T

Пегги Гуггенхайм: ни дня без искусства

Что мы знаем о Пегги Гуггенхайм? Она собрала лучшую коллекцию искусства первой половины XX века. Открыла Джексона Поллока. Имела сотни любовников. У нее была удивительная жизнь, и убедиться в этом можно будет уже 23 июня на крыше музея «Гараж», где ЦДК проводит единственный показ ленты Лизы Иммордино Вриланд о жизни галеристки.

<iframe width="670" height="377" src="https://www.youtube.com/embed/vjcGTRYGGik?rel=0&controls=0&showinfo=0" frameborder="0" allowfullscreen></iframe>

Семья

26 августа 1898 года в Нью-Йорке родилась Пегги Гуггенхайм — младшая из троих детей Бенджамина и Флоретты Гуггенхаймов. Отец, промышленник, проводил время где угодно, только не дома, а мать больше интересовалась светской жизнью, чем дочками. Из-за этого журналисты любят писать, что Пегги росла недолюбленной и одинокой, однако сама она на детство не жаловалась. В интервью Жаклин Уэлд Гуггенхайм рассказала, что обожала своего отца и была вполне довольна матерью, которая не донимала ее излишней опекой. Правда, благополучными были лишь первые 13 лет жизни Пегги: в 1912-м Бенджамин Гуггенхайм и его секретарь решили добраться из Европы в США на «Титанике». По семейной легенде Бенджамин помогал людям садиться в шлюпки, и ему там просто не хватило места. Эта трагедия круто изменила жизнь Пегги: ее отец был богат, но его братья были еще богаче, и всю юность
она чувствовала себя бедной родственницей.


Художественный вкус

Едва дождавшись совершеннолетия и вступления в права на наследство, Пегги отправилась в Париж. Она попала в гущу «ревущих двадцатых»: тогда во французской столице жили самые прогрессивные художники и писатели. Именно там Гуггенхайм начнет интересоваться искусством, продюсировать фильмы сюрреалистов и потихоньку покупать картины. От отца ей достались 450 тысяч долларов — около 7 миллионов, если пересчитать с поправкой на 2016 год. Их она стала вкладывать в живопись. Марсель Дюшан отсоветовал ей покупать признанных мастеров — начинающие художники стоили дешевле и были перспективнее. Так выяснилось, что Пегги достался редкий талант — интуиция. Гуггенхайм покупала пока еще малоизвестных Пикассо, Кокто, Кандинского, Танги, Дали, Поллока, которые с каждым днем увеличивали ее богатство. Кстати, не безвозмездно: признанием в арт-сообществе далеко не в последнюю очередь они обязаны Пегги.


Кудри и серьги

Была ли Пегги Гуггенхайм модной? В обычном смысле вряд ли, особенно если говорить о моде первой половины XX века. Но у нее определенно был свой стиль, который с годами прорисовывался все ярче. Кудрявые волосы она коротко обрезала, любила женственные платья в талию, экстравагантные накидки, смешные солнцезащитные очки и серьги (одну из пар для Пегги расписал сам Ив Танги). Чем больше она погружалась в искусство, тем менее глянцевыми и более живыми становились ее образы: африканские платья, головные уборы с избыточным декором, перья. Эта взрывная эстетика сработала лучше, чем выверенная «модность», и сегодня стилисты используют гардероб Гуггенхайм как референсы к съемкам.

Джексон Поллок

Главное доказательство врожденного чутья Пегги на подлинный талант — Джексон Поллок, самый дорогой художник современности. Она боготворила Джексона и первое время даже выдавала ему зарплату, чтобы тот мог
бросить работу и посвятить себя живописи (есть версия, что Поллок стал единственным мужчиной из окружения Пегги, с которым она дружила,
а не спала). На момент смерти Гуггенхайм принадлежали 12 работ художника, и только эти полотна — уже колоссальное состояние: одна картина «Метаморфоза», которую Пегги подарила Университету Айовы, застрахована на 140 миллионов долларов, точная цена не оглашается. «Сделала ли Пегги Джексона Поллока знаменитым? Нет. Его прославил Life Magazine», — рассказывает в фильме Роберт де Ниро, сын тезки-художника, но замечает, что за успехом гения все-таки стоит Гуггенхайм. Поллок был признан при жизни, и когда его от количества выпитого однажды стошнило прямо на ковер Chelsea Hotel, один из гостей ресторана посоветовал Пегги забрать этот ковер с собой и вставить в рамку: «Это будет стоить миллионы».

