла


Несмотря на различия в статусе между домами высокой моды, была у них одна общая черта — внутри каждого было много мелкой зависти и злобы. Главной мишенью всегда был новый мальчик из школы моды — и Карл Лагерфельд испытал это на себе. Много лет спустя он вспоминал: «Мой первый день в моде — в Balmain 1950-х. Это было ужасно! Я тогда подумал, что если это мода, то лучше вернуться назад и закончить среднюю школу. Сегодня никто не принял бы те условия работы и оплаты труда, на которые мы тогда соглашались. Иву и мне повезло, потому что у наших семей были деньги. Сейчас никто не поверил бы, какая унизительная атмосфера царила тогда в домах моды и какими подлыми могли быть люди. Сегодня это было бы просто незаконно».

THE BEAUTIFUL FALL

THE BEAUTIFUL FALL

5

6

После первого показа 

Ива Сен-Лорана для Dior


«Ив Сен-Лоран — новый enfant triste», — оповещал заголовок в L’Express на следующий день после показа Ива Сен-Лорана для Dior, называя Ива «печальным дитя» — образом, характерным для французской молодежи 1950-х годов. Под заголовком был размещен такой рассказ: «Три сотни человек и несколько телевизионных операторов бросились к Иву Сен-Лорану, который только вышел из кабинки моделей. И можно было подумать, что этот молодой человек, только что ставший известным, вот-вот умрет от удушья — таким хрупким он выглядел. Высокий, немного сутулый, с большими близорукими грустными пронзительно-голубыми глазами на добром и худом лице. Это было лицо хорошо воспитанного ребенка, которому, должно быть, часто приходилось говорить: «Нет, я клянусь, maman, я в самом деле не голоден».

THE BEAUTIFUL FALL

THE BEAUTIFUL FALL

7

Поиск талантов


Ив встретил Палому (Пикассо) на обеде у Шарлотты Айю в 1970 году и, ожидаемо, был очарован ее смелым стилем и семейной историей. В тот год она как раз начала делать украшения, и в октябре Фернандо (Санчес) попросил ее создать несколько ювелирных украшений для показа его ready-to-wear-коллекции. Она сделала их, и в ночь после дефиле столкнулась с Ивом в ресторане. Палома подошла и попросила у Ива совета о том, какую цену назначить за украшения: Фернандо предложил ей продавать изделия через него. «Я показала Иву драгоценности, и он мне сказал: "А почему бы тебе не приехать завтра к нам в дом?" Я пришла, но вместо того чтобы ответить на вопрос о цене, он предложил мне работу; сказал, что начнет продавать ювелирные изделия в своих магазинах». У Ива не было никаких мук совести по поводу того, что он «увел» Палому у Фернандо, который открыл ее талант. Он всегда публично признавал необходимость окружить себя нужными людьми, которые помогли бы реализовать его задумки; это было неотъемлемой частью гения Сен-Лорана.

8

THE BEAUTIFUL FALL

THE BEAUTIFUL FALL

9

10

Решение проблем


«Когда мне что-то не нравится, я говорю об этом Пьеру», — сказал однажды Ив. Кивок от Ива — и Пьер Берже брал трубку большого телефона кремового цвета и из своего блестящего черного офиса устраивал разнос любому. Журналисты L’Express, метрдотель в Maxim’s, который не посадил за нужный столик, — был ли в Париже в те годы хоть кто-то, кто не выслушивал хоть раз громкую обвинительную тираду от Пьера Берже? Хельмут Ньютон рассказывал, как однажды он сидел в кабинете главного редактора французского Vogue Франсин Крисент и вдруг раздался звонок из дома Saint Laurent. Это был Берже, который начал кричать на Франсин по поводу того, как Ньютон сфотографировал платье Saint Laurent в выпуске этого месяца французского Vogue. «Тогда я выхватил у Франсин телефон и сказал: "Слушай, Пьер, не говори мне, как снимать, а я не буду говорить вам, как делать платьица!" — вспоминал Хельмут. — Я был в ярости. Он был тяжелым клиентом, но он мне нравился. Он Скорпион, как и я; и я такой же старый ублюдок, как и он».

THE BEAUTIFUL FALL

THE BEAUTIFUL FALL

11

12

Гениальный имитатор


Однажды, когда итальянский дизайнер Джанфранко Ферре только собирался показать свою дебютную коллекцию для Christian Dior в Париже, Карл Лагерфельд с командой (которая включала Ральфа Толедано и Паскаля Бро) работали поздно ночью, сидя за круглым столом. Кто-то спросил Карла, как он думает, какую коллекцию покажет завтра Джанфранко. Карл взял три чистых листа бумаги и объяснил свои мысли, лихо рисуя коллекцию Dior от Ферре. Потом кто-то сказал: «А как насчет коллекции Sonia Rykiel, как она будет выглядеть?» И Карл нарисовал коллекцию Rykiel. Потом кто-то спросил о Ralph Lauren и так далее. Карл рисовал одну коллекцию за другой. И делал это все быстрее и быстрее.  Люди за столом не могли поверить в увиденное: Карл нарисовал около пятидесяти коллекций — и ни одна из них не была его собственной.

