T

Дома и на работе:
Татьяна Константинова

Текст:
ТАТЬЯНА КОРОЛЕВА

ФОТО:
АЛЁНА КУЗЬМИНА

продюсер:
саша рожкова, юля новикова

макияж:
катя горелова

Татьяна Константинова, управляющий директор и партнер агентства R.S.V.P., совмещает работу на высокой должности, семью и большие путешествия. Нам она рассказала о том, как изменился ритм жизни с рождением ребенка, как работа и личная жизнь влияют друг на друга, по чему в маленьком офисе она скучает — и какие рабочие ритуалы помогают ей переключиться в течение дня.

Дома 

О Москве





Совсем недавно, перед родами, я прожила три месяца в Майами, что было весьма неплохо, но как же хорошо вернуться домой. Я люблю этот город, людей, свою работу и не готова изменить Москве. Мне здесь очень комфортно, особенно в историческом районе, куда мы недавно переехали.


Раньше мы жили у зоопарка, тоже в центре, но менее пешеходном. Решили переехать по нескольким причинам: во-первых, потому что у нас появилась маленькая дочка и нам, конечно же, было мало места. Во-вторых, район (Мещанский район. — Прим. ред.) исторический, красивый, здесь приятно гулять. И все наши места силы поблизости, можно пройтись пешком и все успевать.



Мы коллекционируем алкоголь, но не пьем в таком количестве. Тут редкие, дорогостоящие, или привезенные из поездок крепкие напитки. Пьем чаще чистыми, коктейли — это исключение.

Об интерьере




Все показы, презентации, какие-то большие проекты, с которыми мы работаем, вдохновляют и записываются на подкорке. В квартире мы воплотили любимые тренды интерьерного дизайна последних лет — это натуральные материалы и обязательно много зелени. Для меня дом — это место, где хотелось бы сидеть с бокалом вина и смотреть красивые альбомы, а с недавнего времени это еще офис и даже ресторан для встречи с друзьями. Мы только переехали и квартира еще будет обживаться, сейчас мы добавляем детали, растения, искусство. Мечтаю о большой картине над диваном, она должна быть красно-коричневой или красно-желтой.


Нам нравится советская атрибутика — вот и этот Хрусталь антикварный, я периодически его собираю. 


Старые советские часы — с какого-то завода. на них часто стоит неправильное время: мы их вечно выдергиваем из розетки и предпочитаем воткнуть ноутбук.

камни куплены в пустыне Сахара у бедуинов.


О работе дома



Вообще я трудоголик. И если бы не ребенок, я бы сказала, что обычно прихожу домой просто поменять картинку, продолжая сидеть в компьютере. Работа меня не отпускает — ты вдохновляешься чем-то, переносишь это в проекты. Или, наоборот, в работе что-то так сильно интересует, что обсуждение продолжается и за ужином. Конечно, ребенок меняет образ жизни. Благодаря няне я могу проводить половину дня в офисе, а те несколько часов вечером, когда раньше я работала, теперь я посвящаю общению с ребенком. Вообще, любую сложность можно превратить в преимущество — ранние пробуждения позволяют мне заняться йогой. Я благодарна этому пространству — здесь есть место, чтобы расстелить коврик. Наступил новый этап в жизни, когда ты на своем опыте понимаешь, что почти все можно делать онлайн или дома. Да и все друзья со мной уже встречаются не в кафе, а дома — Алиса любит гостей.


мы Собирали эти люстры две недели, уделяли по полчаса вечером: Каждый лепесток надо было сложить, вытащить крепления, прикрепить к центральной трубе.

О путешествиях


Часть моих путешествий — по работе. Бывают истории, когда ты едешь на фабрику или в головной офис в деревню под Милан или Венецию, но чаще это города, короткие поездки. Иногда еще и сезонность всех брендов совпадает, и получается настоящий марш-бросок с показами, пресс-турами, презентациями, стратегическими встречами на следующий сезон. В результате все так накладывается, что хочется просто улететь на пляж. Я не любитель «овощного» отдыха, но заставить себя полежать неделю могу. Потом мы обязательно берем машину и смотрим страну. Даже Таиланд за три недели посмотрели от Бангкока до Малайзии. Отдых вдохновляет не меньше, чем работа, и он, конечно, необходим, — иначе ты в какой-то момент иссякнешь, выгоришь.


