T

«Первая полоса: внутри The New York Times»

Несмотря на то что бумажные газеты неизбежно умирают, изнанка работы великой The New York Times актуальна как никогда.

В 2011 году на экран вышел фильм американского режиссера Эндрю Росси о журналистах газеты The New York Times. Режиссер провел в редакции целый год и показал, как одна из старейших газет пытается выжить в то время, когда традиционные СМИ одно за другим уходят в прошлое.

Кризис печатной индустрии

Rocky Mountain News, Philadelphia Daily News, Minneapolis Star Tribune, The Boston Globe, San Francisco Chronicle, Seattle Post Intelligencer — фильм начинается с отрывков новостей, в которых сообщается о смерти этих американских изданий. За этим следует вопрос: а выживет ли The New York Times? Обеспокоенная своим положением в медиапространстве, The New York Times открывает в редакции специальный отдел — Media Desk, фиксирующий изменения, происходящие в индустрии.

Проблема №1. 

Материал The Atlantic

В феврале 2009 года журнал The Atlantic опубликовал материал с заголовком «End Times». В своем материале Майкл Хиршхорн задался вопросом, а что если газеты умрут еще быстрее, чем кажется на первый взгляд? Журналист подробно описал все существующие на сегодняшний день проблемы. В своем интервью авторам фильма он объясняет, что, посмотрев на цифры, он понял — угроза вполне реальна. Для него скорая смерть The New York Times была очевидной. Для общественности и медиаиндустрии это было не совсем так — материал вызвал широкий резонанс, ведь мало кто был готов признать, что The New York Times с более чем вековой историей может просто умереть в один день. На что Майкл замечает, что пытался донести до читателя разницу между «не должен» и «не может» обанкротиться. Стоит подчеркнуть, что материал The Atlantic был опубликован за два года до выхода фильма, так что уже этот факт как бы нивелирует опасность, описываемую Хиршхорном.

Проблема №2. 

WikiLeaks

В 2010 году онлайн-ресурс WikiLeaks опубликовал тысячи секретных материалов, которые стали новостью номер один для всего мира. В фильме акцентируется внимание на видео из Афганистана, которые WikiLeaks выкладывал на YouTube. Таким образом эта информация стала доступна каждому пользователю интернета, устранив газеты как посредника. Более того, материалы, публикуемые компанией Ассанжа, никак не редактировались, что привело к столкновению этики мира профессиональной журналистики с этикой мира Джулиана Ассанжа, где журналистика всего лишь средство для достижения справедливости «в широком смысле».

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":0.8,"scaleY":0.8,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":3}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":2,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Параллельно с этим в фильме рассказывается о похожем скандале сорокалетней давности, когда военный аналитик Даниэль Эллсберг передал The New York Times секретный сборник, известный как «Документы Пентагона». В нем раскрывалась вся информация о войне во Вьетнаме. Билл Келлер, главный редактор The New York Times на момент съемок фильма, справедливо замечает: «Суть такова — WikiLeaks мы не нужны, а Даниэль Эллсберг в нас тогда нуждался».

Проблема №3. 

Скандалы внутри The New York Times

Лента рассказывает две печально известные истории, серьезно подорвавшие репутацию The New York Times. Первая связана с Джудит Миллер, бывшим репортером газеты, — в своих публикациях она писала о мнимом наличии у Ирака оружия массового поражения, что в итоге оказалось ложью. Уже на этом этапе Миллер обвиняли в ангажированности администрацией президента. Позже Миллер на страницах все той же The New York Times рассекретила агента ЦРУ Валери Плейм, муж которой открыто критиковал политику Джорджа Буша-младшего. За сокрытие имени своего информатора журналистка провела в тюрьме три месяца. Общественность и редакция The New York Times осудили Миллер за отказ назвать имя своего источника, после чего она покинула издание «из-за того, что сама стала новостью».

Второй инцидент связан с именем Джейсона Блэра — журналиста, занимавшегося в The New York Times фальсификацией материалов. Он вел репортажи «с места событий», находясь при этом у себя дома, вставлял в материалы несуществующие цитаты и занимался плагиатом. Обнаружился обман весьма глупым образом — Блэр скопировал статью бывшего коллеги по The New York Times, который и придал дело огласке. Как выяснили в самой The New York Times, ложная информация присутствовала как минимум в 73 материалах Блэра.

Проблема №4. 

Twitter

Время съемок фильма пришлось как раз на пик популярности Twitter — с этого времени каждый стал сам себе блогер и сам себе журналист. Газетчики боялись, что аудитория уйдет к быстро реагирующим и разбросанным по всему миру блогерам. Стараясь шагать в ногу со временем, The New York Times приглашает к сотрудничеству Брайана Стелтера — набирающего популярность блогера. В фильме его представляют как «вероятно, единственного журналиста, создавшего свой блог и печатающегося в газете». Сегодня это звучит как минимум забавно. В фильме Стелтер читает лекции о необходимости Twitter, при этом не противопоставляя его традиционной журналистике, а оставляя в качестве полезного дополнения. К слову, во время съемок фильма Стелтер сидел на диете и отчитывался о ней перед подписчиками в твиттере.

Дэвид Карр

Все эти истории не остаются без внимания Дэвида Карра, главного героя фильма, колумниста и репортера The New York Times, отца-одиночки и бывшего наркомана. Кажется, что решить все накопившиеся проблемы призван именно он — циничный журналист, настоящий профессионал своего дела. Он участвует в переговорах с конкурентами, выступает на телешоу и уличает генерального директора Tribune Company в сексуальных домогательствах по отношению к сотрудникам и нарушениях этических норм.

Примечательно, кстати, что на одной из конференций — Media Armageddon — темой разговора становятся не варианты решения существующих проблем, а «что будет, если». Спикеры обсуждают, кто будет рад, кто расстроится, кто какие чувства испытает — как будто приговор газете уже подписан и ничего не остается, кроме как оплакивать ее загодя. В результате создается ощущение неизбежности конца, всеобщей паники и непонимания, что может стать спасением.

Итоги

Попав под влияние трансформации индустрии, The New York Times пришлось претерпеть ряд изменений. Самым печальным из них стало сокращение штата сотрудников — увольнять приходилось и тех, кто работал в издании более двадцати лет. Однако финал фильма нельзя назвать иначе как хеппи-эндом — издание получает Пулитцеровскую премию, один из журналистов становится руководителем бюро газеты в Багдаде, сайт вводит бесплатную подписку, Брайан Стелтер теряет 40 килограмм. Словом, журналистика жива, а спор о ее жизнеспособности вечен.


Конечно, в эпоху, когда технологии развиваются как никогда быстро, эта история кажется несколько устаревшей и вызывает скорее ностальгические чувства, чем злободневное волнение. Просто возьмите в руки iPad 2010 года и Apple Watch Series 2 — это, пожалуй, будет лучшей иллюстрацией. Сегодня мало кто сомневается в том, что будущее неотделимо от виртуальной реальности, но история с The New York Times показывает, что даже в дни, когда конец, казалось бы, неизбежен, главные герои и традиции выживают. Ну или возрождаются к новой жизни, обретая иные формы.

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
false
767
1300
false
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}