Темы
T

Все, что нужно знать о Баухаусе

ТЕКСТ: Марина Анциперова

В 2019 году в мире отмечают столетие Баухауса — немецкой школы дизайна и архитектуры, идеи которой повлияли на искусство XX и XXI веков и за все это время совершенно не устарели. Марина Анциперова, Мария Насимова, Алиса Прудникова, Борис Бернаскони, Ната Татунашвили, Мария Смирнова и Кирилл Глущенко рассказывают, почему дома и предметы быта, созданные адептами этой школы, до сих пор выглядят круто, а также куда нужно съездить, что посмотреть и прочитать, чтобы проникнуться духом Баухауса.

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":178,"y":237,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":4,"properties":{"x":-63,"y":784,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":-58,"y":2350,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":8,"properties":{"x":202,"y":2709,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":237,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":5,"properties":{"duration":547,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":7,"properties":{"duration":1566,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":9,"properties":{"duration":359,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Роберт Монтгомери, шотландский скульптор и поэт, чьи инсталляции со словами оформляли недавно показ Valentino, однажды сказал: «Модернизм — это не стиль. Модернизм — это мечта о свободном образовании и расовом равенстве, и библиотеках, полных книг, и снах, которые больше не полны слезами». Про Баухаус, самую влиятельную художественную школу XX века, можно сказать то же самое. Школа возникла всего через двадцать лет после конца Викторианской эпохи — и в эпоху тотальной декоративности смогла уничтожить любовь к украшательству напрочь. Баухаус просуществовал всего 14 лет (с 1919-го по 1933-й), но его идеи определили то, как стал выглядеть мир в XX веке, а многочисленные предметы, придуманные учениками школы (в год здесь училось примерно 150 человек), входят в лучшие музейные коллекции.


Здесь преподавали звезды: художники Поль Клее, Василий Кандинский, Ласло Мохой-Надь, хореограф и скульптор Оскар Шлеммер, дизайнер Марсель Брейер, безумный, лысый, вечно пахнущий чесноком спиритуалист Йоханнес Иттен в мантиях. Художник в школе Баухаус обязательно должен был быть и ремесленником — этого требовал основатель школы, архитектор Вальтер Гропиус, — и его ученики дружно лепили горшки и переплетали книги, осваивали рекламу и типографию, а также йогу. Все напоминало безумие по расписанию: немаловажным было веселье и яркие костюмированные вечеринки.

Вальтер Гропиус

Йоханнес Иттен

Поль Клее и Василий Кандинский

Ласло Мохой-Надь

Эрнст Каллай, редактор ключевых текстов о школе и основанном ей течении, резюмирует основные принципы стиля Баухаус так: дома, в которых много стекла и сверкающего металла, — стиль Баухаус. Каркасы стульев из стальных трубок — стиль Баухаус. Лампа на ножке из никеля с плафоном из матового стекла — стиль Баухаус. Нет картин на стенах — стиль Баухаус. Обои в кубик — стиль Баухаус. Текст маленькими буквами — стиль Баухаус. Текст заглавными буквами — тоже стиль Баухаус.


Но Баухаус, конечно же, представляет собой намного больше: это определенная настройка ума. Меньше — значит больше, а форма следует за функцией: каждый элемент объекта, о котором размышляет художник или архитектор, упрощается до предела, и среди них нет ни одного лишнего. Существование каждого из них должно быть доказано, чтобы максимизировать ясность и прямолинейность идеи.

Сто лет прошло, а Баухаус по-прежнему современен. Картины Пита Мондриана висят по всему миру, а знаменитый стул дизайнера Марселя Брейера 1925 года (по влиянию на современное искусство его сравнивали с «Авиньонскими девицами» Пикассо, положившими начало кубизму) можно купить до сих пор. Дизайнеры любят шутить, что ИКЕА и есть воплощение мечты Баухауса: простой и хороший дизайн, недорогой и доступный всем. Британский дизайнер-график Джонатан Барнбрук уверен, что Гропиус такому повороту дел был бы только рад: это мебель с ясной и простой эстетикой, которую можно произвести очень просто. Если вы видите предмет, который выглядит очень просто и при этом незабываемо, то здесь, скорее всего, не обошлось без влияния Баухауса.

