T

​Как устроена марка Casadei


ТЕКСТ: ЮЛИЯ ВЫДОЛОБ

Лодочки и босоножки Casadei давно любят в России — с 1990-х годов они были символом итальянского стиля, роскошного и женственного, и высокого качества производства. К своему 60-летию марка решила показать работу изнутри. ​The Blueprint побывал в офисе и на фабрике Casadei недалеко от Римини.

Дженнифер Лопес, Рита Ора, Керри Вашингтон, Виктория Бекхэм — это лишь часть списка поклонниц лодочек Blade, которыми прославились Casadei. Шпильку 11,5 см не каждый осилит, даже со скрытой платформой в сантиметр. И хотя современный мир все дальше уходит от высоких каблуков, Blade остается бестселлером марки.


Узнаваемый силуэт придумали в 1990-е. «Когда мы задумали Blade, все носили платформы, — рассказывает креативный директор марки Чезаре Казадеи. — Идея пришла, когда мы были в Лос-Анджелесе в период красных дорожек, общались со стилистами. Была эра платформ. Знаменитости, обычные женщины — все носили только платформы. И мы поняли, что нам нужны новые шпильки, настоящие классические stiletto. Не вот эти наполовину кожаные, наполовину стальные, а совершенно другие, чтобы их можно было узнать, не глядя на этикетку. Как на фотографиях Хельмута Ньютона. Мы вернулись и начали работать». 


Сделать высокий каблук — работа не столько обувщика, сколько инженера. «Мы создавали прототипы один за другим, и каждый раз каблук ломался. Через два месяца отец сказал мне: «Чезаре, зачем ты тратишь на это время? Если никто до тебя этого не сделал, значит, на то есть причины. Значит, такой каблук невозможно сделать». Но я продолжал экспериментировать на пару с моим поставщиком, таким же сумасшедшим, как я. Наконец мы пришли к тому, что шпильку нужно делать из нержавеющей стали. Конечно, самым правильным материалом был бы титан, но он дорогой и его сложно достать. Нержавеющая сталь не сильно дешевле, но проще для поставок». Так появились Blade.






Можно сказать, что сегодняшний Casadei начался с мальчика Чезаре Казадеи, который спал на фабричном складе. Кондиционеров тогда еще не было, и хранилище со стопками кожи летом было самым прохладным местом, какое можно было придумать. Мать Чезаре работала там же закройщицей. «Именно здесь я в каком-то смысле получил свои первые уроки, а вовсе не на мастер-классах по изготовлению обуви», — признается Чезаре.

Дети навещают фабрику и сегодня — только теперь это дети самого Чезаре. Его дочка Арианна, сейчас отвечающая за коммуникации бренда, вспоминает, как ребенком приходила и наблюдала за работой вышивальщицы. «Для меня, девочки, было так круто находиться в окружении жемчужин, кристаллов Swarovski, бусин…»


Для своей самой первой коллекции Чезаре решил сделать что-то вроде обуви Арлекино, петчворк из разных кусочков кожи. «Я перевел на коллекцию колоссальное количество кожи, — вспоминает Чезаре. — Был грандиозный успех. Для второй коллекции я решил сделать что-то вроде ботинок в стиле Покахонтас, на шнуровке. И их никто не купил».



Отец говорил Чезаре: «Если женщины не могут носить твою обувь, значит, это не обувь. Ты можешь изобретать, следить за технологиями и инновациями, но всегда помни, что ты обувщик. Ты служишь женщинам». Все модели туфель, прежде чем запустить их в производство, носят женщины из семьи — так дизайнеры получают отзывы из первых рук.

Процесс создания каждой пары состоит примерно из 200 этапов. Сначала создается мудборд. Следующий этап — эскизы. На этом этапе становится понятно, корректно ли прочерчены модели, переданы формы. Затем все переходит в отдел, где эскиз отрисовывается прямо на колодке и разрабатываются все элементы — верх, подкладка, обработка края. Дизайнеры смотрят, как ложатся линии, понимают, где нужно сделать шире или уже или на несколько миллиметров сместить вырез. Для разных моделей может использоваться разная колодка. Потом — подбор материалов. Дальше кожу разрезают, и она поступает в фабричный цех. «Что изменилось сейчас? Появились полезные в нашем деле технологии, станки, — говорит Чезаре. — С их помощью я могу сделать туфли, которые мои родители никогда не смогли бы сделать». Но все равно практически на каждом этапе в процессе задействован опытный мастер.

«Сегодня у брендов есть свобода создавать очень разную обувь. Мы знаем Casadei благодаря Blade. Но Casadei — это не только Blade. Это и каблук с цепью, и кроссовки. В какие-то моменты современная женщина носит лодочки, а в какие-то хочет быть практичной, динамичной и надевает кроссовки. Это свобода, которой не было во времена моих родителей».

«Я знаю, что каждая женщина помнит, в каких туфлях она была в важные моменты жизни, — подводит итог Чезаре. — Первые высокие каблуки, первые дорогие туфли, первые туфли для особого случая… Каждая клиентка любит обувь, и каждая носит ее по-своему. И вот когда я вижу, какой уверенной и красивой она себя ощущает, надев наши туфли, я понимаю, что моя работа сделана хорошо».



Лучшие материалы The Blueprint — в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь!

{"width":1200,"column_width":111,"columns_n":10,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}