T

Икона стиля:

Глория Вандербильт

В любом наряде она выглядит непринужденно,
а в любом десятилетии — современно: разбираем стиль представительницы одной из самых знаменитых фамилий в истории американской аристократии.

Судьба Глории Вандербильт преподнесла ей такое количество невероятных событий, поворотов и сюрпризов — далеко не всегда приятных, — что кажется, будто эта женщина прожила не одну, а несколько жизней. Актриса, модель, дизайнер, художница и писательница, наследница великой империи Вандербильтов и дочь, жена и мать по-настоящему знаменитых людей: гораздо проще сказать, кем Глория не являлась — заурядным человеком.


Тем не менее, даже будучи всегда на виду — у прессы, у публики, у всего мира, —
она так и осталась загадкой. Даже ее сын Андерсон Купер, знаменитый телеведущий
канала CNN, рассказывая о матери, поделился: «У нее всегда был очень глубокий,
словно двойной взгляд, как будто бы он исходил не только из глаз, но и откуда-то глубоко изнутри, понимающий и ищущий одновременно, взгляд куда-то вдаль, куда невозможно попасть».

удьба Глории Вандербильт преподнесла ей такое количество невероятных событий, поворотов и сюрпризов — далеко не всегда приятных, — что кажется, будто эта женщина прожила не одну, а несколько жизней. Актриса, модель, дизайнер, художница и писательница, наследница великой империи Вандербильтов и дочь, жена и мать по-настоящему знаменитых людей: гораздо проще сказать, кем Глория не являлась — заурядным человеком.


Тем не менее, даже будучи всегда на виду — у прессы, у публики, у всего мира, —
она так и осталась загадкой. Даже ее сын Андерсон Купер, знаменитый телеведущий
канала CNN, рассказывая о матери, поделился: «У нее всегда был очень глубокий,
словно двойной взгляд, как будто бы он исходил не только из глаз, но и откуда-то глубоко изнутри, понимающий и ищущий одновременно, взгляд куда-то вдаль, куда невозможно попасть».

C

Первое громкое попадание Глории на страницы газет случилось во время суда между
ее матерью и теткой по отцовской линии, которая в итоге отсудила попечительство
над самой Глорией и внушительным фондом, оставленным ей отцом (все это, между прочим, посреди Великой депрессии). Еще в школе она впервые вышла замуж, а потом сделала это еще трижды. Вообще практически все влюбленности Глории, а их было немало, живо интересовали общественность — в первую очередь потому, что избранники великой наследницы Вандербильтов практически все были знаменитостями: например, Фрэнк Синатра и Марлон Брандо. Вообще, люди искусства занимали важное место в ее жизни. Одним из ее мужей был режиссер и сценарист Сидни Люмет. Сама же она послужила музой Трумэну Капоте, когда тот писал «Завтрак у Тиффани» — именно
Глория Вандербильт и ее стиль — бесконечно элегантный, местами смелый, но никогда
не выходящий за рамки безупречного вкуса — легли в основу образа Холли Голайтли.

Именно Глория Вандербильт
и ее бесконечно элегантный стиль легли в основу образа Холли Голайтли.

Глорию Вандербильт без натяжки можно назвать воплощением шика. Шика, который невозможно подделать — он идет откуда-то изнутри: он во взгляде, в походке, в жестах,
в словах. Того самого шика, который создавала Шанель и который воспевал Кристиан Диор. Неудивительно, что сама Вандербильт нередко появлялась в творениях именно этих дизайнеров — в шанелевском маленьком черном платье, в ее знаменитых жакетах,
в диоровских женственных платьях и по-домашнему милых, почти пижамных костюмах, состоящих из блузки и широких брюк. Они словно и сшиты были с прицелом на Глорию. Ей всегда удавалось идеально (как на картинке) сочетать элегантность и роскошь жизни в достатке с комфортом будничной жизни: широкий мягкий свитер и мундштук плюс стрелки на глазах — образ, в котором она частенько предстает на фотографиях разного времени. Вообще, в каком бы образе она ни представала, в глаза бросается абсолютная его безупречность, как будто каждую секунду ее жизни, словно идеальный кадр, выстроил, например, Ричард Аведон.

Как женщина, которая работала всю свою жизнь, она никогда не носила ничего, в чем можно только красиво сидеть.

Надо сказать, что при всей любви к красивым вещам Глория Вандербильт обладала исключительным даром носить их крайне непринужденно. Как женщина, которая работала всю свою жизнь, и работала много («Успех и слава, которые достались тебе по наследству, не идут даже близко в сравнение с тем, чего ты добилась сама благодаря упорному труду»), она никогда не носила ничего, в чем можно только красиво сидеть. И в этом проявляется еще одна характерная ее черта: острая современность. Какой бы портрет ни попался нам на глаза, он всегда будет не только соответствовать своему времени, он даже сейчас не будет выглядеть старомодным. Она всегда очень тонко чувствовала не только то, что актуально и смело, но и то, что вечно: такой способностью обладали, например, Коко Шанель и Диана Вриланд (которая, кстати, одна из первых разглядела семнадцатилетнюю красавицу и быстренько сцапала ее для съемок в Harper's Bazaar). С Дианой, легендарным редактором моды, Глорию роднит и любовь к своенравной эклектике — тонкой, но 
не лишенной некоторого сумасбродства. Лучше всего это видно по интерьерам комнат в жилищах Глории, над которыми она всегда работала сама. Причудливые, даже эксцентричные, они местами напоминают сюрреалистический мир работ Сальвадора Дали, с которым Глория приятельствовала. Вместе с тем в этих интерьерах хочется жить. Как ей это удавалось, непонятно.


Но также непонятно, как, пройдя через огромное количество личных драм и потрясений (самой страшной из которых стало самоубийство одного из двух ее сыновей, выбросившегося с балкона семейного дома на ее глазах), Глория Вандербильт сохранила легкую жизнерадостность и целеустремленность — даже в свои 92 года она остается красивой, активной женщиной безупречного стиля и вкуса. И с той самой загадкой в глазах, которую пока не смог разгадать никто.

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt"}
false
767
1300