T

Верхом на радуге. Как бренды поддерживают

ЛГБТК+

В июне во многих странах отмечали «месяц гордости» сообщества ЛГБТК+ — это традиция, уходящая корнями в конец 60-х. К прайду каждый год подключается все больше людей, в том числе гетеросексуальных, а также крупные бренды, что порой вызывает неоднозначную реакцию. По просьбе The Blueprint журналист Дмитрий Барченков подводит итоги прайда-2020 и пытается разобраться, почему активисты и организаторы прайдов начали остерегаться брендов и насколько актуальна эта проблема в России.



За последние десятилетия в поддержку прайда включились не только прогрессивные медиа и гражданские активисты, но и бизнес — бренды от туристических до косметических выступают спонсорами маршей и фестивалей, а производители одежды от ASOS до Versace выпускают в июне особые, «радужные» капсульные коллекции. В итоге уже не первый год идут разговоры о коммерциализации движения за права ЛГБТК+, эксплуатации протеста крупным капиталом и смещении фокуса прайдов с бескомпромиссной борьбы за права на комфортное потребление.



Гордые, но бедные

История прайда началась со Стоунволлского восстания 1969 года. Тогда в конце июня после полицейской облавы в нью-йорскском гей-баре «Стоунволл-инн» по городу прокатилась волна протестов. С тех пор активисты решили ежегодно проводить массовые акции, с одной стороны, в память о Стоунволле, а с другой — для поддержки и утверждения американского ЛГБТК+-сообщества в целом. К концу 1970-х — началу 1980-х настроение прайда начало меняться, еще было за что бороться, но уже было и что отпраздновать: впервые открытый гей — Харви Милк — занял выборную должность (в городском совете Сан-Франциско), а у движения появился один из его главных символов — придуманный художником Гилбертом Бейкером радужный флаг. Впереди Америку ждал рейгановский консервативный разворот и эпидемия СПИДа, сыгравшая огромную роль в дополнительной стигматизации гомосексуальности. Тем не менее крупный бизнес уже тогда открыл для себя новую, неохваченную аудиторию — самой смелой или дальновидной оказалась пивная компания Miller Brewing Co., начавшая размещать рекламу пива Miller в ЛГБТ-газетах: вашингтонской Blade и ново-орлеанской Impact. А в 1996-м именно Miller Lite окажется первым крупным спонсором прайда — потеснив в этой роли видеопрокаты для взрослых и медикаменты для лечения ВИЧ. Обнаружив, что ассоциации с ЛГБТ-сообществом не боятся даже производители пива, в сторонники социального прогресса за следущие пару десятилетий запишутся банки, супермаркеты, автоконцерны и компании сотовой связи.

Эта поддержка оказалась критически важной в переходный момент конца 1990-х — начала 2000-х, когда масштаб мероприятий рос куда быстрее, чем финансовые возможности непосредственных организаторов. В 2003 году, отвечая на вопросы журнала Advocate, Донна Нардуччи из оргкомитета прайда в Атланте объясняла: «В 1995 году наш бюджет был 150 тысяч долларов, а сегодня уже больше полумиллиона. Частными пожертвованиями, какими бы щедрыми они ни были, эту разницу не покрыть». Уже тогда, по ее словам, большая часть бюджета обеспечивалась корпоративными спонсорами, включая Coca-Cola, авиакомпанию Delta Airlines и сеть отелей Sheraton.


И десятилетие с небольшим спустя Крис Фредерик, один из организаторов прайда в Нью-Йорке, будет описывать ситуацию схожим образом: «Спонсоры помогают нам угнаться за ростом аудитории. Все хотят, чтобы выступала Мадонна, все хотят крутой продакшен, все хотят незабываемый опыт — без бюджета ничего не сделаешь».

Ralph Lauren по случаю прайда не забывают напомнить, что с 1990 года поддерживали мероприятие AIDS Walk, посвященное борьбе со СПИДом, и с конца нулевых сотрудничают с Институтом Хенрика Мартина, который помогает ЛГБТК+-людям получать образование. Но в целом складывается ощущение, что большинство производителей одежды пришли на этот праздник жизни уже к шапочному разбору, а в итоге оказались на самом видном месте. Капсульные коллекции в поддержку прайда, будь то BeTrue, которую Nike выпускают с 2012 года, или выходящая с 2018 года прайд-коллекция H&M, пользуются неизменно пристальным вниманием прессы.

