Темы
T

Shortparis, Максим Диденко и Владимир Варнава о перформансе «Коллайдер»

27 и 28 июля в Москве в восьмой раз пройдет фестиваль актуального искусства и музыки «Форма». В этом году его закрывает перформанс «Коллайдер». Это совместное шоу Shortparis — одной из самых зрелищных живых групп страны — и востребованного театрального режиссера Максима Диденко, поставившего спектакли «Чапаев и пустота», «Хармс. Мыр», «Черный русский» и «Конармия». The Blueprint расспросил авторов перформанса и куратора фестиваля «Форма» Алексея Киселева о том, чего от них ждать — и как им пришла в голову идея поработать вместе.


Хореографию для перформанса поставил Владимир Варнава, за оформление и костюмы отвечает художник и сооснователь театра АХЕ Павел Семченко, видеопроекции и свет создали студии «Сила света» и «Сетап». Постановка обещает впечатлить — создатели говорят, что, придумывая ее, вдохновлялись древними мистическими ритуалами. Например, в перформансе примет участие сотня добровольцев, одетых в полицейскую форму: по ходу выступления они будут избавляться от нее, совместно приближаясь к катарсису.

Максим Диденко, режиссер


Все началось с моей любви к творчеству группы Shortparis. Алексей Киселев, куратор театральной программы фестиваля «Форма», предложил мне что-то сделать на этом фестивале. Сказал, что возможно все, что я хочу. А я хотел сделать что-то c Shortparis. Мы с солистом Николаем Комягиным встретились в Берлине, я предложил ему идею кругового ритуального танца — референсом был суфийский обряд зикр. Дальше мы стали сочинять, коллайдер заработал, и так мы пришли к тому, что репетируем сейчас.


Чтобы отобрать добровольцев для шоу, мы сформулировали запрос, рассеяли его в сети и отобрали заявки приблизительно ста человек. Это самые разные люди, жители Земли: одна девочка приехала автостопом из Иркутска, кто-то приехал из Белоруссии, Украины, Петербурга. Некоторые из них — актеры, некоторые танцоры, кто-то просто увлекается движением.


Команда перформанса — это мои близкие друзья, мы работаем вместе не впервые. Я люблю их как людей и как художников. Всякая возможность поработать вместе — большое счастье.


С рок-группой я тоже работаю не впервые: лет десять назад, на заре своей режиссерской работы, я делал театральный проект вместе с группой «Последние танки в Париже». Так что в каком-то смысле «Коллайдер» — это возвращение к моей первозданной форме работы на нетеатральном поле.

Группа Shortparis


Максим Диденко позвонил и сказал, что у него есть предложение от фестиваля «Форма», но он согласен его принять, только если мы согласимся участвовать в коллаборации с ним. Просьба была обаятельно-ультимативной — это сразу подкупило.


У нас уже был опыт работы с театральными режиссерами: Кириллом Серебренниковым, Саввой Савельевым. Так что формат сотрудничества с режиссером имплицитно свойственен группе, мы воспринимаем его легко. Идея взять за основу перформанса кружение вокруг музыкантов тоже была нами органично воспринята, по сути такое регулярно происходит на наших концертах.


Нам дискомфортно воспроизводить один и тот же сценический перформанс — у музыки нет границ, кто-то загнал ее в клубы и строго отведенные места много лет назад, но это убивает творческое начало. Музыка становится конвеерной, пригодной к тиражированию и удовлетворению общих потребностей. Поэтому мы уже лет пять пытаемся уходить от традиционного понятия сцены — например, просим ставить ее в центр зала. Максима мы тоже попросили поставить сцену в центр и расположить людей вокруг.


Потом возникла идея одеть людей в полицейскую форму. Вроде бы фестиваль называется «Форма», так пусть это будут какие-то полицейские чины, которые участвуют в древнегреческой мистерии. У них тоже может быть катарсис — кажется, что в современной России мы понимаем их однобоко.


