T

Восемьдесят четвертый

18+

ИЛЛЮСТРАЦИИ:

ВАНЯ ТАТАРИНОВ

Несмотря на то что конверсионная терапия в докладе ООН сравнивается с пытками над людьми, в некоторых странах она по-прежнему процветает. Российский профессор Ян Голанд мечтает излечить от «гомосексуализма», как он его продолжает называть, 85 геев. Но пока счетчик замер на числе 83. Вадим Смыслов познакомился с психиатром, отрицающим прогресс в психиатрии, и с пациентами, которым он и его соратники исковеркали жизни.

Нижний Новгород, 11 июня 2021 года, 3:15 дня. Ян Генрихович Голанд, одетый в твидовый костюм, сидел, опустив голову к штативу с видеокамерой. Десять дней назад его контора «Корифей» вернулась к работе после годичного перерыва, но мозгоправ явно был недоволен. «Восемьдесят три, — произнес он, — восемьдесят три гомосексуалиста вышли от меня гетеросексуалами, — слова еле различимо вылетали изо рта, куда Голанд, по-видимому, забыл вставить челюсть. — Могло быть и восемьдесят пять, я хотел подогнать цифру под свой день рождения, но тьфу ты, — заключил он, — чертова пандемия». Красная команда record вспыхнула у него перед глазами, обозначив начало сеанса, но тут у Голанда зазвонил телефон. «Да, я вас слушаю, — сказал Голанд, оттягивая маску от лица. — Будьте любезны, звоните мне с двадцати двух до двадцати трех, московское время. Что заставило ко мне обратиться? — Пауза. — Звоните сегодня или завтра. Мне Австралия, Новая Зеландия дозваниваются. А сейчас я занят, у меня пациент». Голанд бросил трубку и, чертыхаясь, принялся по-новой настраивать камеру.

Pride Month

{"points":[{"id":7,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":9,"properties":{"x":101,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":8,"properties":{"duration":100,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":false}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Его кабинет располагается в подвале на улице Ульянова, в доме под номером 47. Стеллажи заставлены кассетами и папками с выцветшими обложками, а в них — 64 года психиатрической практики: от рукописных дневников слесаря, после войны страдавшего от кардиофобического синдрома, до недавних видеозаписей пациента под псевдонимом Рижанин, лечившего у Голанда психогенное сексуальное расстройство. «Психиатрия — это искусство с фундаментом на науку», — сказал Голанд, наконец высунувшись из-за камеры. Затем он навел объектив на Пациента, пообещав, что запись не уйдет дальше этого кабинета, и задал свой первый вопрос: «Сколько вам было лет, когда вы почувствовали влечение к лицам своего пола?» Тощий охранник жуликоватого вида прошел мимо двери. «Мне было четыре года, — ответил Пациент. — Это было в детском саду. Я и еще один мальчик лежали на соседних кроватях, а потом он предложил мне взять в рот его член. Когда я рассказал об этом родителям, отец пообещал, что похоронит меня заживо». «Хм». Голанд только и говорил, что хм, впрочем, большего от него и не требовалось.

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":-530,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":265,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":-530,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":265,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

«Я собираюсь понять, гей ли я. Разобраться с собой. Попытаться излечиться от гомосексуализма, провести на себе сексуальные опыты, чтобы наконец определиться с ориентацией. Знал бы кто-нибудь, что я вырос в одном из самых гомофобных кланов на Кавказе».


Дневник Пациента,
запись от 14 июля 2016 года

Впасть в детство

Стоило Яну Голанду задать первый вопрос, и Пациент не мог остановиться. Он говорил о детстве и об отце, от которого прятался под детской кроваткой сестры. Пациент вспоминал случай в детском саду и все, что было после. Как мать рассказала обо всем воспитательнице, та — родителям мальчика, а те — своим друзьям, и под вечер следующего дня о ситуации в детском саду знали все родственники и соседи. Пациент повторял, как стыдно ему было смотреть в глаза бабушке, идти в сад или оставаться в комнате один на один с матерью. Он стал заикаться, и тогда его отвели к логопеду. Через пару дней в семье как забыли о случившемся или договорились забыть. Но страх быть похороненным заживо сидел на подкорке. «Хм», — сказал Голанд и безучастно начал ловить в кадр предметы в кабинете: свой портрет со Всемирного конгресса сексологов в Париже, картину пациента, написанную как под галлюциногенным припадком. Наконец он сказал: «Закопает заживо, говорите? У меня был пациент под псевдонимом Ива. Его настоящая фамилия Иванов. Отец был полковником, и когда узнал, что у сына начались отношения гомосексуального характера, то сказал, что кастрирует его. А я кастрировал его фамилию».