Поддержка и эксплуатация

Сегодня, когда ситуация в США, с одной стороны, кардинально изменилась — однополые браки уже легализованы на всей территории страны, а с другой — остается напряженной (всего год назад вступил в силу «трамповский» запрет принимать трансперсон на военную службу), перед многими активистами ЛГБТК+ встает вопрос — не слишком ли рано политизированные протесты превратились в корпоративный фестиваль потребления.


По данным Financial Times, еще в 2015 году покупательная способность представителей ЛГБТК+-сообщества оценивалась в $3,7 трлн, а сама аудитория росла и оказывалась менее финансово обремененной, и в этих условиях интерес корпораций к прайдам кажется все менее филантропическим и все более деловым.

Кроме того, некоторые активисты опасаются, что бренды, анонсирующие свою поддержку ЛГБТК+, не всегда в полной мере следуют идеям движения. По словам Руслана Саволайнена, сотрудника ЛГБТ-инициативной группы «Выход» и координатора Международного фестиваля «Квирфест», велика вероятность, что «внутри компании эти ценности ничем не подкрепляются, рабочие места не безопасны и дискриминация остается нормой. А компания [на «радужной» линейке] публично заработала как социальный капитал, так и финансовый». К счастью, сегодня, в условную эпоху гласности, вездесущих медиа и соцсетей такие двойные стандарты распознать нетрудно. Так, за последние годы под огонь критики уже попадали H&M и Primark, производившие вещи из своих прайд-капсул в странах, где криминализованы гомосексуальные отношения (Индия, Бангладеш и Малайзия). Также случается, что бренд без всякой конкретики добавляет поддержку прайда в пул своих соцпроектов. Например, компания H&M в этом году отказалась от капсульной коллекции, заявив, что весь год поддерживает ЛГБТК+-сообщество. Но если присмотреться внимательно, речь шла о финансовой помощи детскому фонду UEFA, организациям, борющимся с расовой дискриминацией, и фонду по борьбе с коронавирусом. Об ЛГБТК+-организациях в этом году ни слова.

Куда прозрачнее на этом фоне ситуация с «радужной» коллекцией Converse: по рассказам представителей бренда, коллекция родилась по инициативе ЛГБТК+-сотрудников компании. Они полностью занимаются созданием прайд-моделей от идеи до дизайна. Сама же Converse за это время успела пожертвовать более $1 млн мировым ЛГБТК+-организациям, в том числе It Gets Better Project. В этом году помимо вышеупомянутой НКО компания профинансировала работу организаций, помогающих ЛГБТК+-молодежи — Ali Forney Center, BAGLY и OUT MetroWest. Перечисленный процент от продаж «капсулы» не разглашается. А вот другие крупные бренды, включая Versace, ASOS и Levi’s, с гордостью сообщают, что полностью перечисляют выручку от продаж прайд-коллекций профильным благотворительным и общественным организациям. Те же Levi’s, как заметила Мария Белицкая, директор по маркетингу бренда в Восточном регионе, не забывают и о важности просветительской работы. В этом году бренд сотрудничает с Self Evident Truths — фотопроектом, созданным iO Tillett Wright, американским писателем, фотографом, ведущим и квир-активистом. В проекте приняло участие 10 000 человек, каждый из которых идентифицирует себя не как гетеросексуал.

Self Evident Truths

Протест без протеста

Еще один распространенный аргумент против поддержки со стороны брендов, который не раз обсуждали в социальных сетях и СМИ в прошлом году, — это, собственно, коммодитизация (то есть превращение вещей с символикой в нечто рядовое, обыденное) и «размывание» прайда. Специальными прайд-коллекциями интересуются далеко за пределами ЛГБТК+-сообщества. Так, единица из «радужной» линейки становится очередной вещью на полке гардероба современного массового потребителя, а значит, теряется первоначальная идея прайда как во многом политической борьбы за равноправие.


Как замечают в своей статье Financial Times, в глазах многих энтузиастов движения прайд превращается из протеста в фестиваль для гетеросексуальных людей и просто еще один праздник. В разговоре с изданием известный ЛГБТК+ активист Дэн Гласс заявляет о процессе пинквошинга — лакировки действительности в интересах больших брендов. В 2015-м Гласс, как и многие активисты с левого фланга, не верящий в силу одних лишь слов, пронес с товарищами черный гроб по маршруту лондонского прайда, намекая на бесславную смерть движения. Впрочем, такие споры внутри сообщества не новость. О схожих разногласиях среди ЛГБТК+-активистов рассказывает в своей колонке в Washington Post и писатель Джон Пол Бреммер.


