Темы
T

Maison Margiela весна-лето 1992

9 сентября в Нью-Йорке прошел показ Tom Ford весна-лето 2020, для которого Том Форд установил подиум на заброшенной станции метро Bowery Street. По этому случаю мы не смогли не вспомнить архивный показ Maison Margiela весна-лето 1992: он тоже прошел на заброшенной станции метро — правда, в Париже. Рассказываем о нем подробнее.

Показ Maison Margiela весна—лето 1992 стал революционным, поскольку до Мартина Маржелы дизайнеры не экспериментировали с локациями для шоу. Но Маржела вообще никогда не боялся экспериментов и всегда старался избавить моду от налета набившей оскомину «глянцевости». Как писала о нем Харриет Квик уже в 2010-м, «Заброшенные станции метро, кафе, контейнеры у Сены, пустые склады, „безликие“ модели, жуткая музыка и отсутствие первого ряда — это методы, которые он [Мартин Маржела] использовал для того, чтобы транслировать важное для себя и своего бренда умение видеть особенное в обычном и ценить принципы сообщества больше, чем законы иерархии».

Все, кто получил приглашение на показ, должны были спуститься на заброшенную парижскую станцию Saint-Martin, которая не использовалась с 1939 года. Маржела отменил принятые модным этикетом правила рассадки. Собственно, сидячих мест вообще не было: гости толпились на станции, как в час пик. Многие из них вообще не могли вспомнить, когда до этого в последний раз спускались в подземку.


Модели проходили по трем лестничным пролетам, которые освещали 1600 свечей — воск растекался прямо по металлическим поручням. На подиуме показывали деконструированные платья, майки, брюки, юбки и пиджаки. Принты в виде клетки, цветов и полосок «переходили» на руки моделей — узоры дублировались на телах с помощью краски, нанесенной с намеренной небрежностью, — так дизайнер стер границу между одеждой и человеком, между модой и повседневной жизнью. Вообще краска — один из самых важных компонентов, составляющих эстетику бренда Maison Margiela: перед своим дебютным показом весна—лето 1989 Мартин покрыл подошвы моделей красной краской, так что на подиуме оставались «кровавые» следы, а для шоу осень—зима того же года вручную окрашивал хлопок.


Образы на том самом показе весна—лето 1992 дополняли пары таби, придуманные Маржелой еще в 1984-м. В уголках глаз каждой девушки сверкали крошечные стразы — то ли слезы, то ли искусственные солнечные зайчики, ведь настоящих под землей не бывает. В целом модели выглядели небрежно — именно этого и добивался Маржела, заявляя, что теперь современная мода, по крайней мере его бренд, будет отражать современную жизнь — «растрепанную», стремительную, небрежную — такую, какая она есть на улицах и под ними.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":131,"columns_n":8,"gutter":21,"line":21}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}