T

10 фактов: дизайнер Мэри Катранзу

Текст:
лидия агеева

Британский дизайнер греческого происхождения Мэри Катранзу, больше всего известная своими невероятными принтами, создала витрины и эксклюзивную коллекцию для Colette. Она рассказала The Blueprint о том, почему важно смотреть на мир детскими глазами, о своем пути в моде и о дорогих сердцу людях, которые помогли ей найти себя.

1.

Я никогда не думала, что стану дизайнером. 

Моя мама — архитектор, в детстве я была окружена журналами AD и World of Interiors, поэтому отправилась учиться на дизайнера интерьеров в Америку, в Институт дизайна штата Род-Айленд (Rhode Island Institute of Design). В Лондон я попала почти случайно, поехав в Сент-Мартинс по обмену на программу «Дизайн поверхностей». А потом поступила туда на бакалавриат на программу «Дизайн текстиля»: я долго думала, какую специальность выбрать, и решила, что эти навыки пригодятся мне и в дизайне интерьеров. В отличие от моих одногруппников, мечтавших стать модельерами лет с тринадцати, я ничего не знала о моде. В первые три месяца учебы я буквально гуглила каждого дизайнера и эпоху. Я была таким ботаником, что даже рисовала схемы-деревья: «Этот дизайнер раньше работал здесь, это силуэт, по которому его узнавали, и так далее».

Мэри Катранзу

Мэри Катранзу в платье Azzedine Alaïa

2.

Я начала работать с компьютерными принтами от безысходности. 

Делать принты было частью моей специализации, но тогда все очень скептически относились к новым технологиям. А с помощью старых мне не удавалось воплотить мои идеи в жизнь. Ни одна трафаретная печать (шелкография) не сможет передать цвет так, как цифровая. Я ночами смотрела в интернете видеоуроки Photoshop, чтобы научиться переносить свои идеи на одежду. С каждым годом технологии развивались и помогали мне расширять границы возможного. Сегодня с помощью принтов, разработанных на компьютере, можно сделать буквально все что угодно: от максимально простого мотива до реалистичного изображения, которое не отличить от фотографии. Именно такие принты были в моих первых коллекциях. Все строилось вокруг одного предмета — объекта желания. Теперь мои коллекции намного более абстрактные — больше творческой свободы для меня и команды.

Mary Katranzou, весна-лето 2018

3.

Мое главное правило — нет ничего невозможного. 

Тема моей весенне-летней коллекции — ностальгия по детству, по беззаботным временам, когда ты счастлив каждую секунду. Мы использовали много элементов игры: раскраски с цифрами, лего, конструкторы и плетеные браслеты. Чтобы воплотить задумку в жизнь, не обязательно придумывать принт, можно создать новую технику вышивки. Например, вместо рисунка на юбке мы расшили ее деталями лего. Как сделать платье — браслет дружбы? В нашей студии в Лондоне мы увеличили на компьютере пятисантиметровый плетеный браслет до пятидесяти сантиметров и придумали, как его вручную сшить, чтобы он был максимально похож на прототип, но при этом идеально сидел на женской фигуре. А потом в течение трех месяцев мы тесно работали с индийскими мастерами, чтобы показать им, как правильно его исполнить. Им пришлось искать подмастерьев со всей страны, потому что не каждый может сплести такое платье вручную. В итоге все три платья были готовы буквально за два дня до показа! На изготовление одного ушел целый месяц.



Mary Katranzou x Swarovski

4.

В моих коллекциях всегда есть элемент haute couture.

Сегодня у молодежи есть множество возможностей купить классную одежду неплохого качества по разумной цене. Но дизайнер марки люкс никогда не сможет позволить себе поставить на такую одежду свою этикетку. Поэтому, на мой взгляд, каждый дизайнер должен стараться доводить свои работы до совершенства, чтобы наши клиенты чувствовали, что они носят действительно особенную одежду. Вещи, которые пройдут тест временем и которые женщины захотят коллекционировать.


Mary Katranzou весна-лето 2018

Mary Katranzou весна-лето 2018

5.