Пока что кажется, что коммодитизация ЛГБТК+-символики неизбежна, но в ней видят и свои плюсы. Как утверждает американская исследовательница и психолог Жан Мари Твенж в своей книге iGen о поколении Z в США, оно считает ЛГБТК+-сообщество нормативным, гендерфлюидность естественной, а само существование неравноправия на почве расы, гендера или ориентации шокирует представителей этого поколения. Не случайно сегодня меняется и язык (в том числе и в России, где все реже можно услышать словосочетание «нетрадиционная ориентация»), а создатели таких крупных молодежных проектов, как сериал «Эйфория», вводят в число главных героев трансгендерную персону. Таким образом, по крайней мере, среди зумеров стоит говорить не о политической борьбе за равноправие, а, скорее, уже о поддержке стабилизации ЛГБТК+-сообщества. А значит, и покупка «радужных» коллекций молодыми гетеросексуальными людьми может восприниматься не как «размывание» прайда, а как его пусть и локальная, но победа.

Сериал «Эйфория»

Российские реалии

В нашем отечестве о каких бы то ни было победах говорить рано. В полную силу действует так называемый закон «О гей-пропаганде» 2013 года, который вот-вот усилится грядущей поправкой к статье 72 Конституции РФ, определяющей брак исключительно как союз между мужчиной и женщиной. А по данным апрельского опроса «Левада-центра», почти пятая часть (18%) россиян считает, что «геев и лесбиянок следовало бы ликвидировать». Не удивительно, что много лет подряд публичное празднование «месяца гордости» в стране почти невозможно.


Это не мешает россиянам, поддерживающим квир-сообщество, выражать свою сопричастность идеалам движения покупкой тематических товаров. «В целом не ЛГБТК+-люди готовы носить одежду с радужной символикой с целью поддержать своих ЛГБТК+-друзей. И многие из не ЛГБТК+-людей готовы не просто носить одежду с символикой, но и поддерживать сообщество другими способами, например, волонтерством в организациях», — говорит Руслан Саволайнен.

Проблема в том, что многие «радужные» коллекции в страну если и ввозятся, то крайне узким тиражом, притом что запрос потребителя есть. «В России примеров, когда бренды выпускают капсульные коллекции в месяц прайда, крайне мало. В прошлом году компания H&M в Петербурге на продажу выставила часть коллекции, а именно радужные носки и купальники. Широкого анонсирования не было, но среди людей эта информация разошлась быстро и на вещи была объявлена охота. Многие мои друзья, в том числе и не ЛГБТИК+, очень хотели получить вещь из коллекции», — продолжает Саволайнен. Соответственно, в российских условиях вопрос о коммерциализации даже не возникает. Каждый привоз прайд-коллекции становится значительным вкладом в развитие местного ЛГБТК+-сообщества.


Поддерживает это мнение и соосновательница российского квир-издания «Открытые» и ведущая телеграм-канала «Помыла руки» Саша Казанцева. Она добавляет: «Когда мы узнаем, что в этом году до нас наконец-то доехала прайд-капсула Levi's (пусть даже доступная только в «Цветном»), — мы воспринимаем это как маркер социальных перемен. Маркетологи крупной компании посчитали, что продавать ЛГБТК-символику уже «допустимее» и «безопаснее», чем было пару лет назад, — вероятно, на основании маркетинговых исследований. Значит, что-то правда меняется к лучшему».


По словам Казанцевой, отличным примером стала запущенная журналисткой Таней Решетник петиция за привоз в Россию радужных сумок IKEA (каждый июнь продающихся в других странах, но пока так и не появившихся у нас). «Это показательный пример того, как в российских условиях доступность обычного массового товара становится вопросом социально-политическим. Посмотрим, как это отношение будет меняться со временем, по мере роста толерантности, появления большего количества прайд-релизов и привыкания российских ЛГБТ-людей к ним», — говорит соосновательница «Открытых».

