T

Нам пишут: самые громкие ссоры критиков и дизайнеров на страницах модной прессы

Нам пишут: самые громкие ссоры критиков и дизайнеров на страницах модной прессы

Текст: Юлия Выдолоб, Катя Федорова, Настя Полетаева

{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":-489,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":245,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Жанр открытого письма очень любили (и любят) и в модной индустрии. Конечно, сейчас не разгораются войны вроде тех, что умудрялся развернуть в 1980-е главный редактор WWD, но и на скуку жаловаться не приходится. Мы собрали самые яркие случаи, когда модные критики и дизайнеры бросали друг другу перчатку на страницах прессы.

{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":-489,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":245,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Ругаться можно по-разному, в том числе — с выгодой для себя. И с определенной элегантностью. Идеальный в этом смысле способ — открытая дискуссия в прессе: допустим, на вас написали разгромный отзыв, а вы в ответ опубликовали едкое письмо, а вам в ответ — еще одно, тоже на страницах популярного издания. В этом есть что-то от письменных споров XIX века, которые иногда заканчивались дуэлью (в XX и XXI веках до кровопролития, по нашим данным, не доходило). А еще это отдельный вид PR-активности и способ поставить обидчика на место, скажем так, при посторонних.

{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":-489,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":245,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Ругаться можно по-разному, в том числе — с выгодой для себя. И с определенной элегантностью. Идеальный в этом смысле способ — открытая дискуссия в прессе: допустим, на вас написали разгромный отзыв, а вы в ответ опубликовали едкое письмо, а вам в ответ — еще одно, тоже на страницах популярного издания. В этом есть что-то от письменных споров XIX века, которые иногда заканчивались дуэлью (в XX и XXI веках до кровопролития, по нашим данным, не доходило). А еще это отдельный вид PR-активности и способ поставить обидчика на место, скажем так, при посторонних.

{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":-489,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":245,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Чарльз Джеймс vs Рой Фроуик Холстон, 1960–1975



1960–1975

ЧАРЛЬЗ ДЖЕЙМС

РОЙ ФРОУИК ХОЛСТОН

VS

«Главный талант моего поколения» — так Кристиан Диор отзывался об американском дизайнере Чарльзе Джеймсе, наряжавшем в 40-е и 50-е годы прошлого столетия высший свет своей родины в сложносочиненные приталенные платья c пышными юбками. Тем не менее к середине 1960-х его популярность сошла на нет, финансовое положение и душевное состояние оставляли желать лучшего, и он согласился на предложение своего прежнего протеже, а тогда уже модного дизайнера Роя Холстона помочь ему с подготовкой коллекции. В ответ Холстон помог с организацией ретроспективы Джеймса в модном ночном клубе. Однако что-то в этом партнерстве пошло не так. Джеймс был недоволен тем, что Холстон не упомянул его, рассказывая о коллекции, и постоянно говорил гадости о молодом дизайнере — называл его вором и дарил друзьям рисунки тараканов, которые подписывал «Рой Фроуик». И даже спустя пять лет он не успокоился и написал статью в журнал Metropolis, где обвинил Холстона в плагиате. Вскоре Джеймс умер в забвении, не дожив 35 лет до своего признания — ретроспективной выставки в музее Метрополитен в 2014 году.

{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":-489,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":245,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

«Главный талант моего поколения» — так Кристиан Диор отзывался об американском дизайнере Чарльзе Джеймсе, наряжавшем в 40-е и 50-е годы прошлого столетия высший свет своей родины в сложносочиненные приталенные платья c пышными юбками. Тем не менее к середине 1960-х его популярность сошла на нет, финансовое положение и душевное состояние оставляли желать лучшего, и он согласился на предложение своего прежнего протеже, а тогда уже модного дизайнера Роя Холстона помочь ему с подготовкой коллекции. В ответ Холстон помог с организацией ретроспективы Джеймса в модном ночном клубе. Однако что-то в этом партнерстве пошло не так. Джеймс был недоволен тем, что Холстон не упомянул его, рассказывая о коллекции, и постоянно говорил гадости о молодом дизайнере — называл его вором и дарил друзьям рисунки тараканов, которые подписывал «Рой Фроуик». И даже спустя пять лет он не успокоился и написал статью в журнал Metropolis, где обвинил Холстона в плагиате. Вскоре Джеймс умер в забвении, не дожив 35 лет до своего признания — ретроспективной выставки в музее Метрополитен в 2014 году.