антикварного слона купили на рынке в фесе.

В поездках я все равно думаю о работе, потому что моя позиция не предполагает того, что я могу в какой-то момент отключиться. Но я стараюсь ставить себя в какие-то временные рамки — знаю, что час-полтора после завтрака буду читать письма, решать срочные дела, а потом я уже отключаюсь, но проверяю вотсап. Я не проверяю почту в музеях и на пляже, стараюсь почитать книгу. Последнее время это такая роскошь. Да, выстроить этот режим было сложно, нужно уметь отпускать и доверять своей команде. Можно бесконечно в чем-то копаться, но я предпочитаю отслеживать только три-четыре приоритетные вещи в отпуске.


Чайник из марракеша. он нашел свое место на подставке из zara home, и она выглядит как будто тоже из марокко.

Это очень старые кольца, кажется, мой племянник с ними играл — поэтому связаны ниткой. 

О путешествиях с дочерью

Мы надеемся, что количество путешествий с рождением ребенка не изменится, мы оптимисты в этом плане. Верим, что ребенок не мешает, а помогает отдыхать, ездить, по-другому смотреть на мир. Просто со своей спецификой. Мы уже немного попутешествовали, когда возвращались домой из Америке, потом ездили в Милан, когда ей было три месяца, и очень хорошо провели время. Да, темп жизнь немного меняется, и надо закладывать не полчаса, а два, чтобы куда-то собраться.


чебурашку я привезла из японии, он там очень популярен.


НА РАБОТЕ

Песочные часы отсчитывают уорхоловские 15 минут славы. купила их в каком-то музейном магазине. когда ко мне приходят с вопросом, или когда сама «отвлекаюсь» на какое-то дело, они помогают следить за временем и держат в тонусе.

О высшем образовании

У меня вся семья делится на юристов и врачей; так что разговоры за столом были либо о больнице, либо о юридических делах. И в то время, когда я выбирала вуз, с медициной в нашей стране все было печально — что мои финансовые амбиции не могли воплотиться. Поэтому я пошла в юриспруденцию. Но уже тогда сидела на сайте «Афиши»: смотрела, что сейчас модно, какая одежда, дизайнеры. Конечно, я думала, что мне бы хотелось работать или в журналистике, или в пиаре именно в этом сегменте.


Мне тогда казалось, что люди, которые поступают в МГУ, особенно на журналистику— это какие-то небожители. Я думала, что надо иметь невероятный ум, талант, быть космическим человеком, чтобы поступить, учиться и примкнуть к этой группе. Потом, когда я закончила МГУ и получила второе высшее, а спустя несколько лет я начала нанимать людей, я поняла, что диплом сам по себе может ничего не значить. Я объективно себя оценивала, хорошо училась, но именно журфак мне казался чем-то запредельным, поэтому я выбрала пиар. В МГУ как раз набрался первый курс социологии менеджмента в моде, а после него я сразу пошла к Симачеву в ассистенты, потом стала пиар-менеджером, а затем пиар-директором. Спустя 4 года я пришла в агентство RSVP, чтобы получить новый опыт и работать с самыми известными брендами.


Об индустрии

Мне всегда казалось, что глобальные бренды — это такие гениальные компании с фантастическими людьми. Что они знают, что будут делать через пять лет, стратегии у них выверенные, и они нам всем расскажут, как надо работать. А по факту оказалось, что у них сегодня понимание одно, а завтра другое. Оказалось, что везде люди такие же, как мы с вами. Но этот процесс и есть самое интересное в нашей работе — иметь возможность вместе с брендами создавать их будущее.  



О работе

В агентстве я десять лет, партнером стала на третий или четвертый год. График жизни из-за этого не поменялся. Мне вообще кажется, что люди, которые становятся партнерами или достигают определенных карьерных вершин, делают это не потому, что меняют что-то в своей жизни, а наоборот —потому что всегда себя так ведут.