Пациент продолжал рассказывать: про детство — русского мальчика, рожденного на Кавказе и чувствующего себя чужаком, про мальчишек, которые называли его «уырыссаг», что означает «русский», а когда он стал старше, синонимический ряд продолжился словами «девчонка», «размазня», «педик», «пидарас». Пациент вспоминал своих единственных друзей — соседских девочек, все они, как и он, были бесправными отбросами в глупом мальчишечьем мире.


«Интересно, а как сложилась судьба у этого мальчика? — спросил Голанд. — У того, в детском саду». — «Теперь он женат», — ответил Пациент. — «То есть это был тип взаимного онанизма?» — «Выходит, что так». — «Нет, ответьте, как вы об этом думали? Хотели просто получить оргазм и все?» — «Да, мне было приятно. Более того, мне казалось, что это естественно». Голанд рассеянно навел камеру на Пациента. «Это чушь собачья! — стал закипать он. — Есть такая книга — „Предотвращение гомосексуальности“ мужа и жены Николосси, вы держали ее в руках? Они четко рассказывают историю о том, как появился один генетик, специалист, который заявил, что нашел ген гомосексуализма. Но дело в том, что этот специалист сам страдал гомосексуальной направленностью. И через много лет он написал вторую статью — о том, что ошибся и никаких генов нет. И в конце концов, гомосексуалистами не рождаются, а становятся».


Вероятно, Голанд имел в виду статью генетика Дина Хамера, в 1993 году опубликованную в журнале Science. В ней утверждалось, что в X-хромосоме человека находится генетический маркер Xq28, который отвечает за гомосексуальные предпочтения. Только Хамер не брал свои слова назад; хотя работу ученого ставил под сомнения генетик из Канады Джордж Райс, исследования на эту тему продолжаются до сих пор.


Что касается супругов Николосси, Джозефа и Линды, в 1980 году, спустя семь лет, после того как гомосексуальность в США была исключена из Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам, Джозеф основал в городке Энсино Клинику имени Святого Фомы Аквинского, где проводил конверсионную терапию, в основном над подростками. В 1992-м он учредил и возглавил в Штатах Национальную ассоциацию исследований и терапии гомосексуализма (NARTH). В 2006 году Американская ассоциация психиатров заявила, что «в организации Николосси может процветать дискриминация и предрассудки». Национальный суд США отказывался рассматривать дела, истцами которых выступала NARTH. Губернатор Калифорнии Джерри Браун в 2012 году заявлял: «Методики конверсионной терапии не основаны ни на науке, ни на медицине, и теперь самое время выбросить их на свалку к остальному шарлатанству». Тем не менее Джозеф Николосси, как и его супруга Линда, был убежден, что геев можно спасти. Джозеф умер 8 марта 2017 года из-за осложнений, вызванных гриппом. «Гей-активисты так хорошо подмяли под себя психологию, — написала в некрологе Линда, — что никто не осмеливался бросить им вызов. Однако Джо сделал это. И я благодарна ему за смелость».


Сомневаться в трудах Николосси не смел и Голанд. Он попросил Пациента проследовать за ним в конец длинного подземного коридора, увешанного картинами исцелившихся сумасшедших. «Не болезнь», — бурчал мозгоправ. У него было восемьдесят три прецедента, чтобы доказать обратное.