Работа, сделанная на воркшопе дизайнера Йоста Шмидта в школе Баухаус

Театральная постановка в школе Баухаус

Как Баухаус повлиял на искусство

Весь XX век — движение от реализма к абстракции и обратно. Не будь Баухауса и русского авангарда, все было бы иначе. Размышление о природе цвета, новые мысли о месте точки на плоскости, ритме и формах повлияли на все, что было дальше. За XX век очень сильно изменилось наше понимание искусства: картина не обязана напрямую или даже хоть как-то соотноситься с реальностью, ей больше не нужна рама, а скульптуре — пьедестал. Говорить, что Баухаус был в начале этого большого пути, а остальные только ему следовали, было бы неправильно, но Баухаус — точно та точка, без которой в этом пути трудно было бы обойтись.

Работа Йоханнеса Иттена

Театральная постановка в школе Баухаус

Алиса Прудникова, глава дирекции регионального развития ГЦСИ — РОСИЗО:

«Баухаус повлиял не только на художественные практики в мире, но и на нашу повседневную жизнь, мышление. Простота, функциональность, геометрические формы, легко узнаваемые чистые яркие цвета — все это мы видим каждый день. Современное искусство находится на стыке жанров, и это тоже заслуга Баухауса. Ведь Вальтер Гропиус говорил, что задача художника — творить новый порядок.


Влияние идей Баухауса на современное искусство можно проследить на примере арт-объединения Verdensteatret из Норвегии, соединяющего архитектурные идеи Вальтера Гропиуса, теорию цвета Иоханнеса Иттена и элементы мультиинструментального концерта в инсталляции HANNAH. Также ярким примером могут послужить работы советских, а ныне российских художников — Франциско Инфанте, Владимира Немухина, Александра Панкина.

Работы Франциско Инфанте

Перформанс арт-объединения Verdensteatret

Интересный кейс — остроумный проект «Эгоистичный Баухаус». Это коллаборация современной художницы-иллюстратора, моушен-дизайнера Вари Щуки, российских брендов мебели Woodi Furniture и одежды Otocyon.


Однако Баухаус — это больше, чем конкретная школа в конкретный период времени. Ее идеи подхватили и другие художественные институты по всему миру, созданные по ее образу и подобию, и линии преемственности учеников можно проследить вплоть до главных дизайнеров Apple. То, как вспыхивали и гасли главные точки притяжения современного искусства — Лондон и Нью-Йорк — сегодня нам кажется неизбежным развитием событий, но не нужно забывать и о том, что именно туда перебирались многие члены сообщества Баухаус. Силой американского современного искусства мы очень во многом обязаны Баухаусу, а про Англию критики говорят, что энергия Баухауса в принципе служила тому, что в 1960-е литературоцентричная британская культура вдруг превратилась в визуальную.

Александр Панкин, «Триединство»

Предметы из коллекции «Эгоистичный Баухаус»

На архитектуру и дизайн

Интересно, что в смысле дизайна Баухаус продолжает оставаться актуальным — но это может быть связано и с тем фактом, что для дизайнеров некоторые вещи, которые они придумали тогда, было действительно сложно произвести. И многие изобретения Баухауса стали доступны людям в 1950-е и 1960-е, когда технический прогресс действительно сделал возможным массово производить эти вещи. Норман Фостер рад тому, что Гропиус смог предвидеть время, когда здания будут массово собирать на фабриках — в том числе и их компоненты, — и верит, что даже 3D-печать — это продолжение идей Баухауса. Баухаус породил функционализм и в дизайне, и в архитектуре: мантра «форма следует за функцией, а исследование должно предшествовать проектированию» — как раз выражение этих идей. Но справедливости ради следует заметить, что если все мировые модные дизайнеры в качестве своей альфы и омеги указывают исключительно Баухаус, то архитекторы — Баухаус и русский авангард, который повлиял на них не менее, если не более сильно.