THE BEAUTIFUL FALL

THE BEAUTIFUL FALL

13

14

Самодисциплина и мультизадачность


Фантастический объем работы, который Карл выполнял каждый сезон, был результатом самодисциплины и всестороннего подхода к творческому процессу. С Карлом никогда не было истерик; не было бега по студии, скрежета зубов и рыданий «я не смогу это сделать». Он не бил себя в грудь, не совершал драматических театральных поступков — ничего, чтобы вызвать в собственном воображении благосклонность музы. Не бывало такого, чтобы месье Лагерфельд не мог говорить, «потому что он на примерке». Напротив, Карла можно можно было застать одновременно за разговором с журналистом, подгонкой платья, сочинением пресс-релиза в стихах и ведением переговоров. Месье Лагерфельд проповедовал мультизадачность еще до появления этого слова.

THE BEAUTIFUL FALL

THE BEAUTIFUL FALL

17

18

Под контролем


«Количество потребляемых Ивом и Бетти наркотиков было сильно преувеличено ими самими. Они воображали, что принимают серьезные объемы, но по сравнению с теми, кого я знал, это было совсем чуть-чуть. Я помню, однажды ночью в Марракеше они приняли немного, но говорили только об этом еще четыре дня», — вспоминает Франсуа Катру. По его словам, у Ива не было финансовой возможности серьезно пристраститься: «Все очень просто. У Ива не было денег, он был полностью подконтролен Пьеру. Если бы он захотел принять что-то, ему понадобилось бы, скажем, пять тысяч франков на одну ночь. После трех таких ночей Пьер увидел бы эти траты в чековых книжках. Так что зависимость была просто невозможной».



THE BEAUTIFUL FALL

THE BEAUTIFUL FALL

19

Попасть в историю


По словам Кристофа Жирара, работавшего в Saint Laurent бок о бок с Берже с 1977 по 1997 год, «реальная стратегия Берже с 1980-х годов — обеспечить Иву Сен-Лорану место в музее. Это была стратегия, которую он принял единолично. Именно у Берже возникла идея об организации ретроспективы: он предложил это Вриланд, а затем сам вел переговоры с музеем Метрополитен. И после его всегда занимали музеи. Я думаю, что Пьера Берже пугало здоровье Сен-Лорана; с 1980-х годов модельер был не в лучшей физической форме, и я думаю, что Пьеру было страшно. Так возникла потребность увековечить имя Ива. И эта стратегия принесла свои плоды». 


20

THE BEAUTIFUL FALL

THE BEAUTIFUL FALL

Прекрасное падение


По случаю презентации аромата Chloé в Америке была организована встреча с изданием Interview и молодым обозревателем журнала Андре Леоном Талли. Журналист был одурманен европейским гламуром Карла и Жака де Башера: шелковые пижамы с вышитыми на нагрудном кармане инициалами, разговор о замке XVIII века в Бретани и две шелковые рубашки в качестве прощального подарка от Карла для Андре. «Карл Лагерфельд — гений, который окутывает тело шелком так же, как он окутал Америку новым ароматом Chloé», — восхвалял Леон Талли Лагерфельда в статье Interview.


Интервью было опубликовано под заголовком «Карл Лагерфельд в облаке Chloé». Это был разговор, в котором явно доминировали Карл и Жак. Они говорили о последней коллекции Карла для Chloé, вдохновленной костюмами французской деревни XVIII века, а также об Айседоре Дункан, чье влияние на моду восхищало Карла. Жак рассказывал о замке в Бретани, о его реставрации и об образе жизни Марии-Антуанетты, который они планируют в этом замке вести. Это подтолкнуло Андре Леона Талли задать вопрос о том, можно ли их стиль назвать декадентским. Жак ответил: «В этой стране [США] «декаданс» означает что-то плохое, порнографичное, грязное. Но cadent происходит от латинского cadere, что переводится как «падать». Decadent — это нечто совсем иное, это прекрасный способ падения. Медленное движение, в котором много красоты. Это может быть своего рода самоуничтожение красивым способом, трагичный путь». 



21

22

Прекрасное падение


По случаю презентации аромата Chloé в Америке была организована встреча с изданием Interview и молодым обозревателем журнала Андре Леоном Талли. Журналист был одурманен европейским гламуром Карла и Жака де Башера: шелковые пижамы с вышитыми на нагрудном кармане инициалами, разговор о замке XVIII века в Бретани и две шелковые рубашки в качестве прощального подарка от Карла для Андре. «Карл Лагерфельд — гений, который окутывает тело шелком так же, как он окутал Америку новым ароматом Chloé», — восхвалял Леон Талли Лагерфельда в статье Interview.


Интервью было опубликовано под заголовком «Карл Лагерфельд в облаке Chloé». Это был разговор, в котором явно доминировали Карл и Жак. Они говорили о последней коллекции Карла для Chloé, вдохновленной костюмами французской деревни XVIII века, а также об Айседоре Дункан, чье влияние на моду восхищало Карла. Жак рассказывал о замке в Бретани, о его реставрации и об образе жизни Марии-Антуанетты, который они планируют в этом замке вести. Это подтолкнуло Андре Леона Талли задать вопрос о том, можно ли их стиль назвать декадентским. Жак ответил: «В этой стране [США] «декаданс» означает что-то плохое, порнографичное, грязное. Но cadent происходит от латинского

cadere, что переводится как "падать". Decadent — это нечто совсем иное, это прекрасный способ падения. Медленное движение, в котором много красоты. Это может быть своего рода самоуничтожение красивым способом, трагичный путь». 




Следите за книжной полкой The Blueprint на Bookmate

THE BEAUTIFUL FALL

THE BEAUTIFUL FALL

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}