Еще одна очевидная проблема «радужных» линеек в России — это отсутствие направленной поддержки местных ЛГБТК+-организаций. Представленная в России прайд-коллекция Levi’s помогает лишь мировым фондам, отдавая российские проблемы на откуп местным лидерам мнений и активистам. В итоге в этом году из-за пандемии российские потребители не были интегрированы даже в тот самый совместный с Self Evident Truths фотопроект. «Мы в курсе существующих ограничений и, конечно же, мы вынуждены вносить поправки в нашу маркетинговую кампанию с учетом существующего законодательства и настроений некоторых консервативно настроенных слоев», — объясняет Белицкая.


При желании положительную динамику рассмотреть все-таки можно, особенно у все того же поколения Z. Благодаря интернету у подростков на протяжении последних лет было больше возможностей интеграции в мировой контекст. Помогают дестигматизации темы и лидеры мнений поколения. Например, двадцатидвухлетняя гетеросексуальная певица Монеточка, поддержавшая в этом году «месяц открытости».

К тому же, по словам Руслана Саволайнена, некоторые крупные бренды (увы, не связанные с индустрией моды), все чаще обращают внимание на ЛГБТК+-людей и испытываемые ими трудности, «поддерживают их на рабочих местах, пытаются не допускать дискриминации». А компании Aviasales, Lush Russia, M.A.C Cosmetics в прошлом году и вовсе стали партнерами просветительского фестиваля о правах, идентичности, гендере и сексуальности «КвирФест».


А вот локальные российские марки все-таки рискуют заступать на эту территорию. Так, в прошлом году «радужный» свитер выпустил российский бренд «Волчок» — его с радостью примерили и показали в соцсетях инфлюэнсеры от Кати Федоровой до Томми Кэша. Основатель «Волчка» Василий Волчок-Русакович говорит, что так бренд выразил свою поддержку и солидарность с ЛГБТ-сообществом в борьбе за равные права и принятие обществом. По его словам свитер приглянулся «взрослой и вдумчивой аудитории», и спрос на него есть по-прежнему. В этом году «Волчок» перевыпустили свитер (на этот раз из хлопка, а не акрила), и скорее всего сделают третий ресток к осени. Правда, никаких отчислений от продаж российские НКО не получили. «Так как выпуск джемпера был отчасти импульсным решением и нашим личным экспериментом, мы так глубоко и наперед не думали касательно партнерства с ЛГБТ-организациями, — признается Василий. — Но в планах связаться с компетентными организациями и часть от прибыли нового тиража перечислять на поддержку ЛГБТ-сообщества». 

А в 2020-м российский бренд FCeight выпустил специальную линию одежды с символикой квир-издания «Открытые», пообещав перечислить все полученные от продаж средства на развитие этого проекта. Основательнице компании и бывшему директору бренда Katya Dobryakova Арине Разинской оказалась близка идея издания. «Вместе мы утверждали только дизайн, цену и отдельные PR-вопросы, а команда FCeight полностью взяла на себя разработку, производство и дистрибуцию. То есть со стороны бренда это благотворительный проект, запущенный из желания поддержать «Открытых» и ЛГБТК-культуру в России. И мы очень благодарны за такую помощь», — признается Саша Казанцева.

Бесконечная гордость

Нынешний «месяц гордости», совпавший с протестными выступлениями под лозунгом Black Lives Matter, несколько приостановил уже давние споры о проблемах коммерциализации прайда — активисты в основном занимались поддержкой вышедших на американские улицы людей. Об этом говорит, например, количество публикаций на тему в их инстаграм-профилях, а часто протесты включали в себя и поддержку трансгендерных людей.


В России «месяц гордости» был ознаменован первым местным диджитал-прайдом, который организовали «Открытые». В рамках акции состоялись интернет-выступления таких мировых звезд, как Рошин Мерфи, двухдневный поток лекций, освещающих различные проблемы движения. Кроме того, «Открытые» привлекали поддержать «месяц открытости» и известных промоутеров. А журналист и продюсер Карен Шаинян на своем YouTube-канале выпустил документальный фильм «Священный русский квир», рассказывающий о становлении прайд-культуры в России, — от первых гей-клубов до нынешних побед. Фильм стал своего рода мостом между поколениями неравнодушных к ЛГБТК+-движению в стране.


Так что разговор о «размывании» пока актуален только в странах «первого мира». В других странах, от России до Уганды, любая поддерживающая сообщество активность, в том числе и «радужная» линейка — это важное событие в развитии местного ЛГБТК+-движения. А о коммерческой выгоде в таких обстоятельствах говорить и вовсе не приходится.

