T

Алена Долецкая о Карле Лагерфельде

ТЕКСТ: Юлия Выдолоб

По просьбе The Blueprint бывший главред российских версий Vogue и Interview Алена Долецкая рассказывает о жизни и смерти Карла Лагерфельда.

«

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":133,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":133,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Я встречалась с Лагерфельдом не один раз, часто, много, с разной степенью близости, о чем подробнее есть в книжке. И несмотря на его жесткость, саркастичность и прямо скажем сложность характера — я ему простила все. Я убеждена в том, что Карл — то, как он шел, как он набирал силу, как он встал на ноги и стал человеком абсолютного Ренессанса, который свободно владел шестью языками, который, казалось, прочел больше книг, чем в Ленинской библиотеке или Библиотеке американского Конгресса, — он абсолютно неординарен, это человек такого калибра, каких на сегодняшний день в модной индустрии очень мало, если они вообще есть. О его трудоспособности будут по всей вероятности написаны отдельные книги. Но важнее, мне кажется, то, что такое смерть Лагерфельда для индустрии. Я думаю, что индустрия будет идти дальше, как тот самый поезд, который никогда не останавливается, точнее, останавливается только по случаю кризисов: дома открываются, закрываются, разоряются или наоборот дальше набирают силу. Смерть ведь явление закономерное, совершенно очевидно, что к ней были готовы все сотрудники дома Chanel. Важнее другое. Важнее, что Карл поставил своеобразную планку в индустрии моды — и как человек феноменальной трудоспособности, и как во многом гигантоман, о чем свидетельствуют последние показы Chanel, и как человек невероятных и очень внятных амбиций. И мне кажется, что его уход только обозначит, что вот эта планка, которую он поставил своей жизнью и своей карьерой, будет долго находиться перед глазами тех художников, дизайнеров, которые захотят быть такими же. Потому что, конечно же, такую верность, лояльность, несгибаемость, которую показал Карл по отношению к индустрии моды, на сегодняшний день вряд ли кто может показать.

»

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}