{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":-489,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":245,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Nicole Miller vs Кэти Хорин, 2006

Nicole Miller

 2006

Кэти Хорин

 2006

Бад Конгейм 

В 2006 году fashion-критик The New York Times Кэти Хорин вышла с показа американского бренда Nicole Miller и написала, что около места проведения мероприятия шла масштабная акция протеста PETA. Как известно, организация занимается охраной окружающей среды и активно борется против использования натуральных кожи и меха, а еще пользуется большим авторитетом. Позже выяснилось, что Хорин ошиблась: демонстрация касалась марки Baby Phat, но извинений от критика не последовало. Тогда, видимо, Бад Конгейм, CEO Nicole Miller, окончательно разозлился и сказал The New York Magazine: «Ей не хватает настоящего образования в сфере модного бизнеса — она даже не знает, как правильно произносится Lanvin».

{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":-489,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":245,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

В 2006 году fashion-критик The New York Times Кэти Хорин вышла с показа американского бренда Nicole Miller и написала, что около места проведения мероприятия шла масштабная акция протеста PETA. Как известно, организация занимается охраной окружающей среды и активно борется против использования натуральных кожи и меха, а еще пользуется большим авторитетом. Позже выяснилось, что Хорин ошиблась: демонстрация касалась марки Baby Phat, но извинений от критика не последовало. Тогда, видимо, Бад Конгейм, CEO Nicole Miller, окончательно разозлился и сказал The New York Magazine: «Ей не хватает настоящего образования в сфере модного бизнеса — она даже не знает, как правильно произносится Lanvin».

{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":-489,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":245,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Джорджо Армани vs Кэти Хорин, 2008

Джорджо Армани

Кэти Хорин

 2008

 2008

Честно говоря, материал про самые резонансные выходки Кэти Хорин мог бы стать практически равноценной заменой статье, которую вы сейчас читаете. За время своей работы в жанре критической рецензии журналистка The New York Times поругалась со всеми. В начале 2008 года от Хорин досталось и Джорджо Армани: она написала, что кутюрная коллекция Armani Privé ничем ее не огорчила, но и не порадовала, а еще прошлась по первому ряду гостей — критик заметила, что София Лорен и Роберта, племянница Армани, все время неестественно улыбались. За пару дней до показа Giorgio Armani в Милане Хорин получила письмо от пресс-атташе дизайнера, в котором говорилось, что марка не посчитала возможным пригласить журналистку из-за ее оскорблений в адрес друзей и родственников Джорджо. Кэти не растерялась и тут же процитировала письмо на страницах The New York Times, а потом добавила, что на неделе моды в Милане достаточно других шоу, о которых можно написать.

{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":-489,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":245,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Честно говоря, материал про самые резонансные выходки Кэти Хорин мог бы стать практически равноценной заменой статье, которую вы сейчас читаете. За время своей работы в жанре критической рецензии журналистка The New York Times поругалась со всеми. В начале 2008 года от Хорин досталось и Джорджо Армани: она написала, что кутюрная коллекция Armani Privé ничем ее не огорчила, но и не порадовала, а еще прошлась по первому ряду гостей — критик заметила, что София Лорен и Роберта, племянница Армани, все время неестественно улыбались. За пару дней до показа Giorgio Armani в Милане Хорин получила письмо от пресс-атташе дизайнера, в котором говорилось, что марка не посчитала возможным пригласить журналистку из-за ее оскорблений в адрес друзей и родственников Джорджо. Кэти не растерялась и тут же процитировала письмо на страницах The New York Times, а потом добавила, что на неделе моды в Милане достаточно других шоу, о которых можно написать.