Секс

Нет биографа Пегги, который бы не написал про ее неутолимый сексуальный аппетит. Она рассказала Жаклин Уэлд, что в 21 год буквально мечтала избавиться от девственности, но ей пришлось ждать до 23 — как раз тогда Гуггенхайм впервые вышла замуж. От Лоренса Вейла, первого мужа, Пегги родила сына Синдбада и дочку Пегин. Через семь лет они развелись, и Гуггенхайм стала любовницей Джона Холмса, который был женат.
Он был единственной любовью Пегги, но далеко не единственным мужчиной:
за пять лет романа девушка сделала 7 абортов, «большинство из которых
от Холмса». До конца жизни она будет выбирать между материнством и страстью в пользу последней. В ленте «Пегги Гуггенхайм: ни дня без искусства» она рассказывает, что мечтает снова стать молодой и окружить себя любовниками. В них она себе никогда не отказывала — по слухам, у нее было около тысячи мужчин и несколько женщин, в том числе Ив Танги и Сэмюэл Беккет. Рассказ про третьего мужа — художника Макса Эрнста — 
Пегги начинает без обиняков: «У него было удивительно красивое тело…»

Две галереи и музей

В 1938 году Пегги переехала в Лондон, чтобы либо заняться издательским бизнесом, либо открыть галерею. Остановилась на галерее — ей показалось, что она обойдется дешевле. Так появилась Guggenheim Jeune, которая открылась отличной выставкой Жана Кокто и в первый же год работы принесла 600 тысяч фунтов убытка. Но Пегги это не остановило: она
начала скупать картины у молодых художников, которые бежали от Второй мировой войны и продавали полотна за бесценок. Гуггенхайм покупала
по принципу «одна картина в день» и концентрировалась на сюрреалистах, абстракционистах и кубистах. В результате в 1941 году в Нью-Йорке
Пегги открыла новую галерею The Art of This Century и представила
публике действительно впечатляющую коллекцию современного искусства. 
Люди постепенно привыкали к новым течениям в живописи и уже могли оценить уникальность этого собрания. Оно отправилось за Пегги в Венецию
в 1947 году, где позже откроется Музей Гуггенхайм. На сегодняшний день
это один из самых посещаемых музеев современного искусства в Италии.

Дети и собаки

«Работа — моя главная страсть», — рассказывала Пегги в интервью, и это замечали все: ее современники говорили, что у нее получается выстраивать отношения только с художниками и с собаками, но не с детьми. Сын Синдбад рос с отцом, а дочь Пегин осталась с мамой, которой вечно было не до нее. Гуггенхайм не была хорошей матерью, резко отзывалась о недостатках
Пегин и даже дома могла думать только о работе. В 42 года Пегин запила транквилизаторы алкоголем и умерла — причину искали то в ее муже,
то в матери, то в нестабильном характере, то в многолетней депрессии.
Прямой связи между ее смертью и несчастным детством, конечно, нет.
Однако рядом с Пегги похоронены не дочь и не сын, а 14 ее любимых собак.

Женщина, которая стала государством

После переезда в Италию Пегги занялась новым проектом — выставкой
своей частной коллекции в рамках Международной биеннале. В 1948 году
ее уникальное собрание показали в Греческом павильоне, и это был первый случай в истории, когда экспозицию посвятили не стране, а отдельному человеку.

Музей Гуггенхайма в Нью-Йорке

Занятно, что знаменитый нью-йоркский Музей Гуггенхайма не имеет к Пегги прямого отношения. Его основал Соломон Гуггенхайм, который приходился ей дядей и был известным меценатом. И все-таки он оценил вклад племянницы в популяризацию современного искусства: часть коллекции Пегги выставляется в отдельном именном зале. Правда, ее взрывной характер дает о себе знать даже спустя 37 лет после смерти: наследники галеристки уже
два раза судились с музеем из-за того, что работы выставляются не так, как было прописано железной рукой в завещании.

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt"}