T

 Дэниэл Лизмор

Текст:
Маша Ворслав

До конца июня в культурном центре Харпа в Рейкьявике идет персональная выставка Дэниела Лисмора — «самого неистового стилиста», как окрестил его Vogue. Рассказываем про человека, который должен стать — если еще не стал — новым Ли Бауэри.

<blockquote class="instagram-media" data-instgrm-permalink="https://www.instagram.com/p/BfmVILPnJpb/" data-instgrm-version="8" style=" background:#FFF; border:0; border-radius:3px; box-shadow:0 0 1px 0 rgba(0,0,0,0.5),0 1px 10px 0 rgba(0,0,0,0.15); margin: 1px; max-width:658px; padding:0; width:99.375%; width:-webkit-calc(100% - 2px); width:calc(100% - 2px);"><div style="padding:8px;"> <div style=" background:#F8F8F8; line-height:0; margin-top:40px; padding:50% 0; text-align:center; width:100%;"> <div style=" background:url(data:image/png;base64,iVBORw0KGgoAAAANSUhEUgAAACwAAAAsCAMAAAApWqozAAAABGdBTUEAALGPC/xhBQAAAAFzUkdCAK7OHOkAAAAMUExURczMzPf399fX1+bm5mzY9AMAAADiSURBVDjLvZXbEsMgCES5/P8/t9FuRVCRmU73JWlzosgSIIZURCjo/ad+EQJJB4Hv8BFt+IDpQoCx1wjOSBFhh2XssxEIYn3ulI/6MNReE07UIWJEv8UEOWDS88LY97kqyTliJKKtuYBbruAyVh5wOHiXmpi5we58Ek028czwyuQdLKPG1Bkb4NnM+VeAnfHqn1k4+GPT6uGQcvu2h2OVuIf/gWUFyy8OWEpdyZSa3aVCqpVoVvzZZ2VTnn2wU8qzVjDDetO90GSy9mVLqtgYSy231MxrY6I2gGqjrTY0L8fxCxfCBbhWrsYYAAAAAElFTkSuQmCC); display:block; height:44px; margin:0 auto -44px; position:relative; top:-22px; width:44px;"></div></div><p style=" color:#c9c8cd; font-family:Arial,sans-serif; font-size:14px; line-height:17px; margin-bottom:0; margin-top:8px; overflow:hidden; padding:8px 0 7px; text-align:center; text-overflow:ellipsis; white-space:nowrap;"><a href="https://www.instagram.com/p/BfmVILPnJpb/" style=" color:#c9c8cd; font-family:Arial,sans-serif; font-size:14px; font-style:normal; font-weight:normal; line-height:17px; text-decoration:none;" target="_blank" rel="nofollow">Публикация от Daniel Lismore (@daniellismore)</a> <time style=" font-family:Arial,sans-serif; font-size:14px; line-height:17px;" datetime="2018-02-25T00:05:13+00:00">24 Фев 2018 в 4:05 PST</time></p></div></blockquote> <script async defer src="//www.instagram.com/embed.js"></script>

Алый бархатный пиджак, убранные полудлинные волосы, слегка выбеленное и при этом румяное лицо — на фотографии примерно пятнадцатилетней давности рядом с суперпопулярной в нулевых моделью Лили Коул вполоборота стоит юный денди (по-другому не назвать). Это Дэниел Лисмор — один из самых эксцентричных дизайнеров, стилистов, модных консультантов и перформансистов нашего времени. Правда, тогда он только косплеил своего кумира Оскара Уайльда, работал моделью и тусовался — и, по собственному признанию, не имел ни малейшего понятия, что делать со своей жизнью.


Лисмор вырос в английской деревне Фильонгли и в 17 лет уехал работать в Лондон. Выбор был осознанный: до этого он успел поучиться дизайну одежды и фотографии, а в городе стал моделью. «Я никогда не вписывался в общество. Меня травили в школе за феминность: обзывали и кидались в меня предметами. Я отвлекался с помощью «Стартрека», а потом начал заниматься скульптурой — так все и началось», — признавался он в видео для CNN.

Сейчас в нем сложно узнать того парня с фотографии. Иногда Дэниел ходит без макияжа или только с черной подводкой, но теперь у него каштановые кудри до пояса (от ассоциаций с Рапунцель получается отделаться с трудом). Чаще всего Лисмор окутан хиджабом и метрами тканей, увешан кольцами, фурнитурой, бусами, перьями и даже фрагментами доспехов (еще мальчиком он увлекся средневековой Англией). Силуэт получается внушительный — в Лисморе почти два метра даже без каблуков.