Я одеваюсь только в черный цвет.

Это способ очистить мою палитру. Единственное исключение — крупные серьги с разноцветными камнями. Swarovski — одна из моих любимых марок. Поэтому, когда мне предложили сделать ювелирные украшения для них, я с радостью согласилась. Мне хотелось посмотреть на украшения глазами ребенка — отсюда кристаллы в цветах радуги и геометричные формы — сфера, шар, цилиндр, куб, пирамида. Только когда в студию пришел готовый результат, я поняла, как идеально эти украшения подходят для моей весенне-летней коллекции о детстве.


6.

Коллет была одной из первых, кто закупил мою самую первую, выпускную коллекцию.

(Колетт Руссо, основательница концепт-стора Colette. — Прим. ред.)



Я по-прежнему благодарна ей за то, что она поверила в меня с самого начала. У Колетт прекрасные отношения с Disney, за двадцать лет существования магазина они сделали вместе много проектов. А я с ними сработалась год назад: моя осенне-зимняя коллекция была основана на фильме «Фантазия». Почему именно «Белоснежка и семь гномов»? Мультфильму в этом году исполняется 80 лет, поэтому в коллекции мы сфокусировались именно на нем. Точнее, на гномиках, которым часто уделяют недостаточно внимания. Умник, Ворчун, Весельчак, Соня — в каждом из нас есть частичка одного из этих сказочных персонажей. А иногда кажется, что семь гномов — это и есть один цельный человек.


Коллекция Mary Katranzou для Colette с диснеевскими гномами

7.

Луиз Уилсон во многом сформировала меня не только как дизайнера, но и как личность.

(директор магистерских программ в Сент-Мартинс с 1994 по 2014 г. — Прим. ред.) 


Когда я только пришла в магистратуру по программе «Мода», я была безумно застенчивой и почти не говорила. Мне не хватало смелости защищать мои работы. Занятия с Луиз были настоящим курсом молодого бойца. Даже несмотря на то, что у меня не было достаточно опыта, чтобы основать свою марку сразу после окончания университета, она заставила меня поверить в себя, помогла мне почувствовать, что у меня все получится. Я благодарна судьбе за встречу с ней: меньше чем за год Луиз удалось меня полностью изменить.



Mary Katranzou, весна-лето 2018

8.

Лучший совет я получила от Аззедина Алайя.

Когда я только начинала, я отправилась в Париж, чтобы с ним познакомиться. Он сказал мне: «Будь всегда верна себе и не позволяй другим сбивать тебя с пути. Нельзя быть всем и для всех одновременно». Я его безумно уважаю и как дизайнер, и как женщина, которая носит его одежду. Его черные платья стали моей униформой и всегда придают мне уверенности в себе.


Аззедин Алайя: 10 цитат



9.

В следующем октябре моей марке исполнится десять лет.

Так что сейчас мы с моей командой (на Мэри работает в общей сложности 30 человек. — Прим. ред.) активно работаем над множеством проектов, чтобы сделать что-то и вправду необычное. Десять лет — это большой срок, который в каком-то смысле заставляет тебя задуматься над всем тем, что уже было создано, заглянуть в архивы и, может быть, переработать какие-то культовые модели. А еще подумать о том, что будет создано в следующие десять лет. Что будет значить марка для наших клиентов. Мне бы хотелось создать новые продукты во вселенной Mary Katrantzou: возможно, это будут предметы для дома или аксессуары, а может, медиа или какие-то истории в диджитал.


Mary Katranzou весна-лето 2018: платье — браслет дружбы

10.

Рождественские и летние каникулы всегда провожу дома, в Греции.

Здесь столько всего интересного, в каждый приезд мы с бойфрендом стараемся посетить еще один новый остров и узнать о нем как можно больше. Я уехала за границу рано, мне было всего 19, и, по сути, я здесь никогда не жила взрослой жизнью. Поэтому Греция для меня — не просто дом, но и священное место: каждый раз, возвращаясь сюда, будто переношусь во времени в свое детство и подростковые годы.

Mary Katranzou x Swarovski

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}