T

Интервью: дизайнер Кристофер Рейберн

ТЕКСТ: юлия выдолоб

За десять лет карьеры британский дизайнер Кристофер Рейберн в разных номинациях выигрывал награды British Fashion, UK Fashion & Textile и GQ Men of the Year. Рейберн любит производить новое из переработанного старого, известен страстью к военной униформе, дедстокам и, в частности, особенной любовью к рипстоп-нейлону, из которого шьют парашюты, — из него он создает и куртки, и обувь. Осенью 2018-го дизайнер был назначен креативным директором Timberland, первым в истории бренда, чтобы развивать этическую сторону производства и растить новое молодое сообщество. На Pitti Uomo он приехал как с коллекцией собственного бренда, так и со специальной капсулой для Timberland — обе линии показали на одном стенде. 

Расскажите, в чем заключается ваша работа как креативного директора Timberland?





Ну, прежде всего это большая честь. Бренд существует с 1973 года, и у него впервые появился креативный директор. Это, безусловно, очень вдохновляет. Но самое приятное — то, что они хотят меняться, и им ценен мой опыт — то, как я подхожу к дизайну, мой фокус на ответственных инновациях. Так что я запускаю первую коллекцию и параллельно работаю с дизайн-командой. Моя роль — внедрить еще более ответственный подход к материалам в производственный цикл компании, которая и так всегда уделяла этому внимание. Но теперь у нас есть возможность по-настоящему сделать что-то новое. С одной стороны, я много занимаюсь дизайном, с другой — слежу за тем, чтобы материалы были экологичными. Есть и приятная третья часть: в моем собственном бренде Raeburn мы всегда следили за тоном нашего общения с аудиторией. И теперь мы хотим говорить с сообществом вокруг Timberland более современным языком. Вот такие три задачи. Для этого у меня есть классная новая команда. 






Звучит отлично! Но вот такой вопрос. Индустрии, с одной стороны, необходимо производить и продавать новое, с другой — вы сейчас стремитесь стать более ответственными. Как совместить одно с другим, особенно в массовом бренде?





Когда я думаю про Timberland, я, конечно, вспоминаю, как и все, его главный продукт — желтые ботинки. Они фантастические, люди покупают их и возвращаются [за ними снова и снова]. Это идеальная вещь с точки зрения дизайна, и они отлично сделаны. Перед нами стоит задача, с одной стороны, продвигать эту эстетику, с другой — создавать новые продукты такого же уровня. Сейчас мы — не только Timberland, но и другие бренды — уже владеем такими технологиями обработки сырых материалов, что можем начать строить полностью замкнутый производственный цикл. Мы должны думать не только о том, как бы нам что-то сделать, чтобы покупатели это купили, но и о том, что произойдет дальше. Как мы можем потом отремонтировать эту вещь, например, снова сделать ее классной, как мы можем добиться возможности полностью переработать этот продукт? Это то, что меня очень волнует, и я рад, что в таком большом бренде я могу продвигать эти идеи, и они воплощаются в жизнь.





У вас классная коллаборация с Timberland в том плане, что она не ради громких имен в пресс-релизе. Что вы лично думаете про будущее коллабораций, от которых уже некуда деваться?




Для моего бренда Raeburn коллаборации всегда были органичной частью. Но вы правы — сейчас все работают со всеми. Мне кажется, что сейчас важно делиться информацией, и это уже в наименьшей степени про прибыль. Так мы помогаем индустрии меньше загрязнять окружающую среду и одновременно строим сообщество. Я считаю, нам нужно перестать думать о коммерческой выгоде и больше думать про сообщество. 




А вы сам что носите? 





То, что я ношу, многое говорит про мой собственный подход к дизайну, — это зачастую сочетание того, что мы сделали за последние десять лет. Вот, например, футболка из коллекции весна 2016, куртка 2015 года, новые штаны Timberland, ботинки Timberland, сделанные целиком из переработанных материалов… Многое из того, что я делаю, связано с улучшением и развитием уже имеющегося дизайна, я редко когда думаю, что вот, нам нужно сделать нечто совершенно новое. Если говорить про устойчивое развитие, про ответственность, то мне кажется, куда больше смысла в том, чтобы улучшать то, что уже существует.



Думаете, в ближайшем будущем в каждом магазине будет мастерская по ремонту вещей?




Может, и не ремонтная мастерская, но возможность принести изделие назад и переработать, может быть, отремонтировать или еще каким-то образом обновить — да. Например, вещи Raeburn вы можете ремонтировать бесплатно всю жизнь. И если уж мы смогли себе это позволить, будучи небольшим бизнесом, то марки покрупнее точно смогут.  


А что вы думаете про скорость современной модной индустрии?





Ничего нового тут не скажу — уверен, что всем нам нужно замедлиться. Забавно, что мы живем в мире, который стал очень быстрым, кругом много возможностей, много информации. При этом есть ощущение, что люди меньше знают, меньше изучают. Очень важно, чтобы люди понимали ценность вещей: почему эти вещи именно такие, почему столько стоят. Да, людям нужна доступная одежда, я просто сомневаюсь, что им нужно ее так много. Ведь если у всех нас будет меньше одежды, она будет лучшего качества, служить нам дольше, а тем, кто ее делает, станут больше платить, то система начнет улучшать сама себя.

Есть ли какие-то положительные изменения в том, что касается экологичности в моде?

Я сам, конечно, гик — обожаю оригинальную рабочую одежду, униформу, военную форму, много исследую эту тему. Все это в сочетании с важным для меня процессом ответственного отношения к природе и делает Raeburn тем, что он есть. И я на самом деле очень рад, что в Великобритании так сильно развита культура секонд-хендов, благотворительных магазинов. Я испытываю гордость, когда нахожу настоящую, оригинальную вещь — это так круто, что они вообще еще существуют и доступны многим людям, а не только элите. В моей собственной коллекции мы в основном работаем с базовыми вещами, которые были придуманы какое-то время назад и сделаны из старых парашютов. Другая часть коллекции — это вещи из целиком переработанных материалов, в том числе флиса или органического хлопка. Даже для обуви мы используем переработанную резину. Очень радует, что за те десять с небольшим лет, что мы в этом бизнесе, стало значительно больше диалога на тему экологичности.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}