Сначала я занималась только фэшн-направлением. Моей задачей было его создать и развивать этот сегмент, привлекать новых клиентов, потому что тогда агентство больше специализировалось на организации мероприятий и на lifestyle-категории — бьюти, интерьеры, ювелирка. И через три года у меня был уже достаточно серьезный прорыв, порядка десяти клиентов. Партнер (Беттина фон Шлиппе, основательница и генеральный директор агентства) предложила мне покупку части акций. Это был момент доверия и поощрения, потому что до этого она вряд ли предполагала вести совместный бизнес. Беттина уехала в Сингапур, открыла там офис, а я здесь осталась за главную.


В работе сейчас я стараюсь участвовать в первичном брифинге, обсуждать, принимать первые наброски и конечный результат. Но все зависит от объема проекта — если он совсем маленький, бывает, я узнаю о нем от команды постфактум, часто с гордостью. Если он крупный и/или интересный мне лично, я постараюсь включиться. Самое сложное в нашей работе — это дедлайны. Для меня самое важное — не получить идеи с презентацией в последний момент и потом не демотивировать всех просьбой все переделать. Это не понравится ни мне, ни коллегам, а переделанная в последнюю ночь работа не устроит клиента. Поэтому мы стараемся делать промежуточные статус-встречи, чтобы была возможность добавить свои комментарии. Я доверяю команде и не буду полностью переделывать концепцию, а, скорее, подумаю, как ее можно докрутить, в том числе с точки зрения пиара. Потому что в пиаре есть своя экспертиза, в производстве мероприятий своя, в диджитале своя; моя задача — все совместить, сделать полноценный интегрированный проект, используя экспертизу всего агентства.


О рабочем пространстве



В новый офис мы переехали в прошлом году после майских праздников — мы тут уже год. Осознанно не обращались к дизайнерам для оформления — очень хотели покреативить сами. Это проще, чем квартира, где в маленьком пространстве надо уместить много всего; вы видели находки у меня дома — журнальный стол становится обеденным, кровать-трансформер спрятана в стенке. А здесь много места и данность в виде количества столов, отделов, сотрудников и желание создать особую атмосферу.



В прошлом офисе у нас был большой опенспейс и пара кабинетов, где сидело по несколько человек. Там совершенно не было места для переговоров и каких-то общих пространств. А самый первый наш офис был вообще мансардным, всего на 12 человек, на «Белорусской», в бывших заводских помещениях. Скучаю по этим временам: с одной стороны, амбиции и рост — это прекрасно. Но когда мы вместе за тем столом обедали — это был совершенно другой уровень общения, интегрированности в проекты, креатива.




Об одежде


Мой стиль в одежде на работе почти не меняется. Если по работе я должна посетить какое-то серьезное мероприятие, где есть дресс-код, я, конечно, буду его соблюдать. А так я довольно неформально одеваюсь и себя за это немного ругаю. Часто думаю, что вот если бы я пришла в пиджаке и брюках, то произвела бы более серьезное впечатление. Но я уже прекратила на эту тему рефлексировать, я понимаю, что не важно, как ты одет; главное — верит человек тебе или нет, доверяет ли твоему профессионализму. Хотя, как говорят, у вас есть только один шанс произвести первое впечатление. Сегодня модно все, и, работая в нашей индустрии, можно одеваться в то, что нравится. Главное — оставаться собой. 




О ритуалах

Смена деятельности помогает вернуться в тонус. Если я устала от компьютера, то знаю, что у меня есть дела, которые требуют личного общения или креатива. В 5 часов я всегда пью чай. Не делаю дыхательную гимнастику и не медитирую по несколько минут, к сожалению, хотя хотела бы. Всю бумажную работу стараюсь закончить с утра, потому что это очень важно — но не то, что я люблю делать. Перед работой я обязательно захожу в «Кофеманию» за латте с халвой. Даже если опаздываю — пять минут ничего не решат, а для меня это маленькая награда за то, что я рано встала и поехала-таки в офис.



Кружка с мотивирующей надписью вместо классической кружки босса: «жизнь слишком коротка, чтобы искать себя. надо создавать себя».

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}