Голанд и его свита

Насколько помнил Ян Голанд, началось все 1957 году, когда его взял на практику завкафедрой психиатрии Горьковского медицинского института Николай Владимирович Иванов. «Иванов был психотерапевтом и сексологом номер один в Советском Союзе, — сказал Голанд. — В 1963 году он провел первый Всесоюзный семинар по сексологии и психотерапии. Меня он называл большим специалистом в области гипноза и аутогенной тренировки. И с этими словами передал мне первого пациента». В реальности Голанд был студентом, аспирантом и помешанным на психоанализе фанатиком. Четвертый в поколении психотерапевтов. Его прадед работал в психушке села Сапогово под Курском. Бабка с матерью, по его смутным воспоминаниям, также были практикующими психотерапевтами. Через пару десятков лет династия продолжилась: сначала к ней присоединилась супруга Голанда Алина (в 2005 году против нее, как сообщает Regnum, было возбуждено уголовное дело за получение взяток), затем дочь Марина и внучка Мария. Но в 1957-м все только начиналось. Иванов раскрыл перед Голандом карты болезней, а в них — эксперименты, которым он посвятил жизнь. И главный из них — система поэтапного перевоспитания личности.


{"points":[{"id":25,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":27,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":26,"properties":{"duration":200,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Эта программа впервые была опубликована в книге Иванова «Вопросы психотерапии функциональных сексуальных расстройств» (1966) и разрабатывалась вместе с психотерапевтом из Иркутска Игорем Степановичем Сумбаевым, которого Иванов, а затем и Голанд, называл своим учителем. Сумбаев, ученик немецкого психоаналитика Карла Абрахама, считал, что сексуальная ориентация инвертируется при определенных внешних условиях, а значит, ее можно исправить, вывернув мозги набекрень. Голанду была известна история Вацлава Казимировича, одного из последних пациентов Сумбаева. «Когда ему [Вацлаву] было 11 лет, он увидел немецких солдат. Один из них был перебинтован. У Вацлава впервые в жизни при виде этого солдата возникла сильная эрекция с эякуляцией. В тот же вечер он пробрался в полевой госпиталь и наблюдал перевязанных немцев. Это неизменно вызывало у него сексуальное возбуждение. И Сумбаев смог убрать у него влечение к мужчинам».


Игорь Сумбаев умер 1962 году, и все его психиатрическое наследство заполучили ученики, в том числе Иванов. Система поэтапного перевоспитания личности, придуманная последним, состояла из трех частей. На первой стадии пациента погружали в состояние сексуального психологического вакуума — пустоту между ориентациями. На втором — учили любить и восхищаться женским телом. Заключительная фаза — развитие эротического отношения к женщине, по-другому — первый гетеросексуальный секс. Когда в 1976 году Иванова не стало, его гомосексуальные пациенты направились к Голанду. К тому времени в Советском Союзе более 40 лет действовала статья о мужеложестве, и о Голанде слышали многие. Он вспоминал знакомство с космонавтом Алексеем Леоновым, который просил взять на конверсионную терапию одного из своих знакомых. «По инициативе Леонова, — рассказывал Голанд, — в Горьком должны были открыть Центр психотерапии гомосексуализма и половых извращений, но в Министерстве здравоохранения СССР космонавту отказали». И за запертыми дверьми психбольницы города Горький Голанд продолжил ждать тех, кто готов был ему довериться.

{"points":[{"id":10,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":0.9,"scaleY":0.9,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":12,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":11,"properties":{"duration":130,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":false}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":20,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":22,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":23,"properties":{"x":0,"y":1190,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":21,"properties":{"duration":0,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":24,"properties":{"duration":1190,"delay":400,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Опытным путем

В то время как Ян Голанд «лечил» геев в плановом режиме — по одному на каждый год своей жизни, — Пациент мучился от панических атак. Впервые они дали о себе знать в детстве и вылились в заикание. В следующий раз — когда мать узнала, что он смотрит порно с мужчинами. Тогда Пациент начал задыхаться, а нормальное дыхание возвращалось к нему только во сне. Наконец, в год своего совершеннолетия он рассказал матери, что ему нравятся парни, и в ответ она предложила сохранить эту тайну между ними двоими, чтобы не позорить остальную семью. Пациент вспоминал, как пытался унять свое влечение, но оно душило его. Как знакомился в сети со взрослыми мужчинами, а в ночи они подъезжали к его дому на автомобиле. Как садился в машину и тянулся к промежностям незнакомцев. Помнил родимое пятно на чужом члене, вкус пота и тухлого белого налета. Как возвращался в дом, когда с делом было покончено, а потом запирался в ванной и мыл язык с мылом, тянул за него, пытаясь оторвать. Пациент знал, что не сможет полюбить женщину; из кабины маршрутки он разглядывал парней, гуляющих в парках, их напряженные мышцы во время игры в баскетбол. Он убеждал себя, что это постыдно и противоестественно и в конце концов решил: если не может любить ни мужчин, ни женщин, к чему это все?


