T

Джон Сибрук: «Невидимый дизайнер» 

Хельмут Ланг, Дольче и Габбана и Yoox: три эссе о моде от постоянного колумниста The New Yorker и автора Nobrow.

жон Сибрук — штатный писатель The New Yorker, исследователь массовой культуры и изобретатель термина «nobrow», обозначающего состояние современного мира, лишенного традиционного культурного деления на высокое (highbrow) и низкое (lowbrow). В небольшой, карманного формата, книге, удобно ложащейся в ладонь, собраны три профайла, опубликованные в разное время
в The New Yorker. Первый — история американского австрийца Хельмута Ланга, нанизанная на канву размышлений о том, что такое casual в жизни современного мужчины. Второй — живой, полный веселых диалогов, баек и сцен профайл Дольче и Габбаны. Третий — относительно свежее исследование темы e-commerce и новой роскоши внутри рассказа об основателе Yoox Федерико Марчетти. Неспешный, насыщенный текст в сочетании с приятным форматом сборника превращают журнальные статьи в литературу — впрочем, в случае с нью-йоркским журналом грань между ними и так довольно тонка.

Д

О casual



...Я уяснил для себя меланхоличную истину, которая неизбежно открывается всем мужчинам при попытке освоить новый офисный casual: одеваясь неформально, мужчина обязан принимать моду значительно более всерьез, нежели когда в офисе принят строгий дресс-код.

О бунте Хельмута Ланга



Он и раньше нарушал протокол, раздражая американское фэшн-сообщество. Ланг восстает против обременительного расписания показов (четыре в год, по два на мужскую и женскую линии), на которых дизайнеры представляют коллекции вниманию прессы и байеров. Он показывает мужскую и женскую коллекции одновременно, однако ему кажется чрезмерным и это. За неделю до выхода коллекции осень-зима 1998 Ланг отменил показ, выложил фотографии в интернет, а фэшн-редакторам раздал сидиромы.

2

1

О новом жанре Хельмута Ланга



Лангу присущи особый инстинкт, чуткость к обаянию базовых элементов одежды вроде старого синего свитшота или футболки, выношенной до шелковистого состояния, благодаря чему он создал целый жанр люкс casual. По словам главного редактора Harper’s Bazaar Кэтрин Бэттс, «Ланг сделал для футболок и джинсов то, что Ральф Лорен для клубных галстуков и твидовых пиджаков, а именно превратил их 
в модные элементы одежды».

О происхождении Dolce & Gabbana



В отличие от семейств Гуччи, Прада, Пуччи,
Дзенья, Феррагамо и Фенди, Дольче и Габбана не могут похвастаться своим происхождением.
Они не из благородных семей, веками создававших предметы роскоши, чей сверхстатус в итальянской иерархии моды не поддается сомнению. Начинали как аутсайдеры, с улицы разглядывавшие, прижимая носы, витрины модного мира.

4

3

О e-commerce и демократизации роскоши



О визите Дольче в офис Армани           



Однажды без предварительной договоренности он отнес книгу эскизов в головной офис Armani на виа Дурини. На полу в вестибюле лежал длинный белоснежный ковер, и Дольче засомневался, можно ли пройти по нему в обуви. «Я же полный cretino, я ничего не знаю». Он решил, что будет выглядеть идиотом, если покажется у стойки ресепшн босиком, поэтому решил пробираться бочком вдоль стены, чтобы не наступить на пресловутый ковер.

Минут десять мы наблюдали за тем, как руки-роботы занимались своими делами, со свистом проносясь вверх и вниз, двигались вдоль проходов, хватая
с полок корзины, наполненные роскошными вещами. Демократизация роскоши, концепт, мутный
для многих, во плоти происходил вокруг нас. [...]
Вместо того, что обычно приходит в голову, когда думаешь о роскоши — индивидуальность обслуживания, эксклюзивность, богатые и надушенные интерьеры, — мы наблюдали автоматизированный, алгоритмически выстроенный хаос. Возможно,
это и есть новый люкс или просто конец роскоши
в привычном нам виде.

ЧИТАТЬ НА BOOKMATE


6

5

Следите за книжной полкой The Blueprint на Bookmate

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt"}