Знаменитый американский архитектор Даниель Либескинд, автор здания Еврейского музея в Берлине, любит Баухаус за то, что представителям школы удалось показать, как дизайн влияет на всю нашу жизнь. Мир дизайна стал для них измерением красоты и способом строить новое общество. Баухаус боролся за равенство и был прежде всего сильным этическим и политическим течением. Краткосрочность жизни школы была связана и с тем, что она казалась угрозой нацистскому режиму (среди преподавателей было много коммунистов), а студенты отправлялись в нее с желанием изменить мир: с помощью чайника, стула или облика целого города. Многие упрекают Баухаус за то, что собственно архитектурных проектов из школы вышло не так много, а вместо дизайна нового общества студенты постепенно переключились на дизайн стильных предметов повседневности. К тому же дома для массового производства, которые предлагали дизайнеры Баухауса — тот же знаменитый своим стулом Брейер, — были слишком дороги для простых смертных.

Объявление о начале летнего семестра в школе Баухаус 

Каталог выставки работ студентов Баухаус, прошедшей в 1923 году

Sea Lane House — дом в Великобритании, спроектированный дизайнером школы Баухаус Марселем Брейером

Учебное пособие школы Баухаус

После 1933 года школа перестала существовать (она воплощала совсем другую идеологию, чем нацистская Германия, — авангард и космополитизм, а не ностальгию и национализм), но ее последователи разбрелись по миру. Скорее всего, не случись этого, возможно, американские небоскребы выглядели бы иначе, а «Белый город» Тель-Авива не представлял бы собой удивительный своей законченностью и красотой комплекс.

Ната Татунашвили, архитектор Nowadays:

«Влияние новаторских архитектурных школ двадцатых, таких как Баухаус и ВХУТЕМАС, трудно переоценить. Эти объединения творческих людей, существовавшие на небольшом отрезке времени, изобрели современность. То, что для нас само собой разумеющаяся обыденность, азбука и базовая основа нашего восприятия окружающей предметной среды, когда-то было идеей, придумывалось, изобреталось как совершенно новый язык. Всего несколько раз в истории случалось такое мощное обновление. Амбиция любого творческого человека – сделать что-то совершенно новое. Сейчас — особенно. Повсеместны суждения о кризисе, в котором находится архитектура, и ожидания новой парадигмы. Но попытаться представить себе нечто совершенно новое очень тяжело. Мы оказываемся в плену своих стереотипов, привычек. Кажется, что за всю историю все уже придумано, есть сложившийся набор образов, понятий и инструментов (пресловутая присказка о семи нотах в музыке) а творческий процесс — лишь перебор их разнообразных комбинаций. Тем интереснее Баухаус как школа — метод воспитания творческого человека, освобождения мышления, раскрытия себя и выхода за рамки стереотипов».

Мария Насимова, главный куратор Еврейского музея и центра толерантности:



«Баухаус — это энергия, красота, функционал и философия в одном. Подобное кажется невозможным по своей природе. В школе Баухаус под руководством великого и ужасного Вальтера Гропиуса творили новый мир. Безусловно, утопичный мир, но, что редко для утопии, прекрасный. Как визуал я нахожу для себя чистую и грубую красоту в их архитектуре, но мне сложно согласиться с тем, что это исключительно архитектурное явление. Хотя сложно себе представить появление стеклянных небоскребов без такого яркого толчка, как Баухаус. Для меня это все же школа с философско-эстетическим взглядом на мир — манифестами, концепциями, сводом правил и цветовыми решениями. Уверена, что современный мир с его дизайном, графикой, модой и архитектурой был бы невозможен без той самой немецкой школы».

