Темы
T

Кто такая Хани Дижон?

На днях Comme des Garçons объявили, что запустят новый бренд вместе с Хани Дижон — диджеем, продюсером и неординарной представительницей электронной музыкальной сцены. «Как не белая трансженщина, я не думала, что это когда-нибудь станет возможным», — написала она в своем инстаграме. Вот что еще стоит о ней знать.

Она очень разносторонний музыкант

Хани Дижон родилась и выросла в Чикаго в музыкальной семье и занималась музыкой с самого детства. Она пробовала — и находила — себя в разных жанрах, родители поощряли интерес Хани. «Я постоянно открывала для себя новых исполнителей. Когда я начала собирать их пластинки, я даже не думала, что хочу стать диджеем, — я просто любила музыку, — рассказывает Дижон. — Родители преподали мне важный урок: надо быть открытой ко всем видам музыки, независимо от ее года выпуска, жанра и происхождения». Позже Хани много путешествовала — специально чтобы расширить музыкальный диапазон. Она старается черпать вдохновение в разных культурах и сочетать несочетаемое в своих треках — этому ее научил знаменитый чикагский диджей и хаус-продюсер Деррик Картер: «Он предлагал мне думать о музыке как о театре. Теперь я могу взять саундтрек к фильму и наложить поверх него техно или смешать госпел с эйсид-хаусом».

Активистка и правозащитница

Хани Дижон — трансгендерная женщина, и, будучи медийной личностью, активно выступает в защиту прав транслюдей. Например, она публично рассказывала о трудностях самоидентификации и видимости транслюдей для британского телеканала Channel 4 и участвовала в дискуссии о гендерных вопросах в музыкальной среде, организованной музеем MoMA. «Я росла во времена, когда для описания моего гендера даже не было языка. Поэтому я нашла утешение в искусстве, музыке и моде», — говорит Дижон — и надеется, что ее пример даст поддержку не только ЛГБТ-сообществу, но и всем, кто не вписывается в традиционные общественные рамки.

И не новичок в модной индустрии

Сотрудничество с Comme des Garçons — далеко не первый выход Дижон в мир большой моды. Она уже работала с Burberry, Givenchy, Louis Vuitton и Dior — правда, как диджей: подбирала и ставила музыку на показах брендов. Это началось с выступлений на открытиях выставок, а потом на вечеринках Рика Оуэнса. Там Хани познакомилась с Кимом Джонсом, который тогда был креативным директором мужской линии Louis Vuitton. В итоге их дружбе и сотрудничеству уже шесть лет, и Дижон продолжает работать с Джонсом — уже в Dior Homme. В целом с модой у нее тоже долгие и трепетные отношения — еще подростком она собирала журналы — i-D, GQ, легендарный The Face, а позже полюбила бельгийских дизайнеров: «Большинство трансженщин стремятся к максимальной женственности в своем образе. Но это не про меня. Я не люблю обтягивающие платья и высокие каблуки. А мне ближе творчество Анн Демельмейстер и Мартина Маржелы. Я одеваюсь не для того, чтобы ублажать взгляд мужчин, в моде меня больше интересуют идеи».

Подписывайтесь на наш канал в YouTube, будет интересно.

{"width":1200,"column_width":89,"columns_n":12,"gutter":12,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}