Он начал закармливать себя, чтобы стыдиться и впредь не высовываться из дома; к двадцати годам его вес превышал центнер. По данным оксфордского Journal of Public Health, у представителей сексуальных меньшинств чаще, чем у гетеросексуальных людей, наблюдается нездоровый индекс массы тела; исследователи напрямую связывают проблемы с весом с дискриминацией в обществе. Но не помогло и это: Пациент создал поддельный аккаунт «ВКонтакте» и несколько лет общался с парнями, притворяясь женщиной. Это было не мошенничество, а катфишинг: 41% катфишеров называют причиной своего увлечения одиночество. А потом эта страница стала самой важной частью его жизни. Он перестал помнить, когда в последний раз писал своим настоящим друзьям или знакомым. Он вспоминал, как ходил на службы в католическую церковь на Малой Грузинской улице, «потому что католики дают прощение примерно так же, как политики дают обещания». Пациент хотел поделиться тайной с кем-нибудь, кто примет его и не осудит. В один из вечеров он сидел и ждал своей очереди в кабинку для исповеди, а когда оказался там, то сказал: «Святой отец, кажется, я гей». Но в ответ услышал: «Хм? А вы католик? Если нет, то отправляйтесь к своему священнику». Пациент не знал о религиозной организации Courage International, представители которой обещали «исправить геев», не слышал и историю Саши Рахманова, пастора-пятидесятника, чьи братья по вере, узнав, что он гей, устроили обряд по изгнанию бесов. А потом Пациент прочитал в сети о докторе Яне Голанде — единственном психиатре в России, который обещал помочь и вылечить его. И в 2017 году он позвонил Голанду, а Голанд назвал сумму — 15 тысяч рублей, но у Пациента не было лишних денег. А потом он начал искать другие способы изменить себя.


Пациент узнал о докладе профессора Фридемана Пфеффлина, в котором утверждалось, что кастрация гомосексуалистов ведет к устранению сексуальной патологии. Про аверсивную терапию, когда поведение человека меняется из-за болезненного воздействия на него извне. Он прочитал доклад Cambridge University Press, в котором упоминалась электросудорожная терапия: гомосексуалам раздавали карточки с различными словами и просили произносить каждое вслух; на словах «гей-бар», «содомия», «секс с мужчиной» наблюдатель бил подопытных током, и так до тех пор, пока «не вырабатывались стойкий страх или отвращение к гомосексуальности» (эти пытки распространены и сегодня: в 2014 году в одном из психологических центров Китая так издевались над мужчиной. — Прим. The Blueprint). Пациент знал, как работает конверсионная химиотерапия: геи получают дозу кофеина и апоморфина, после чего на экран перед ними выводятся эротические видео с участием мужчин; через 10–15 минут у пациентов начинаются приступы тошноты и рвота, спустя час мужчины получают антидот — пропионат тестостерона — и в это время на экране появляются эротические ролики с участием женщин.


Но потом случилось кое-что важное.


«Я не знаю, кто я. Я не знаю, чего хочу и что делаю. Вчера я скачал тиндер, и мне написал какой-то парень. Мы переписывались всю ночь. Я написал в службу психологической помощи подросткам. Написал, что, кажется, впервые в жизни влюбился, что не могу признаться в этом себе, что мне делать? В службе ответили, что все консультанты заняты, лучше написать им снова через пару часов. Под утро этот парень предложил увидеться, но мне было не по себе. Когда от него приходят сообщения, я чувствую, что кому-то нужен. Иногда я представляю, что целую его».


