T

​Икона стиля:
Шелли Дюваль

ТЕКСТ: КСЕНИЯ КРУШИНСКАЯ

​Как простая техасская девчонка покорила Голливуд.

Начало

История о том, как Шелли Дюваль попала в большое кино, сама по себе будто взята из сценария голливудского фильма. На дворе был 1969 год. Три помощника режиссера Роберта Олтмена — в то время он работал над комедией «Брюстер Маклауд», — пришли на вечеринку в дом бойфренда Шелли, начинающего художника. Сперва ассистенты, чьи имена канули в Лету, вроде бы заинтересовались картинами, и Дюваль, которая активно продвигала работы своего парня, даже встретилась с ними еще раз, чтобы показать побольше рисунков. Те в итоге ничего не купили — но зато предложили 20-летней Шелли стать актрисой. «Они спросили: «Ты хотела бы сняться в кино?» — вспоминала она восемь лет спустя на страницах Interview. — Я ответила: «Только не порно!» Когда мне было 17, парень, с которым я познакомилась в аптеке, уже предлагал мне сняться в порнушке». В конце концов настойчивые кинематографисты смогли убедить Дюваль в том, что ничего криминального ей не предлагают и речь всего лишь о небольшой роли второго плана в «Брюстере Маклауде». «Я сказала: «Но я ведь не актриса!» А они ответили: «Нет, актриса». И тогда я произнесла: «Ну, раз вы так считаете, тогда ладно!»


Так Шелли, студентка колледжа по специальности «Диетология», впервые за 20 лет жизни покинула родной Техас и отправилась в Голливуд. Чтобы надолго там задержаться.



«Брюстер Маклауд», 1970

Успех

В 1970-е Дюваль была любимицей Олтмена. Кроме «Брюстера Маклауда» в это десятилетие она снялась еще в шести его фильмах. New York Times писала о ней: «Шелли Дюваль? Вот что приходит на ум при упоминании этого имени: самые большие, самые карие в мире глаза, взгляд которых пронизывает вас, а ниже — выдающиеся зубы. Высокая, нескладная фигура. По-хьюстонски дружелюбные манеры, никаких капризов, никакой претенциозности, свойственных обычно актерам». Сегодня такая прямота в оценке чужой внешности может показаться беспардонной (и в общем-то небезосновательно), но нельзя не согласиться с тем, что журналист описал восходящую звезду довольно точно. Худая, высокая, с неправильными чертами лица, Дюваль казалась сошедшей с картины Пикассо и совсем не соответствовала классическим канонам красоты. Но, как это обычно бывает, от нее было невозможно оторвать взгляда.

В 1970-е нестандартные типажи были востребованы — отголоски тренда, заданного 1960-ми, когда на гребне успеха оказались Твигги и Пенелопа Три. Уже в 1971 году молодой инженю заинтересовался Vogue — вышла модная съемка Дюваль авторства Берта Штейна, очень красивая и абсолютно семидесятническая. Актриса с прямыми, спадающими на плечи темными волосами позирует в замшевых разноцветных платьях и в пестрых платьях с огуречным принтом, в высоких сапогах на шнуровке и ярких сапогах на каблуке. Сейчас все это назвали бы цыганщиной и богемным шиком.

«Три женщины»

Самым заметным фильмом Олтмена с участием Шелли Дюваль, да и вообще ярчайшей ее работой 1970-х стала артхаусная драма «Три женщины», вышедшая в 1977 году. В ней Шелли досталась роль чудачки Милли, сотрудницы полузаброшенного пансионата, которая воображает себя светской львицей и ведет дневник, куда записывает рассказы о вымышленных событиях своей жизни. Примечательно, что Дюваль не только сыграла Милли, но и во многом сама же ее придумала. Она написала часть реплик для своей героини, вставила в сценарий несколько ярких деталей (например, наделила Милли любовью к сэндвичам с тунцом) и частично продумала ее гардероб. Именно Дюваль предложила одевать Милли во все желтое: желтые сарафаны и длинные платья, отороченные кружевом, желтые широкие юбки и даже желтое бикини.


В картине Шелли носит уже графичное каре с челкой. Тринадцать лет спустя похожий образ снова появится на экране — на этот раз в «Криминальном чтиве» Тарантино. У героини Умы Турман здесь похожая прическа, и здесь же есть знаменитый кадр с сигаретой, до боли похожий на кадр из «Трех женщин». В обеих сценах брюнетки с каре курят, поставив локти на стол, и с вызовом смотрят в камеру.


«Три женщины», хоть и вышли в ограниченном прокате и не снискали любви широкой публики, принесли Дюваль награду за лучшую женскую роль на Каннском кинофестивале и номинацию в той же категории на BAFTA, переведя ее из разряда многообещающих новичков в разряд состоявшихся профессионалов.