{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":-489,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":245,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Джорджо Армани vs Dolce & Gabbana, 2009

Джорджо Армани

 2009

 2009

 Dolce & Gabbana

Во времена трендбуков и интернета говорить о плагиате в моде все сложнее, но «сложно» — не значит «невозможно». Так, в 2009 году Джорджо Армани обвинил дуэт Доменико Дольче и Стефано Габбаны в плагиате: мэтр утверждал, что в мужской коллекции Dolce & Gabbana «около шестнадцати раз» был использован дизайн брюк из коллекции Giorgio Armani, представленной буквально накануне. Дольче и Габбана не стали воздерживаться от комментариев и сказали итальянской газете Corriere della Sera: «Нам, безусловно, есть чему учиться. Но точно не у него».



{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":-489,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":245,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Во времена трендбуков и интернета говорить о плагиате в моде все сложнее, но «сложно» — не значит «невозможно». Так, в 2009 году Джорджо Армани обвинил дуэт Доменико Дольче и Стефано Габбаны в плагиате: мэтр утверждал, что в мужской коллекции Dolce & Gabbana «около шестнадцати раз» был использован дизайн брюк из коллекции Giorgio Armani, представленной буквально накануне. Дольче и Габбана не стали воздерживаться от комментариев и сказали итальянской газете Corriere della Sera: «Нам, безусловно, есть чему учиться. Но точно не у него».



{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":-489,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":245,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Эди Слиман vs Кэти Хорин, 2012

Эди Слиман

 2012

 2012

Кэти Хорин

Ссора между дизайнером Saint Laurent и критиком The New York Times берет свое начало в далеком 2004 году с рецензии критика, которая ни к Слиману, ни к Yves Saint Laurent отношения не имела. В обзоре показа своего любимчика Рафа Симонса Хорин написала: «Начиная с облегающих костюмов, сформировавших его репутацию почти десять лет назад и запустивших карьеру Эди Слимана, мистер Симонс действительно показал нам кусочек будущего». Злопамятный Слиман припомнил Хорин этот кусок текста и на свой дебютный показ в качестве креативного директора Saint Laurent не позвал. Хорин, писавшая про показ по фотографиям, отозвалась: «Одежде мистера Слимана недоставало духа новизны». Слиман не остался в долгу и опубликовал в твиттере открытое письмо под заголовком, набранным готическим шрифтом, имитирующим логотип почтенного издания, где среди прочего утверждалось, что «мисс Хорин — просто дворовый задира и что-то вроде юмориста». Слиман также прошелся по личному стилю Хорин (спасибо еще, что не дошел до внешности) и поклялся, что приглашения на Saint Laurent критик не дождется никогда. Впрочем, в том году Слимана и его офис немало критиковали: досталось и за нестыковки с рассадкой на дебютном шоу, и за решение убрать Yves из исторического логотипа и добавить туда Paris. Основателя Business of Fashion Имрана Амеда также не позвали на дебютное шоу Слимана по итогам нескладной коммуникации офиса бренда с командой сайта — в итоге Имран опубликовал материал, где эта коммуникация была описана во всей красе, от просьб отредактировать твит до писем от нью-йоркского офиса Saint Laurent с требованием изменить факты в материале и дальнейшим молчанием со стороны пресс-офиса. «В современных медиа, где слова и изображения могут распространяться среди миллионов и миллионов пользователей, через социальные платформы… осуществлять подобный контроль — затея, не только обреченная на провал, но и попросту плохая», — писал Амед в упомянутом материале. Как принято выражаться в социальных медиа, +100.