Мы оговорили идею, которая устраивает и нас, и Максима, потом режиссурой пространства занялся он, а мы выступили как композиторы. Это будет необычное выступление для нашего коллектива. Мы специально придумали несколько новых номеров, в том числе полуимпровизационных — это принципиальный момент. Чтобы достичь состояния, которого мы хотим, не нужна строгая форма. Нужны моменты импровизации и свободы.

Владимир Варнава, хореограф


Коллайдер — это бесконечно вращающееся движение, в котором возникает жизнь. Раскрывается внутреннее Я каждого человека. У этой акции нетрадиционная природа, поэтому я только даю участникам перформанса ключи, репетирую форму, а внутри нее они обретают собственный способ существования. Все нужно делать быстро: на то, чтобы собрать спектакль, у нас есть пять репетиционных дней по пять часов.


В акции участвуют непрофессиональные танцовщики — хотя очень сложно в этом случае давать определение профессионализму. Заходя на какую-то территорию, я работаю с имеющимися данными. В балетном театре критерий профессиональности такой: люди имеют балетную школу, могут крутить пируэты, прыгать, у них особые линии тела. Здесь же критерий профессиональности — это возможность входить в импровизацию и готовность ко всему, что будет происходить. Я не требую от этих людей сложной, тонкой хореографии — мне нужна их энергия, животная природа. Нужно, чтобы человек был искренним в своем порыве. Это акция — и как акционисты ее участники, пожалуй, профессиональны.

Алексей Киселев,театральный критик и куратор театральной программы «Формы»


«Коллайдер» — это проект с самым масштабным продакшеном за всю историю фестиваля. Как по количеству участников, так и по количеству вырабатываемой энергии. Группа будет располагаться на круговой сцене в центре пространства «Бойлерная» на «Хлебозаводе». Вокруг этой сцены сто перформеров заходятся в танце, выполняя замыслы Максима Диденко и Владимира Варнавы. Диденко — одно из центральных имен современного театра. Владимир Варнава — один из главных героев новой хореографии, давний соратник Диденко, хорошо известный поклонникам современного балета. Я был на репетиции: то, что они вытворяют, производит мощнейшее впечатление. Не хочется спойлеров, но я лишь скажу, что, помимо прочего, добровольцы еще и поют.


Еще с командой работает художник Павел Семченко — соавтор и участник театра АХЕ, мастодонтов петербургского андеграунда. Павел тоже придумал для «Коллайдера» кое-что, что, как мне кажется, окончательно превращает его в спектакль.


Этот перформанс был создан специально для «Формы». Я понял, что по крайней мере театральную программу так собирать интереснее, хотя и сложнее. Мы приходим к людям и говорим: у нас есть такой фестиваль, нет денег, зато вы можете сделать все что угодно. Обычно на больших коммерческих фестивалях мало что можно — и скорее много что нужно сделать. А бывают фестивали — и таких очень мало, — где можно все.


Если говорить о том, что еще стоит посмотреть на фестивале, кроме «Коллайдера», то я принципиально не хочу отделять театральную программу от общей. Весь фестиваль — это тотальное смешение искусств. Вот сцена бара «Успех» — это нововведение фестиваля. Такая сумасшедшая панкуха. Я бы пошел туда сразу и провел там основную часть времени, рискуя пропустить выступление Петра Мамонова. Отвлекся бы на перерыв, чтобы сходить помолчать вместе с артистами проекта «Молчание на заданную тему». На протяжении часа артисты петербургского театра post, московского ЦТИ «Трансформатор» и казанской лаборатории «Угол» будут молчать на заданную режиссером Всеволодом Лисовским тему.


И не могу не упомянуть электронную сцену Дениса Смагина. Этот человек знает все об актуальном подполье российской электронной музыки. Так что можно прийти на фестиваль и разом получить представление обо всех ее ключевых именах.

{"width":1200,"column_width":131,"columns_n":8,"gutter":21,"line":21}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}