Дневник Пациента,
запись от 6 июля 2017 года

То, что происходило с Пациентом в следующие месяцы, все больше отдаляло его от встречи с Голандом. Внезапно до него дошло: не жестокость людей превратила его в гея; он родился геем — как рождаются гетеросексуалом, кошкой, птицей, — но люди вокруг были к этому не готовы.

Для безличного пользования

{"points":[{"id":28,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":30,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":29,"properties":{"duration":200,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

«Я нашел в интернете историю Ивана Харченко. В 2012 году ему было 16 лет, выходит, я чуть старше. Отец насильно определил его в наркологическую клинику Якова Маршака, где Ивана пичкали таблетками, чистили кровь внутривенным лазером и что-то кололи в вены, а потом он превращался в овощ и забывал все на свете. Он не мог точно ответить, когда ел в последний раз: вчера или пятнадцать минут назад. Он потерялся во времени. Когда друзья вызволили его из клиники и отвезли домой, дедушка не открыл дверь квартиры. Он просто сказал: «Вы ошиблись. Иван Харченко здесь больше не живет».


Дневник Пациента,
запись от 16 июля 2016 года

{"points":[{"id":7,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":9,"properties":{"x":101,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":8,"properties":{"duration":100,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":false}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Пациент приехал в Нижний Новгород из Москвы, предварительно договорившись о приеме у Голанда по телефону — строго между десятью и одиннадцатью часами вечера. Первая консультация обошлась ему в 18 тысяч рублей, и все деньги были переведены на счет компании «Корифей». За эту сумму Голанд обещал вводный трехчасовой разговор и показ фильмов об «исцеленных гомосексуалистах».


Теперь мозгоправ стоял перед громадным плазменным телевизором и пытался включить диск, на лицевой стороне которого было написано «пациент Рижанин». «Я не рассчитывал на такое интервью», — сказал мужчина, появившийся на экране. Запись была сделана в 1999 году. «Этот фильм не пойдет на экраны, — заверил его Голанд. — Это так, для личного пользования». Каждый из гомосексуалов, лечившихся в психиатрической клинике на улице Ульянова, оставил Голанду вещественные доказательства своего присутствия. Когда доктор еще не обзавелся диктофонами, геи описывали историю своей «болезни» в тетрадях, затем появились аудиозаписи, видеокассеты и, наконец, DVD-диски. «Скажите, сколько вам было лет, когда вы впервые ко мне приехали?» — спросил Голанд. «Двадцать три года, — ответил Рижанин. — Это было в 1978 году. Вы дали мне установки, которые надо выполнять, и сказали приезжать через год». — «Какие это были установки? Не провоцировать себя, быть трезвым, не попадать в места, где могут находиться голые мужчины, не ходить в бани, на пляжи. Первый этап, этап сексуально-психологического вакуума. Нужно было сделать так, чтобы у вас не было фиксации внимания на лицах своего пола на улице, в трамвае — везде. Чтобы доминирующие переживания исчезли и появилось иное отношение к ним — безразличное, холодное, ледяное. Так?»


Методика Голанда, а еще раньше — Иванова, отличалась от терапии других советских психиатров. Арон Исаакович Белкин связывал гомосексуальность с нарушением деятельности желез внутренней секреции и назначал своим пациентам гормональную терапию. Похожий подход использовал датский доктор Карл Вернет, проводивший опыты над гомосексуалами к Бухенвальде. В паховую область заключенным геям имплантировали металлическую капсулу, в которой содержался «мужской гормон» для нормализации гетеросексуальности. После войны Вернет скрывался в Аргентине, где работал на Министерство здравоохранения страны и продолжал эксперименты вплоть до своей кончины в 1965 году. Но к 2015 году лечить геев гормонами все еще пытались: в расследовании India Today упоминался доктор Винод Райна, который «за последние 15 лет исцелил гормонами более сотни гомосексуалов».