{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":-489,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":245,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Ссора между дизайнером Saint Laurent и критиком The New York Times берет свое начало в далеком 2004 году с рецензии критика, которая ни к Слиману, ни к Yves Saint Laurent отношения не имела. В обзоре показа своего любимчика Рафа Симонса Хорин написала: «Начиная с облегающих костюмов, сформировавших его репутацию почти десять лет назад и запустивших карьеру Эди Слимана, мистер Симонс действительно показал нам кусочек будущего». Злопамятный Слиман припомнил Хорин этот кусок текста и на свой дебютный показ в качестве креативного директора Saint Laurent не позвал. Хорин, писавшая про показ по фотографиям, отозвалась: «Одежде мистера Слимана недоставало духа новизны». Слиман не остался в долгу и опубликовал в твиттере открытое письмо под заголовком, набранным готическим шрифтом, имитирующим логотип почтенного издания, где среди прочего утверждалось, что «мисс Хорин — просто дворовый задира и что-то вроде юмориста». Слиман также прошелся по личному стилю Хорин (спасибо еще, что не дошел до внешности) и поклялся, что приглашения на Saint Laurent критик не дождется никогда. Впрочем, в том году Слимана и его офис немало критиковали: досталось и за нестыковки с рассадкой на дебютном шоу, и за решение убрать Yves из исторического логотипа и добавить туда Paris. Основателя Business of Fashion Имрана Амеда также не позвали на дебютное шоу Слимана по итогам нескладной коммуникации офиса бренда с командой сайта — в итоге Имран опубликовал материал, где эта коммуникация была описана во всей красе, от просьб отредактировать твит до писем от нью-йоркского офиса Saint Laurent с требованием изменить факты в материале и дальнейшим молчанием со стороны пресс-офиса. «В современных медиа, где слова и изображения могут распространяться среди миллионов и миллионов пользователей, через социальные платформы… осуществлять подобный контроль — затея, не только обреченная на провал, но и попросту плохая», — писал Амед в упомянутом материале. Как принято выражаться в социальных медиа, +100.


{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":-489,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":245,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Кэти Хорин

 2012

Оскар де ла Рента

Кэти Хорин vs Оскар де ла Рента, 2012

 2012

Кэти Хорин, как известно, палец в рот не клади. В сентябре 2012-го после показа Oscar de La Renta тогда еще критик The New York Times назвала дизайнера «скорее хот-догом, чем влиятельным серым кардиналом индустрии». Дизайнера настолько возмутила подобная формулировка, что он не пожалел времени и денег: купил целую полосу в главном модном вестнике WWD и написал там Кэти: «Раз ты считаешь, что можешь обозвать меня хот-догом, почему мне нельзя назвать тебя позавчерашним гамбургером». Хорин, конечно, быстро объяснила, что имела в виду серферский термин, который означает, что кто-то «cкорее выпендривается на доске, чем занимается спортом», и уже через пару недель тепло обнималась с де ла Рентой на каком-то мероприятии, но, как известно, рукописи не горят, и детсадовское поведение дизайнера, который на тот момент уже разменял девятый десяток, навсегда останется в истории модных скандалов.

{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":-489,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":245,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Кэти Хорин, как известно, палец в рот не клади. В сентябре 2012-го после показа Oscar de La Renta тогда еще критик The New York Times назвала дизайнера «скорее хот-догом, чем влиятельным серым кардиналом индустрии». Дизайнера настолько возмутила подобная формулировка, что он не пожалел времени и денег: купил целую полосу в главном модном вестнике WWD и написал там Кэти: «Раз ты считаешь, что можешь обозвать меня хот-догом, почему мне нельзя назвать тебя позавчерашним гамбургером». Хорин, конечно, быстро объяснила, что имела в виду серферский термин, который означает, что кто-то «cкорее выпендривается на доске, чем занимается спортом», и уже через пару недель тепло обнималась с де ла Рентой на каком-то мероприятии, но, как известно, рукописи не горят, и детсадовское поведение дизайнера, который на тот момент уже разменял девятый десяток, навсегда останется в истории модных скандалов.