<blockquote class="instagram-media" data-instgrm-permalink="https://www.instagram.com/p/CA-zJ7ujR-X/?utm_source=ig_embed&utm_campaign=loading" data-instgrm-version="12" style=" background:#FFF; border:0; border-radius:3px; box-shadow:0 0 1px 0 rgba(0,0,0,0.5),0 1px 10px 0 rgba(0,0,0,0.15); margin: 1px; max-width:540px; min-width:326px; padding:0; width:99.375%; width:-webkit-calc(100% - 2px); width:calc(100% - 2px);"><div style="padding:16px;"> <a href="https://www.instagram.com/p/CA-zJ7ujR-X/?utm_source=ig_embed&utm_campaign=loading" style=" background:#FFFFFF; line-height:0; padding:0 0; text-align:center; text-decoration:none; width:100%;" target="_blank" rel="nofollow noreferrer"> <div style=" display: flex; flex-direction: row; align-items: center;"> <div style="background-color: #F4F4F4; border-radius: 50%; flex-grow: 0; height: 40px; margin-right: 14px; width: 40px;"></div> <div style="display: flex; flex-direction: column; flex-grow: 1; justify-content: center;"> <div style=" background-color: #F4F4F4; border-radius: 4px; flex-grow: 0; height: 14px; margin-bottom: 6px; width: 100px;"></div> <div style=" background-color: #F4F4F4; border-radius: 4px; flex-grow: 0; height: 14px; width: 60px;"></div></div></div><div style="padding: 19% 0;"></div> <div style="display:block; height:50px; margin:0 auto 12px; width:50px;"><svg width="50px" height="50px" viewBox="0 0 60 60" version="1.1" xmlns="https://www.w3.org/2000/svg" xmlns:xlink="https://www.w3.org/1999/xlink"><g stroke="none" stroke-width="1" fill="none" fill-rule="evenodd"><g transform="translate(-511.000000, -20.000000)" fill="#000000"><g><path d="M556.869,30.41 C554.814,30.41 553.148,32.076 553.148,34.131 C553.148,36.186 554.814,37.852 556.869,37.852 C558.924,37.852 560.59,36.186 560.59,34.131 C560.59,32.076 558.924,30.41 556.869,30.41 M541,60.657 C535.114,60.657 530.342,55.887 530.342,50 C530.342,44.114 535.114,39.342 541,39.342 C546.887,39.342 551.658,44.114 551.658,50 C551.658,55.887 546.887,60.657 541,60.657 M541,33.886 C532.1,33.886 524.886,41.1 524.886,50 C524.886,58.899 532.1,66.113 541,66.113 C549.9,66.113 557.115,58.899 557.115,50 C557.115,41.1 549.9,33.886 541,33.886 M565.378,62.101 C565.244,65.022 564.756,66.606 564.346,67.663 C563.803,69.06 563.154,70.057 562.106,71.106 C561.058,72.155 560.06,72.803 558.662,73.347 C557.607,73.757 556.021,74.244 553.102,74.378 C549.944,74.521 548.997,74.552 541,74.552 C533.003,74.552 532.056,74.521 528.898,74.378 C525.979,74.244 524.393,73.757 523.338,73.347 C521.94,72.803 520.942,72.155 519.894,71.106 C518.846,70.057 518.197,69.06 517.654,67.663 C517.244,66.606 516.755,65.022 516.623,62.101 C516.479,58.943 516.448,57.996 516.448,50 C516.448,42.003 516.479,41.056 516.623,37.899 C516.755,34.978 517.244,33.391 517.654,32.338 C518.197,30.938 518.846,29.942 519.894,28.894 C520.942,27.846 521.94,27.196 523.338,26.654 C524.393,26.244 525.979,25.756 528.898,25.623 C532.057,25.479 533.004,25.448 541,25.448 C548.997,25.448 549.943,25.479 553.102,25.623 C556.021,25.756 557.607,26.244 558.662,26.654 C560.06,27.196 561.058,27.846 562.106,28.894 C563.154,29.942 563.803,30.938 564.346,32.338 C564.756,33.391 565.244,34.978 565.378,37.899 C565.522,41.056 565.552,42.003 565.552,50 C565.552,57.996 565.522,58.943 565.378,62.101 M570.82,37.631 C570.674,34.438 570.167,32.258 569.425,30.349 C568.659,28.377 567.633,26.702 565.965,25.035 C564.297,23.368 562.623,22.342 560.652,21.575 C558.743,20.834 556.562,20.326 553.369,20.18 C550.169,20.033 549.148,20 541,20 C532.853,20 531.831,20.033 528.631,20.18 C525.438,20.326 523.257,20.834 521.349,21.575 C519.376,22.342 517.703,23.368 516.035,25.035 