Туалетный столик, созданный Марселем Брейером для Haus am Horn — первого жилого дома в стиле Баухаус

Борис Бернаскони, архитектор, основатель бюро Bernaskoni:

«Самое главное, что сделал Баухаус, — это междисциплинарный подход в проектировании. [В школе] Баухаус наслаждались программированием будущего, пока остальные пребывали в прошлом. Это новая эстетика, новый образ жизни, новая среда, наполненная одновременно индивидуальной свободой и коллективным творчеством. Тем же самым параллельно занимались и русские авангардисты и конструктивисты».

И на моду

Рэи Кавакубо, 1980

Андре Курреж, 60-е

Чистые линии, минималистичный дизайн, Ив Сен-Лоран (особенно его оммаж Мондриану в 1965 году), Александр Вэнг, весь стиль Дэвида Боуи (а особенно костюм, который ему придумал Ямамото) и, например, Леди Гаги так или иначе базируются на этих идеях. Ласло Мохой-Надь вдохновил Рэи Кавабуко и Андре Куррежа, на платьях Мэри Катранзу в зимней коллекции 2018 года ясно написано о любви дизайнера к наследию знаменитой школы, а Пол Смит включает в свои коллекции оммажи тканевым полотнам Анни Альберс. Любовь к Баухаусу для большинства дизайнеров — и источник вдохновения, и манифест, и способ позиционировать себя правильно.

Lady Gaga на церемонии вручения MTV Video Music Awards 2013

Пол Смит, осень-зима 2018

Мэри Катранзу, осень-зима 2018

Адольф Лоз, великий архитектор и предтеча Баухауса, считал отсутствие орнаментов признаком духовной силы. Такого же принципа придерживается, например, и королева минимализма Жиль Зандер: «Я думаю, всегда нужен чистый дизайн — а если он есть, то и декор не нужен». Начиная со своей первой коллекции 1973 года она стремилась к чистоте и простоте форм, которые казались такими свежими на фоне фривольных 1970-х или вычурных 1980-х. В интервью дизайнер ясно указывала в качестве правил жизни своего бренда идеологию великой школы: «Красота без лишних декораций, простые и понятные силуэты, отсечение всего лишнего и свобода движений».

Трудно вспомнить хотя бы один большой модный дом, который бы не цитировал Баухаус напрямую или не черпал вдохновение из разработок школы. Prada? Женская коллекция, осень–зима 2015. Givenchy? Мужской осенний показ 2014 года. JW Anderson? Осень–зима 2016. Фиби Файло? Фактически весь ее Celine: чистые линии, четкие формы и интерес к эмоциональности цвета, но с опорой на базу («Мне очень интересно, как одежда заставляет нас себя чуствовать»). И прежде всего, конечно же, коллекция SS 2014. Нельзя не вспомнить и силуэты Nina Donis — фактически продолжение идей об универсальной красоте и всеобщем равенстве.


Другое, не столь очевидное модное наследие Баухауса — «игровые» показы и любовь к вечеринкам (а вечеринки в Баухаусе были очень важны и могли называться «Вечеринка носов» или «Белая вечеринка»), идея коллективности дизайнера и школы. А главное, новая женственность и новая сексуальность без объективации тела. То есть та самая «интеллектуальная мода», основы которой заложили авангардисты начала века.

Nina Donis, весна-лето 2011

Мария Смирнова, дизайнер Inshade:

«Баухаус изменил мир радикально: очень многое из того, что нас окружает, — это последствие их деятельности. Для меня это один из больших и важнейших пластов культуры, которые играли роль в моем формировании как художника и дизайнера и всегда были мне интересны. Наверное, самый главный момент этого учения для меня — роль Йоханнеса Иттена. С самого начала, еще когда я училась, мне было очень интересно исследование физики цвета и изучение принципов взаимодействия цветов между собой. Последние шесть лет я преподаю в школе дизайна НИУ ВШЭ и активно использую принципы работы с цветом Иттена и в моих проектах со студентами, и в разработке собственных коллекций бренда INSHADE, и в коллаборациях с художниками, и в подготовке показов и сет-дизайнов для презентаций в Париже. В этом смысле, как в очень многих других, наследие Баухауса — беспрецедентная философская концепция, которая работает до сих пор. Ей пользуются дизайнеры всего мира, и я своим студентам передаю эксперименты, которые производили с цветом в школе Баухаус — и я сама во времена, когда была студенткой».