Отдаленно похожий концепт из сезона в сезон показывает Алессандро Миккеле — но, возможно, Gucci вспоминается просто потому, что в моде чрезмерность пока никто особо не продвигает. «Я всегда за максимализм. Когда слышу выражение Коко Шанель «снимите один предмет», отвечаю, что надо, наоборот, что-то добавить или сбалансировать вещь, которую хотели убрать», — говорил он в интервью Boy Magazine.

«Я всегда начинаю с моего фирменного черного покрывала — это база для всех образов. Оно закрывает все тело: ноги, подбородок и волосы. Получается обрамленное черным лицо. Иногда я знаю, что буду на себя цеплять, иногда получается спонтанно. Можно сказать, я рисую силуэт тканями и украшаю его». Макияж у него однообразный: перерисованные красные губы, обведенные черным глаза (получается вытянутая форма), накладные ресницы. И мушка — но она от природы.

«Одежда для меня не практична, она нужна для самовыражения. С помощью нее я изображаю картины, которые возникают у меня в голове, — просто чтобы увидеть, как мир на них реагирует. Каждый раз, когда я вхожу в помещение, кто-то пугается, кто-то начинает разговаривать со мной, кто-то фотографируется. Одежда ломает все социальные барьеры», — говорит он на видео. И признается: пялятся на него всегда уже из-за роста и длинных волос. А ему хочется быть щедрым и давать людям удивительное, стоящее зрелище. «Если я могу выглядеть так, как выгляжу, то и другие могут быть теми, кем они хотят».

Несмотря на то, что Лисмор больше десяти лет был заядлым тусовщиком, на каждую вечеринку одевался как положено club kids и водил дружбу с Изабеллой Блоу и Анной Пьяджи, Бой Джорджем и Амандой Лепур, в модных изданиях о нем писали не часто. При этом он шесть лет делал декадентский бренд Sorapol вместе с другом Сораполем Чавафатнакулом — их одежду успели поносить Азалия Бэнкс, Ники Минаж и Кайли Миноуг. В прошлом году Лисмор вышел из дуэта — захотел сосредоточиться на арт-проектах, которых действительно стало много.

Относительная популярность вне клубной сцены пришла к нему в 2015 году: H&M снял Лисмора и других лидеров мнений в рекламе линии этичной одежды Conscious. «Мне очень понравился этот проект, мне важна тема переработки одежды. Очень волнующе было видеть свое лицо на Таймс-сквер и Оксфорд-стрит, оно было на плакатах даже в тех странах, где незаконно быть геем. Это такой неприличный жест узко мыслящим людям всей планеты», — вспоминает он.

Через год открылась его первая американская выставка в музее моды SCAD FASH в Атланте. Название — цитата любимого Лисмором Оскара Уайльда: Be Yourself; Everyone Else is Already Taken («Будь собой, остальные роли заняты»). Дэниел вдохновился армией терракотовых воинов: «Новый день для меня — маленькая война, я борюсь с дискриминацией всех видов. И каждая пышно разодетая фигура — это герой, с которым я себя отождествляю». Всего он создал 32 манекена по своему образу и подобию. Буквально: для максимального портретного сходства сделали 32 слепка с лица художника.

Наносил макияж и одевал их он тоже сам: в ход пошли больше трех тысяч предметов из его личной коллекции (это примерно ее половина). Характерно для себя Дэниел смешивал коды многих культур: от масок африканских племен до традиционных японских одежд. Были ли эти образы культурной апроприацией, так осуждаемой сегодня? Скорее нет, чем да: Лисмор всегда использует столько элементов и так их перерабатывает, что создает новое.

Экспозиция была настолько успешна, что ее повезли в мировое турне. Дэниел стал куратором программы для молодых художников Circuit британской галереи Тейт, вместе с кумиром своей юности Дэвидом Лашапелем снял Памелу Андерсон и Сергея Полунина для журнала King Kong, а еще выпустил книгу с модным издательством Rizzoli по следам выставки.

Журналу LOVE он признался: «Я стараюсь всегда оставаться занятым, день без искусства или работы — мой самый большой кошмар. Я страдал и был в тени, как большинство артистов, так что теперь использую каждую возможность, которая мне подворачивается. Выставка подарила мне уверенность, что я могу жить искусством, до нее я был в смятении и не знал, что делать дальше». Кажется, его карьера вот-вот пойдет в гору, и даже не ясно, для кого это большее счастье: самого 33-летнего артиста или всех, кто может за ним наблюдать.

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}