T

5 фактов об Ане Рубик

ТЕКСТ: Антон Данилов

В день показа Saint Laurent на неделе моды в Париже рассказываем о главной современной музе знаменитого бренда. Оказывается, Аня Рубик не только топ-модель.

1

Рубик — полька


Будущая топ-модель родилась в польском городе Жешуве в семье ветеринаров Эвы и Анджея Рубик. Когда она была маленькой, семья часто переезжала: из Польши в Грецию, из Греции в Канаду, а из Канады — уже в Южную Африку. Именно там Аня увидела видеоклип Джорджа Майкла Too Funky, в котором снялись Линда Евангелиста, Тайра Бэнкс, Надя Ауэрман и другие cупермодели 90-х. Их красота так впечатлила 10-летнюю Аню, что та решила: ей уготована такая же блестящая карьера. «Я смотрела на этих красивых и сексуальных женщин и думала: «Весь мир у их ног». Я захотела стать одной из них», — рассказывает Рубик.

После падения Берлинской стены пан Рубик и его семья вернулись в Польшу, поселившись в городе Ченстохове. Шансы быть обнаруженной модельным скаутом, как говорила сама Аня, там равнялись нулю. Ждать у несуществующего моря погоды ей не хотелось, поэтому обладательница безусловно выигрышного модельного типажа (Рубик всегда была высокой блондинкой с голубыми глазами) решила идти напролом и переехала в Париж. На рубеже нового тысячелетия она поступила в тамошнюю British High School, но осталась от нее не в восторге. «Ужасная школа, — вспоминает она в интервью Purple. — Все было каким-то чужим. Но я не хотела ее бросать, поэтому начала работать. Все было хорошо, но особенных предложений тогда у меня не было. Моделингом же я стала заниматься еще раньше, когда мне было 15–16 лет. В 15 я «сделала» кутюрный Chanel, а потом была на «эксклюзиве» у Маккуина в Лондоне».


Сегодня, почти 20 лет спустя, Рубик стала одной из самых знаменитых манекенщиц своего поколения: Vogue Paris включил ее в список 30 лучших моделей нулевых годов, а на сайте models.com она крепко держится в рейтинге Топ-50 со званием «иконы индустрии».



2

Рубик — муза Энтони Ваккарелло


В начале десятых годов переехавшая в Нью-Йорк Рубик познакомилась с молодым (и по большому счету никому не известным) дизайнером из Италии Энтони Ваккарелло. Оказавшись в его мастерской, Рубик пришла в восторг: сексуальные черные наряды сильно резонировали с тем, каким свой стиль видела сама топ-модель. Спустя несколько месяцев дружбы Аня Рубик попросила дизайнера сшить ей платье на Met Gala 2012, темой которого стали «невозможные разговоры» Эльзы Скиапарелли и Миуччи Прады. «Я попросила разрешения у Vogue надеть платье дизайнера, которого выберу сама. Они спросили, кто это будет, на что я ответила: «Ну, это молодой дизайнер, которого вы, вероятно, не знаете. Но у него огромное будущее; его имя — Энтони Ваккарелло». Тогда я сказала, что он может сделать все что угодно, но с двумя условиями: платье будет сексуальным и не будет черным. Энтони взбесился, потому что не работал с цветом, и сшил для меня белый наряд. Он был таким провокационным, что заставил буквально всех говорить о нем», — рассказала топ-модель все тому же Purple. Это платье Аня хранит до сих пор.

Широкий жест топ-модели «молодой дизайнер с огромным будущим» не забыл. Оказавшись в кресле креативного директора Saint Laurent в 2016 году, Ваккарелло сделал Рубик своей главной музой, звездой показов и лицом рекламных кампаний. «Она может быть похожей на мальчика и очень женственной одновременно, — рассказывает он в интервью Harper’s Bazaar. — Мне нравится, что она не скрывает свою сексуальность, потому что сегодня кажется, что никто не занимается сексом. Быть феминной и маскулинной одновременно — это очень в духе Saint Laurent; вам просто не нужно выбирать».

Она появилась на обложке первого польского Vogue


В июне 2017 года Condé Nast International объявил, что планирует запустить еще один Vogue, на этот раз в Польше. Главным редактором нового издания назначили Филипа Ниденталя, до этого руководившего редакцией Esquire и отделом моды польского Harper’s Bazaar. Первый номер местной библии моды вышел только девять месяцев спустя. На его обложке появились две самые известные польские модели — Малгожата Бела и, конечно, Аня Рубик, а снять исторический кадр доверили Юргену Теллеру. «Встречайте Vogue Polska!» — написала Рубик в инстаграме.

3

Но так уж вышло, что ставшая знаменитой обложка понравилась далеко не всем. Были как пристрастные комментарии («фотография слишком серая, как сама Польша»), так и замечания по делу. Например, многие польки и поляки не оценили отсылки к советскому наследию в кадре: Рубик и Бела позируют на фоне Дворца культуры и науки, подаренного Советским Союзом «освобожденному польскому народу» сразу после Второй мировой войны. Кроме того, Аня опирается на черную «Волгу» — еще один непреходящий символ коммунизма, который в Польше, мягко говоря, не жалуют. Не понравилось польской аудитории и то, что фотографом первой обложки польского Vogue стал фотограф из Германии, а не Польши. Но эта реакция — ровно то, чего добивалась команда Ниденталя: о польском Vogue заговорили, а это главное. «[наш журнал] о польках и поляках, обо всем, что, по нашему мнению, заслуживает вашего внимания в моде и культуре, в стране и в мире. И наоборот: Vogue привлекает внимание мира к тому, что есть лучшего в нашей стране», — ответил он на критику обложки.