«Я просил Белкина, — Голанд зажал кнопку с паузой на пульте, — покажите мне хотя бы одного гомосексуалиста, который стал бы нормальным мужчиной? Но их у него просто не было. Гормональная терапия — это ужасно». Арон Белкин умер в апреле 2003 года, спустя десять лет после отмены в России статьи за «мужеложество». К этому времени гомосексуальность была исключена из Мировой классификации болезней. Вместе с этим в перечень психических расстройств вошла эгодистоническая гомосексуальность — маниакальные попытки приобрести или усилить гетеросексуальную ориентацию. «Гомосексуальность — не заболевание, поэтому никто ее не лечит, — сказал в разговоре с The Blueprint главный научный сотрудник Московского НИИ психиатрии Михаил Ягубов. — Нормальные дипломированные специалисты от гомосексуальности никакой метод терапии не используют. Лечить можно болезнь. А если это не болезнь, как и зачем ее лечить?» Ягубов слышал о Яне Голанде и его терапии, но сомневался, что психиатр по-прежнему лечит геев. Когда он узнал о деятельности «Корифея», то только и добавил: «Да ладно?»


А Голанд продолжал кипятиться. «Все современные врачи писали, что гомосексуальность — не врожденная, а приобретенная! Импринтинг, впечатывание — и пошло-поехало. А всякую хрень говорят малограмотные фельдшера, которые сидят в больнице, и журналисты-гомосексуалисты. Ко мне приезжал один такой, он, по-моему, уже скончался». — «Нет, он жив», — ответил Пациент. Еще до прибытия в Нижний Новгород Пациент навел о Голанде некоторые справки.


{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":41,"y":213,"z":0,"opacity":1,"scaleX":2.5,"scaleY":2.5,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":180}},{"id":4,"properties":{"x":-40,"y":1120,"z":0,"opacity":1,"scaleX":2.5,"scaleY":2.5,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":360}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":300,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":5,"properties":{"duration":907,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

«Я в восторге, когда вижу результат»

Вслед за Рижанином Ян Голанд вывел на экран монолог следующего пациента — Финансиста. Каждый из этих мужчин уверял, что прошел терапию длиной в несколько лет, занимался аутотренингом, посещал сеансы гипноза и групповой терапии — когда в одном кабинете Голанд собирал психосоматиков, больных паническими атаками, алкоголиков, импотентов, зоофилов и предлагал им обсуждать неврозы. Все мужчины вспоминали, что на первом этапе терапии их отношение к собственному полу изменилось — стало холодным и безразличным. На втором они смотрели эротику, которую подсовывал психиатр и придумывали для себя терапевтические развлечения: например, выбрать одну «мисс автобусная остановка» или «мисс Продукты 24» и любоваться ее красотой. Каждый из этих мужчин утверждал, что после лечения обзавелся семьей и детьми. Голанд был единственным, с кем они поделились тайной об ориентации. Он по-отечески одобрял, когда мужчины рассказывали о беспорядочных половых связях с женщинами, заменяя слово «секс» словом «слоник», и, как фанатик, подсовывал им все новые брошюры о пользе и прелестях гетеросексуальной интимной жизни.

«Они представляли, что вычищают свой мозг, как грецкий орех, — сказал Голанд Пациенту. — Это одна из команд аутотренинга. Я научил их модерировать сновидения, чтобы начинали видеться девушки, а не мужчины. Самое удивительное — у меня был пациент, который женился, завел детей, все вроде бы хорошо, но потом у него обнаружилась шизофрения. Он считал, что его преследуют, травят, что соседи устанавливают в квартире прослушивающие устройства. Я показал его Виктору Ксенофонтовичу Смирнову (советский психиатр. — Прим. The Blueprint), и тот тоже удивлялся: надо же, был пациент с гомосексуальными направленностями, стал шизофреником, но остался гетеросексуалом». Казалось, Голанд был рад и такому исходу. Он не вдавался в подробности, скольким мужчинам его терапия не помогла. «Это вопрос мотивации, — сказал он. — Бесполезно работать, тратить время на тех, у кого нет мотива. Поэтому таким гомосексуалистам я отказываю».


