T

Нико

Заметная внешность, источник многих радостей и многих бед, помогла Нико войти в число самых влиятельных фигур богемного сообщества прошлого века и стать одним из самых ярких его украшений.

Не нужно быть самым наблюдательным человеком в мире, чтобы понять, что мода на сопричастных действует двояко: адепты индустрии выглядят либо сногсшибательно и эксцентрично, либо совершенно спокойно. Ко второму клану и относилась Нико, в 8 лет севшая за швейную машинку на промышленном производстве в Берлине, а в 13 вставшая перед камерой в качестве модели.


е нужно быть самым наблюдательным человеком в мире, чтобы понять, что мода на сопричастных действует двояко: адепты индустрии выглядят либо сногсшибательно и эксцентрично, либо совершенно спокойно. Ко второму клану и относилась Нико, в 8 лет севшая за швейную машинку на промышленном производстве в Берлине, а в 13 вставшая перед камерой в качестве модели.

Н

Она легко раздевалась перед камерой, но в жизни всегда выбирала глухие вороты и закрытую одежду.

Стиль Нико, в отличие от ее биографии, сложно назвать запоминающимся. Родившаяся в предвоенном Третьем рейхе в 1938 году (место ее рождения, кстати, до сих пор оспаривается) девушка пережила на своем веку достаточно, чтобы потом об этом рассказывать в собственных песнях: она рано начала работать, бросила школу, пошла в модельный бизнес, в 15 лет подверглась насилию — и это только то, что случилось до ее совершеннолетия. Как у многих людей, отличающихся богатой личной историей и обладающих заметной внешностью, весь ее гардероб — только рамка, не отвлекающая от сути картины. Аксиома «черный — новый черный» — золотое правило, от которого девушка отступала крайне редко. В выборе силуэтов она была так же хладнокровна, как и в выборе цвета: казалось, что Нико просто соблюдала модные правила своего времени, никак их не трансформируя на свой лад. Стоит только взглянуть на светскую хронику тех дней: клеш и приталенные пиджаки в «виниловые» 70-е были на каждой фотографии. Даже в бьюти-вопросах она была сдержанна, если не сказать скованна. Эту длинную челку и тяжелые стрелки, делавшие глаз круглым, в 60–70-е годы носили все — от Брижит Бардо до Джейн Биркин. Но Нико не просто сделала челку своим фирменным знаком, за всю жизнь изменив прическе только однажды, когда отстригла волосы и превратилась в удивительно интеллигентную rock chick. Со стрижкой а-ля гарсон германская ундина выглядела в миллион раз фотогеничней, достигнув того самого образа, который так пригодился бы ей во времена модельной карьеры (довольно успешной, кстати: Нико успела поработать с Vogue, Tempo, Vie Nuove, Mascotte Spettacolo, Camera и Elle). Пшеничного цвета косы, которые певица носила большую часть своей жизни, послушно развевались на лондонском ветру, где она записывала альбомы сперва с The Velvet Underground & Nico, а затем и соло.

Ее не смущала нагота в работе и она легко раздевалась перед камерой, но в жизни всегда выбирала глухие вороты и закрытую одежду, даже юбки она носила редко, предпочитая им клеши. В этой броне она — высокая нордическая красавица — выглядела еще более неприступной. На тех немногих фотографиях, что оставил нам прошлый век, певица не просто холодна: она — сама Антарктида. Высокие воротники, брюки и рубашки — Нико пыталась закрыть себя с ног до головы, от запястий до щиколоток. Кажется, будь ее воля, на обложке «Gold» The Velvet Underground & Nico, где певицу и так еле видно, она предпочла бы отвернуться: тогда ей действительно удалось бы скрыться от вечно глазеющих людей.

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
false
767
1300