{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":-489,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":245,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

чтобы ответить кэти хорин, оскар де ла рента купил целую полосу в главном модном вестнике WWD 

Сьюзи Менкес

Сьюзи Менкес vs блогеры, 2013

 2013

 2013

блогеры

«Когда-то нас называли воронами, — ностальгировала по 1990-м критик Сьюзи Менкес в статье для T Magazine — приложения The New York Times. — Мы, модный народ, собирались у какого-нибудь заброшенного, осыпающегося здания, сплошь одетые в униформу от Comme des Garçons или Yohji Yamamoto… Теперь люди перед входом на показы больше напоминают петухов, чем ворон». Эмоциональный выброс маститого критика, уставшего перешагивать через фотографов по пути на показ и делить место в первом ряду с пестро одетой молодой порослью, получил довольно широкий резонанс. Еще бы, ведь блогеров не только обвинили в том, что они слишком наряжаются и позируют фотографам, но и в том, что они принимают подарки от брендов (и даже не стесняются публично об этом заявлять). И не лучше ли, если цирк будет цирком, а показы переедут в какое-нибудь секретное место. Блогеры живо отозвались на заметку: Сюзанна Ляу (Style Bubble), Леандра Медин (Man Repeller) и другие выпустили развернутые ответы — по иронии, именно этих блогеров Менкес характеризует в статье как талантливое меньшинство. Впрочем, после ответов Сюзанны («я просто работаю и ничего не знаю») и Леандры («мы, блогеры, сами виноваты, что нас так воспринимают») ситуация особенно не изменилась: стритстайл, хоть и перестал быть суперактуальным, все равно остался мощной ареной для продвижения, да и блогеры никуда не делись и все так же позируют в Тюильри.

{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":-489,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":245,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

«Когда-то нас называли воронами, — ностальгировала по 1990-м критик Сьюзи Менкес в статье для T Magazine — приложения The New York Times. — Мы, модный народ, собирались у какого-нибудь заброшенного, осыпающегося здания, сплошь одетые в униформу от Comme des Garçons или Yohji Yamamoto... Теперь люди перед входом на показы больше напоминают петухов, чем ворон». Эмоциональный выброс маститого критика, уставшего перешагивать через фотографов по пути на показ и делить место в первом ряду с пестро одетой молодой порослью, получил довольно широкий резонанс. Еще бы, ведь блогеров не только обвинили в том, что они слишком наряжаются и позируют фотографам, но и в том, что они принимают подарки от брендов (и даже не стесняются публично об этом заявлять). И не лучше ли, если цирк будет цирком, а показы переедут в какое-нибудь секретное место. Блогеры живо отозвались на заметку: Сюзанна Ляу (Style Bubble), Леандра Медин (Man Repeller) и другие выпустили развернутые ответы — по иронии, именно этих блогеров Менкес характеризует в статье как талантливое меньшинство. Впрочем, после ответов Сюзанны («я просто работаю и ничего не знаю») и Леандры («мы, блогеры, сами виноваты, что нас так воспринимают») ситуация особенно не изменилась: стритстайл, хоть и перестал быть суперактуальным, все равно остался мощной ареной для продвижения, да и блогеры никуда не делись и все так же позируют в Тюильри.

{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":-489,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":245,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Жан-Поль Готье

 2013

 2013

Тим Блэнкс

Жан-Поль Готье vs Тим Блэнкс, 2013

В июле 2013 года на тогда еще действующем как СМИ Style.com появился отзыв Тима Блэнкса, одного из главных модных журналистов современности, на показ Jean-Paul Gaultier Haute Couture осень–зима 2013. Нельзя даже сказать, что в этой рецензии Тим разнес коллекцию или как-то оскорбил дизайнера. Скорее, критик задел его болевые точки — написал, что времена Готье давно прошли, а разноцветный муслин тот и вовсе подсмотрел у Yves Saint Laurent. В ответ Жан-Поль опубликовал в своем твиттер-аккаунте полноценное письмо-ответ Блэнксу. В нем дизайнер отметил, что критика Тима — личная, а не профессиональная, что цветной муслин был оммажем платью Nina Ricci 1967 года и что если Блэнкса накрыла волна ностальгии, то Готье рекомендует ему освежить свои знания по истории моды и купить билет на его, Жан-Поля, выставку. И ответил, и пристыдил, и выставку поддержал — три из трех.