4

Рубик — активистка и секс-просветительница


Сегодня звания «топ-модели» и «секс-символа» несколько обесценивают другие заслуги Рубик: Аня — настоящая увлеченная активистка, а ее публикации в инстаграме — готовый сборник плакатов для либеральной демонстрации. Темы, которые волнуют Рубик, важны и разнообразны: она одинаково переживает и за государственную политику своей родины, и за ксенофобию, которую в Польше все еще не победили. Аня, например, протестовала против печально известной судебной реформы. «Без конституции и свободных судов не бывает демократии!» — написала Рубик на своей странице. Кроме того, Рубик поддерживает польский прайд («Парад равенства в Варшаве… сердцем мы с вами!»), публикует профем-видео, выступает в защиту трансгендерных людей, против Брекзита, виктимблейминга и слатшейминга. В последнем случае Рубик возмутилась оправдательным приговором 27-летнему ирландцу, которого обвинили в изнасиловании 17-летней. Адвокат насильника упирала на внешний вид жертвы, как будто он может служить оправданием преступления.

Но, пожалуй, главным активистским проектом польской топ-модели стала ее громадная работа в секс-просвещении. Польша остается ультраконсервативной католической страной, где сексуальное образование в школе под запретом, так как считается «развращением» молодежи. «Разговоры о сексе в Польше все еще очень табуированы, — говорит она в интервью Purple. — Это стыдно. Стыдно быть сексуальным. Новое правительство ограничивает доступ к контрацепции: к примеру, они сделали посткоитальные контрацептивы доступными только по рецепту. Это безумие. Я должна была что-то с этим сделать!» Кроме того, в Польше действует самый строгий в Европе закон против абортов, который местная власть хочет сделать еще строже. «Добровольные аборты и так вне закона в Польше, а теперь они (польский сейм. — Прим. The Blueprint) хотят сделать их нелегальными в любом случае. Например, по новому закону изнасилование не будет считаться уважительной причиной, чтобы прервать беременность. Аборт будет запрещен, даже если рождение ребенка поставит под угрозу вашу собственную жизнь», — говорит Рубик.



В 2017 году модель запустила кампанию #sexedpl, призывая польскую молодежь снять табу с темы секса и забыть о предрассудках. Аня сняла 14 мини-фильмов с участием известных в Польше людей, которые говорили на самые разные темы, связанные с сексуальностью — от мастурбации (которую многие поляки считают греховной) до порнографии. В апреле 2018 года Рубик выпустила одноименную книгу. Канвой для нее стали 18 интервью с молодыми поляками и польками, отвечающими на простые вопросы («Что такое согласие? Как распознать инфекции, передаваемые половым путем, и где их лечить?») и на самые сложные («Как быть с секстингом? Женщина, которая провела ночь с женщиной, уже лесбиянка?»). Покровительствовать книге вызвался польский Vogue, а издательство отказалось от какого-либо дохода с продаж, поэтому цена оказалась более чем приемлемой: купить книгу можно всего за 20 злотых — это примерно 350 рублей по нынешнему курсу. Впрочем, не всем в Польше нравится такая активная позиция: запрос Рубик министру образования о введении секс-уроков в школе остался без ответа, но зато саму модель назвали «неподходящим промоутером» Польши. Провластные активисты утверждали, что Аня, приехавшая с «испорченного Запада», будет «сексуализировать польскую молодежь». «Я попала на обложки правых политических газет как враг номер один для нынешнего польского правительства. Они говорили, что если вы настоящий патриот, то вы не должны быть как Аня Рубик», — рассказала она в интервью i-D.

А еще она дизайнер, создательница парфюма и издательница собственного журнала


Как дизайнер Рубик успела выпустить коллекцию обуви на каблуках с Giuseppe Zanotti в 2013 году, а в 2016-м — капсулу с французской спортивной маркой Iro. В 2014 году она создала свой собственный аромат Original by Anja Rubik, который до сих продается по всему миру, от США до родной Польши. Парфюм, если вдруг и вы захотите заполучить флакон, продается и на Net-a-Porter (правда, прямо сейчас рядом с ним красуется неприятная надпись Sold Out).


В 2012 году Аня запустила еще один амбициозный проект — ежегодный независимый журнал, который назвала просто: 25 Magazine. Один из самых известных выпусков (кстати, с очень запоминающейся обложкой) назывался 5 Senses и был посвящен моде и искусству, на которые сама Рубик смотрела сквозь призму секс-позитивного феминизма. Во многих смыслах это издание больше похоже на книгу, чем на обычный глянцевый журнал — и это сравнение очень льстит его создательнице. «Когда я затеяла этот проект, я хотела сделать что-то отличное от других журналов, — рассказывает она в интервью Vogue. — Мне кажется, журналы превращаются в объект охоты коллекционеров, сегодня они не должны гнаться за временем и быть одноразовыми. Вы не можете конкурировать с интернетом, но вы можете создать журнал, чтение которого станет невероятным опытом. Даже когда речь идет о текстуре страницы: бумага может быть не только глянцевой, но и приятной матовой. Некоторые страницы могут быть сделаны из ткани, а некоторые могут быть просто ароматными закладками. Нужно создавать что-то, что люди захотят держать в руках; что-то, что люди откроют годы спустя и все равно найдут это интересным».

5

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}