«Сияние»



В том же 1977-м Дюваль снялась во второстепенной роли в «Энни Холл» Аллена, а два года спустя захотела закрепить успех, снявшись у Стэнли Кубрика, — и это решение во многом стало для нее фатальным. Хоррор «Сияние» сделал ее звездой мирового масштаба и навсегда вписал в историю кино, но он же стоил ей здоровья и душевного благополучия.


Если работать с Олтменом ей всегда было легко — они понимали друг друга с полуслова, — то сотрудничество с Кубриком превратилось в настоящую пытку. Как вспоминал позднее партнер Шелли по фильму Джек Николсон, с Дюваль режиссер был особенно строг и нетерпим. Он постоянно критиковал ее игру. А некоторые особенно сложные сцены заставлял переснимать рекордное количество раз. Например, знаменитый эпизод, в котором героиня отбивается от спятившего мужа бейсбольной битой, был снят только со сто двадцать седьмого дубля. Сам сценарий фильма (он был поставлен по популярному роману Стивена Кинга) подразумевал множество эмоционально тяжелых сцен, и Кубрик требовал, чтобы актеры играли ужас, смятение, ненависть максимально достоверно — на пределе своих возможностей. Дюваль рассказывает, что почти каждый съемочный день она должна была рыдать по двенадцать часов подряд, а Николсон позже признался журналистам, что однажды Шелли показала ему клочья волос, которые выпали у нее на фоне стресса.

Обиднее всего, что сразу после выхода фильма, показалось, будто все жертвы были напрасными. Критики обругали игру Шелли Дюваль, назвав ее комичной и неправдоподобной. Ее даже номинировали на «Золотую малину». Кубрику, которого, кстати, номинировали тоже, и тому досталось больше похвалы, чем исполнительнице главной женской роли. «Журналисты писали только о нем, будто меня там вовсе не было», — с горечью говорила потом Дюваль.


Но время рассудило по-своему. Сегодня фильм считается классикой, а образ главной героини Венди Торренс — особенно ее голубое платье в сочетании с ярко-красным топом — стал одним из самых узнаваемых в кино. Даже в наши дни его периодически цитируют дизайнеры. Миссис Торренс можно узнать в одной из моделей на показе знаменитой коллекции Calvin Klein весна–лето 2018, посвященной американскому хоррору. Менее прямолинейные отсылки есть у Miu Miu в сезоне весна–лето 2016.

Calvin Klein весна–лето 2018

Miu Miu весна–лето 2016

Сказки



После «Сияния» Шелли Дюваль снова вернулась к любимому режиссеру. Она сыграла главную женскую роль в мюзикле Роберта Олтмена «Попай», где ее партнером стал Робин Уильямс. После она сотрудничала с Терри Гиллиамом, Джейн Кэмпион, Тимом Бертоном и Томом Роббинсом, но постепенно заметных ролей в ее фильмографии стало все меньше. В 1980-е и в начале 1990-х Шелли (по иронии судьбы бездетная) продюсировала и сама вела две детские передачи, в которых актеры разыгрывали сюжеты популярных сказок. В начале каждого выпуска она приветствовала зрителей неизменной, произнесенной с одной и той же интонацией фразой: «Hello! I’m Shelley Duvall». Для американцев, чье детство пришлось на те годы, она стала чем-то вроде нашей Валентины Леонтьевой, ведущей «В гостях у сказки». В 2010-е та самая приветственная фраза превратилась в мем, на YouTube даже появились ролики, в которых ее положили на музыку и сопроводили это нарезками из кадров, на которых Дюваль — постоянно с разными прическами — смотрит в камеру и здоровается.

Закат



В нулевые годы Дюваль пропала с радаров окончательно. О ней вновь заговорили в 2016-м, когда она стала героиней шоу Фила Макгроу «Доктор Фил». В интервью Шелли, пожилая женщина, в которой с трудом можно узнать звезду 1970-х, признается, что страдает психическим расстройством, заявляет, что ее преследуют и что ее партнер по фильму «Попай» Робин Уильямс, умерший в 2014-м, до сих пор жив и просто «стал оборотнем». Интервью вызвало большой резонанс. Макгроу небезосновательно обвинили в отсутствии журналистской этики и в стремлении спекулировать на несчастье героев. Припомнили и мучительные для Дюваль съемки в «Сиянии», предположив, что именно они подорвали ее психическое здоровье. С актрисой связалась благотворительная организация, взявшаяся оплатить ее лечение.


Последнее на сегодняшний день интервью Дюваль дала в начале 2017-го изданию Radar Online. В нем она призналась, что вынуждена жить в психиатрической лечебнице: «Совсем не хочу умирать здесь вот так. Я снялась в нескольких сериалах и в куче фильмов. И что в результате? Ничего у меня не осталось…» 

Лучшие материалы The Blueprint — в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь!

{"width":1200,"column_width":111,"columns_n":10,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}