C514.368,26.702 513.342,28.377 512.574,30.349 C511.834,32.258 511.326,34.438 511.181,37.631 C511.035,40.831 511,41.851 511,50 C511,58.147 511.035,59.17 511.181,62.369 C511.326,65.562 511.834,67.743 512.574,69.651 C513.342,71.625 514.368,73.296 516.035,74.965 C517.703,76.634 519.376,77.658 521.349,78.425 C523.257,79.167 525.438,79.673 528.631,79.82 C531.831,79.965 532.853,80.001 541,80.001 C549.148,80.001 550.169,79.965 553.369,79.82 C556.562,79.673 558.743,79.167 560.652,78.425 C562.623,77.658 564.297,76.634 565.965,74.965 C567.633,73.296 568.659,71.625 569.425,69.651 C570.167,67.743 570.674,65.562 570.82,62.369 C570.966,59.17 571,58.147 571,50 C571,41.851 570.966,40.831 570.82,37.631"></path></g></g></g></svg></div><div style="padding-top: 8px;"> <div style=" color:#3897f0; font-family:Arial,sans-serif; font-size:14px; font-style:normal; font-weight:550; line-height:18px;"> View this post on Instagram</div></div><div style="padding: 12.5% 0;"></div> <div style="display: flex; flex-direction: row; margin-bottom: 14px; align-items: center;"><div> <div style="background-color: #F4F4F4; border-radius: 50%; height: 12.5px; width: 12.5px; transform: translateX(0px) translateY(7px);"></div> <div style="background-color: #F4F4F4; height: 12.5px; transform: rotate(-45deg) translateX(3px) translateY(1px); width: 12.5px; flex-grow: 0; margin-right: 14px; margin-left: 2px;"></div> <div style="background-color: #F4F4F4; border-radius: 50%; height: 12.5px; width: 12.5px; transform: translateX(9px) translateY(-18px);"></div></div><div style="margin-left: 8px;"> <div style=" background-color: #F4F4F4; border-radius: 50%; flex-grow: 0; height: 20px; width: 20px;"></div> <div style=" width: 0; height: 0; border-top: 2px solid transparent; border-left: 6px solid #f4f4f4; border-bottom: 2px solid transparent; transform: translateX(16px) translateY(-4px) rotate(30deg)"></div></div><div style="margin-left: auto;"> <div style=" width: 0px; border-top: 8px solid #F4F4F4; border-right: 8px solid transparent; transform: translateY(16px);"></div> <div style=" background-color: #F4F4F4; flex-grow: 0; height: 12px; width: 16px; transform: translateY(-4px);"></div> <div style=" width: 0; height: 0; border-top: 8px solid #F4F4F4; border-left: 8px solid transparent; transform: translateY(-4px) translateX(8px);"></div></div></div> <div style="display: flex; flex-direction: column; flex-grow: 1; justify-content: center; margin-bottom: 24px;"> <div style=" background-color: #F4F4F4; border-radius: 4px; flex-grow: 0; height: 14px; margin-bottom: 6px; width: 224px;"></div> <div style=" background-color: #F4F4F4; border-radius: 4px; flex-grow: 0; height: 14px; width: 144px;"></div></div></a><p style=" color:#c9c8cd; font-family:Arial,sans-serif; font-size:14px; line-height:17px; margin-bottom:0; margin-top:8px; overflow:hidden; padding:8px 0 7px; text-align:center; text-overflow:ellipsis; white-space:nowrap;"><a href="https://www.instagram.com/p/CA-zJ7ujR-X/?utm_source=ig_embed&utm_campaign=loading" style=" color:#c9c8cd; font-family:Arial,sans-serif; font-size:14px; font-style:normal; font-weight:normal; line-height:17px; text-decoration:none;" target="_blank" rel="nofollow noreferrer">A post shared by Róisín Murphy (@roisinmurphyofficial)</a> on <time style=" font-family:Arial,sans-serif; font-size:14px; line-height:17px;" datetime="2020-06-03T17:47:32+00:00">Jun 3, 2020 at 10:47am PDT</time></p></div></blockquote> <script async src="//www.instagram.com/embed.js"></script>

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":171,"columns_n":7,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}