T

10 цитат Аньес Варда

ТЕКСТ: Ольга Страховская, Ксения Крушинская

29 марта в своем доме в Париже умерла Аньес Варда — режиссер, стоявшая у истоков «новой волны», автор документальных фильмов о «Черных пантерах» и Джейн Биркин, убежденная феминистка, обладательница почетного «Оскара», автор сценария «Последнего танго в Париже» и жена Жака Деми. Варда была на обложке первого выпуска журнала Interview в 1969 году — и на обложке его перезапуска в 2018-м, снимала до упора (в том числе в соавторстве с фотохудожником-анонимом JR, который был на 55 лет ее младше) и еще совсем недавно, в год своего 90-летия, активно — и невероятно живо и самоиронично — беседовала с журналистами со всего мира. Мы выбрали 10 важных цитат из ее интервью: о роли художника, любви к героям своих фильмов, обществе потребления и Годаре.

Про неугасающую мотивацию


Я любопытна. И точка. Мне все кажется интересным. Реальная жизнь. Вымышленная жизнь. Объекты. Цветы. Коты. Но больше всего — люди. Если вы будете смотреть на мир с открытыми глазами и душой, все на свете может быть интересным. Секрет в том, что нет никакого секрета. Все, что я замечаю или обнаруживаю, должно пустить ростки у меня в голове. Я всегда жду, пока идеи и импульсы не станут настолько сильными, что полностью завладеют моими мыслями. И тогда я начинаю за ними следовать. Мое сознание всегда находится в полусне, как будто я грежу наяву. А потом образы и идеи складываются — и я осознаю: мне надо этим заняться.

#1

Про общество потребления


Я ничуть не пытаюсь критиковать буржуазию — скорее, я критикую нашу цивилизацию, построенную на потреблении и выбрасывании. В «Собирателях и собирательнице» есть эпизод с собирателями картофеля. Они продают одинаковые картофелины, расфасованные в пакеты по три килограмма. А те, что не соответствуют стандарту, — выбрасывают. Едет грузовик и выкидывает ненужные картофелины — они их называют «монстрами». Найдя картошку в форме сердца — с точки зрения коммерческой это был абсолютный монстр, — я отчетливо поняла, про что нужно делать фильм. О том, что мы живем в абсолютно отформатированном обществе, которое отвергает тебя, если ты слишком большой или слишком маленький. История с картофелем для меня — аллегория общей нетерпимости.

#2

Про свою задачу в искусстве


Я стараюсь изменить отношения между людьми и искусством. Искусство должно отзываться в вас, в вашем собственном опыте. Вы должны в него втягиваться. Я не хочу, чтобы люди говорили: «это великое искусство», я хочу, чтобы они говорили: «это для меня».

#3

Про героев своих фильмов


«Мы [режиссеры-документалисты] идем, находим людей, они полностью раскрываются для фильма, а потом мы едем с ним на фестивали. Я могу просто украсть их жизнь и исчезнуть из нее. Но вместе этого я даю им свою эмпатию. Документальное кино вызывает вопрос: должны ли мы поддерживать связь с людьми, которых мы снимаем? Ведь мы можем просто сделать свое дело и разойтись по домам».

#4

Про Джейн Биркин:


Однажды мы с Джейн Биркин прогуливались, и она сказала: «Мне вот-вот стукнет 40. Это кошмар». А я ответила: «Ой, нет, что ты. Сорок лет — это лучший возраст для женщины. Ты полностью сформировавшаяся женщина, ты уже многое сделала. У тебя есть дети. Ты прекрасна. Это ровно тот возраст, когда нужно, чтобы о тебе сняли кино».

#5

Про Жан-Люка Годара:


Мы очень дружили, когда были юными. Ну, знаете, лет по 30. По 40. А потом он изменился. Стал снимать политическое кино. А потом мы уехали в Америку. Потеряли связь. Знаете, если я люблю кого-то, то не могу просто взять и выкинуть этого человека из жизни. Любовь — это не то, что ты можешь открыть или закрыть, понимаете? Я помню, как любила то, что они дружили с Жаком Деми. Мы проводили вместе каникулы. Радовались жизни. Я не могу это стереть. И я восхищаюсь его работой. Он невероятный переизобретатель кинематографа. Он исследователь. Он режиссер-философ, а это так редко встречается в мире. Он уникален. Я по-настоящему восхищаюсь его позицией. Но значит ли это, что он приятный человек? Да нет, совершенно!

#6

Про Америку


Помню, как сказала Жаку [Деми]: «Я поеду с тобой в Америку, но если мне там не понравится, я вернусь». Меня не привлекало американское кино, но я с первого взгляда влюбилась в Лос-Анджелес. Мы сняли маленький домик и два белых кабриолета. В те дни, когда Жак начал работать с Columbia Pictures над «Ателье моделей», я неспешно каталась по этим бесконечным бульварам. Меня невероятно завораживал не только сам город, но и все то поколение. В нем было так много любви и покоя, все эти хиппи, огромные воскресные сборища в парках. The Doors, Buffalo Springfield, и The Mamas & the Papas просто приходили туда и выступали бесплатно.

#7

Про фильм «Черные пантеры»


Фильм «Черные пантеры» поучителен, потому что есть вещи, о которых мы должны знать. На мой взгляд, чем больше мы будем знать о борьбе чернокожих и конкретно об этом движении, тем лучше мы поймем происходящее в Америке. То, что хотят донести «Черные пантеры», предельно ясно: чернокожие в Америке ниже, чем пролетариат. Их проблема — проблема не цвета кожи, а класса… Я предоставила им слово и совершенно стушевалась, услышав их требования, которые абсолютно справедливы.

#8

Про «новую волну»


«Новая волна» — название, которое дали десять лет спустя режиссерам, снимавшим кино в 60-е годы. Он не были какой-то отдельной группой со своей программой — это просто было придуманное другими название. Сюрреалисты, например, разработали программу движения — а «новая волна» — нет. Я с «новой волной» себя не связываю, я вообще не представляю никакое движение, только себя саму.

#9

Про феминизм


Я феминистка, потому что верю в то, что у женщин есть права, ум, способности, чувство юмора, возможности и место в обществе и семье… Серьезное заявление!… Но это правда! Я родилась феминисткой и всю жизнь вела борьбу.

#10

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":111,"columns_n":10,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}