Но, как и все, во что верил Ян Голанд, эти слова лишь звучали как правда. И поэтому Пациент был здесь: несколько дней назад ему написал мужчина, попросивший остаться анонимным. В 1990 году он приехал на «лечение» гомосексуальности в сексологический центр «Медицина и репродукция», который возглавлял психиатр Сергей Тихонович Агарков. Ежедневно с мужчиной, назовем его Крымчанин, беседовали психиатры и пичкали его гомеопатическими препаратами. Когда стало ясно, что лечение не принесло плодов, Крымчанину посоветовали обратиться к петербургскому профессору Сергею Сергеевичу Либиху, а тот, в свою очередь, направил его в Нижний Новгород. «В 1990-х родители перепуганных молодых геев активно водили к Голанду своих детей, — рассказал Крымчанин. — В то время психиатр еще не занимался бизнесом на чужих страданиях. На мой взгляд, он просто любил мучить молодых геев, издеваться над ними самыми извращенными способами. А когда пришло время ездить по международным конференциям с докладами, Голанд стал отсеивать кандидатов. Он брал на лечение только бисексуалов. А дальше — дело техники: ежедневное запугивание адскими мучениями, гипноз, самовнушение». Крымчанин провел у Голанда сутки, после чего вернулся в Украину и попал на лечение в одну из местных клиник, где также использовали методику сексуального психологического вакуума. «В результате у меня не появилось влечения к женщинам, — рассказывал он Пациенту. — И пропало влечение к мужчинам. Каждый раз, когда я пытаюсь наладить какие-то романтические отношения и приближаюсь к парню или когда парень дотрагивается до меня, начинается дикая головная боль, приступы страха, тревожности. У меня начались рвотные позывы, стоит мне приблизиться к парням. Я не могу летом ездить в маршрутках, когда парни катаются в них без маек или в одних плавках. Я не хочу, чтобы через этот ужас проходили другие геи, особенно молодые мальчики, такие, каким я был в 16 лет».


Ян Голанд не помнил Крымчанина. Время от времени к нему действительно приезжали психиатры, пытавшиеся освоить метод сексуального вакуума. «Но почти ни у кого не вышло, все отпадали с выгоранием, — жаловался Голанд. — Но это фигня: вы же пишете свое произведение, вы радуетесь, у вас поднимается настроение. Вот и я в восторге, когда вижу результат».


Когда Финансист завершил свой телевизионный монолог, психиатр предложил Пациенту прогуляться и обсудить сеанс. «Дело в том, что я смотрю на гомосексуалистов как на пациентов, как на больных с перверсией, — сказал Голанд, поправляя фетровую шляпу. — Людям нужно помогать. Вы слышали, что кадыровцы убили в Чечне 11 геев?» — спросил он.


В расследовании Международной ассоциации лесбиянок и геев (ILGA) упоминается и религиозное насилие над геями в Чечне. Во время обряда по «изгнанию джинна» экзорцист читает над гомосексуалами отрывки из Корана, криками и руганью обращается к джинну и избивает «больных», стараясь выбить из них темный дух. В некоторых мечетях решать, сидит ли вообще джинн в человеке, предлагается мулле. В случае, если джинн не обнаружен, гомосексуальность может быть воспринята как сознательный выбор человека, и за это его следует убить. «Дикая страна, — продолжил Голанд. — Но сейчас не об этом. Скажите, вы готовы продолжить лечение?»


План у Голанда был такой: Пациент возвращается в Москву, чтобы собрать свои вещи, и через неделю переезжает в Нижний Новгород. Психиатр помогает ему с поисками квартиры или, возможно, как в случае с Финансистом, позволит жить в отделении психбольницы — сторожем. «Я заметил, что с вами можно получить результат, у вас для этого есть все данные», — сказал Голанд. «Голова варит», — добавил он, когда почувствовал, что Пациент замешкался. На секунду Пациент и впрямь задумался. Он вспомнил о семье, об отце, обо всех, кто, как и Ян Голанд, хотели для него «лучшей жизни». Вспомнил Крымчанина, 180-килограммового громилу, запертого в собственной квартире. «Я пока не выжил из ума», — ответил Голанду Пациент, и впервые за этот день он говорил моим голосом.


Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}
Логотип The Blueprint
The Blueprint запрашивает разрешение на push-уведомление
Логотип The Blueprint

×