Куда поехать, чтобы увидеть Баухаус в действии

Тель-Авив


Вся ткань города — не выше четырех этажей, геометричные линии и чистые формы — наследие Баухауса. Многие архитекторы, которые строили «Белый город», учились в Баухаусе, но были вынуждены бежать от нацистов. Многие из домов стоят на ножках, совсем как московский дом Корбюзье, чтобы машины могли проехать в гараж. А внутри — обязательно сад с цветами.

Дессау


Здание Баухауса в Дессау, которое построил Вальтер Гропиус, недавно отреставрировали — и, гуляя по пустым лестницам и коридорам, можно представлять, как здесь зарождалась революция в дизайне. Аудитории покрасили в тот же цвет, что и в начале XX века, а перед зданием стоят стулья из того же времени.

Берлин


Берлинский архив работает с 1971 года, и в его создании участвовало множество бывших участников движения — в том числе и сам Гропиус. Сегодня в архиве показывают не слишком известные работы учеников — специалистов по металлу и керамике, а также демонстрируют Кандинского и Клее.

Кирилл Глущенко, художник, лауреат премии «Инновация» и магистрант в Лейпцигской академии изящных искусств:

«Немцы в бренд Баухауса серьезно вкладываются через исследовательские и выставочные гранты, описан и актуализирован любой сделанный чих. Баухаусом гордятся почти напоказ. Школы в Веймаре и Дессау, насколько я могу судить, не являются мечтой для молодых и активных немцев, скорее почтенным наследием. Но образ поддерживается системно и явно дает свои результаты, хотя бы и чисто имиджевые (говорим «Германия» — думаем «дизайн»). И в этом месте хочется спросить: а что же наш ВХУТЕМАС? Это смешно, но в Германии он больше известен, чем у нас, просто потому, что был задет по касательной связью с Баухаусом. Могу предположить, что и все новые исследования делаются здесь, а не в России. Здесь же блестяще отлажена машина производства знаний: грант на исследование — грант на выставку — грант на книжку, приуроченную к выставке».

Что прочитать, чтобы еще больше узнать о Баухаусе

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":0.1,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Bauhaus Women: Art, Handicraft, Design


История двадцати женщин, которые сильно повлияли на школу — но не были так известны, как преподаватели-мужчины. Это архитекторы, художники, скульпторы, дизайнеры — от Анни Альберс, которую дизайнеры часто цитируют и воспевают и сегодня, до почти позабытой Элен Борнер, возглавлявшей текстильную мастерскую.

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":0.1,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Bauhaus 1919-1928


Опус магнум школы под редакцией Вальтера Гропиуса, написанный в коллаборации с ее 12 великими учителями, включая Кандинского и Клее. В книгу также включены архивные материалы и даже конспекты занятий, которые позволяют перенестись на сто лет назад.

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":0.1,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

The ABC’s of Bauhaus: The Bauhaus and Design Theory


Сборник критических эссе о предтечах школы и ее влиянии — с разнообразными неожиданными бонусами. В него, например, входят психоаналитические размышления о школе и фрактальной геометрии.

И что посмотреть

The Future is Now! 100 Years of Bauhaus


Трехсерийная документалка с понятной структурой: история школы, влияние на дизайн, влияние на общество.

Bauhaus: Art as Life — An Insider’s Glimpse of Bauhaus Life


Документальный фильм, который подготовил лондонский культурный центр Барбикан — с минимумом занудства и упором на вечеринки и даже скандалы, происходившие в школе Баухаус.

The New Bauhaus


Этот фильм еще не вышел (как обещают, это случится в середине 2019 года), но его определенно стоит ждать. Он посвящен влиянию Баухауса на американскую архитектуру и конкретно венгерскому художнику и теоретику искусства Ласло Мохой-Надю, который основал в Чикаго школу под именем «Новый Баухаус».

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}
false
767
1300
false
true