{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":-489,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":245,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

В июле 2013 года на тогда еще действующем как СМИ Style.com появился отзыв Тима Блэнкса, одного из главных модных журналистов современности, на показ Jean-Paul Gaultier Haute Couture осень–зима 2013. Нельзя даже сказать, что в этой рецензии Тим разнес коллекцию или как-то оскорбил дизайнера. Скорее, критик задел его болевые точки — написал, что времена Готье давно прошли, а разноцветный муслин тот и вовсе подсмотрел у Yves Saint Laurent. В ответ Жан-Поль опубликовал в своем твиттер-аккаунте полноценное письмо-ответ Блэнксу. В нем дизайнер отметил, что критика Тима — личная, а не профессиональная, что цветной муслин был оммажем платью Nina Ricci 1967 года и что если Блэнкса накрыла волна ностальгии, то Готье рекомендует ему освежить свои знания по истории моды и купить билет на его, Жан-Поля, выставку. И ответил, и пристыдил, и выставку поддержал — три из трех.

{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":-489,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":245,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Джорджо Армани vs Донателла Версаче, 2015

Джорджо Армани

 2015

 2015

Донателла Версаче

В 2015 году 80-летний Джорджо Армани дал большое интервью газете The Sunday Times. В нем он рефлексировал о модной индустрии и вспоминал яркие моменты своей длинной и продуктивной карьеры, в частности встречу в Риме с земляком и коллегой по цеху Джанни Версаче. «Джанни смотрел на моделей на модном мероприятии, а потом повернулся ко мне и сказал: «Я одеваю проституток, а ты женщин, которые ходят в церковь», — поделился с журналистами маэстро. Эта фраза очень разозлила сестру покойного дизайнера Донателлу, которая мгновенно выступила с заявлением. «Мне кажется невероятно грубым и безвкусным, что мистер Армани снова вкладывает свое мнение в уста моего покойного брата, которого, к сожалению, нет с нами, чтобы ответить. Он уже произносил эти слова сразу после смерти Джанни, а после извинялся». Каким был разговор на самом деле, подвела ли старика Джорджо память или Донателла просто недолюбливает конкурента, мы никогда не узнаем, но ругань импульсивных итальянцев — это всегда весело.

{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":-489,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":245,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

В 2015 году 80-летний Джорджо Армани дал большое интервью газете The Sunday Times. В нем он рефлексировал о модной индустрии и вспоминал яркие моменты своей длинной и продуктивной карьеры, в частности встречу в Риме с земляком и коллегой по цеху Джанни Версаче. «Джанни смотрел на моделей на модном мероприятии, а потом повернулся ко мне и сказал: «Я одеваю проституток, а ты женщин, которые ходят в церковь», — поделился с журналистами маэстро. Эта фраза очень разозлила сестру покойного дизайнера Донателлу, которая мгновенно выступила с заявлением. «Мне кажется невероятно грубым и безвкусным, что мистер Армани снова вкладывает свое мнение в уста моего покойного брата, которого, к сожалению, нет с нами, чтобы ответить. Он уже произносил эти слова сразу после смерти Джанни, а после извинялся». Каким был разговор на самом деле, подвела ли старика Джорджо память или Донателла просто недолюбливает конкурента, мы никогда не узнаем, но ругань импульсивных итальянцев — это всегда весело.

{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":-489,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":245,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Раф Симонс

Раф Симонс vs Вирджил Абло (Off-White)

 2017

Вирджил Абло (Off-White)

Строго говоря, эти двое не ссорились. Более того, Вирджил — диджей, креативный директор Канье Уэста и основатель люксового streetwear-бренда Off-White, — является горячим поклонником и коллекционером творений Симонса. Однако эта любовь не взаимна. В конце января в американском GQ Style вышло интервью с Рафом Симонсом, где на вопрос, вдохновляет ли его новое поколение дизайнеров, Раф отвечает: «Не Off-White. Он приятный парень. На самом деле он мне очень нравится. Но вдохновляют меня люди, которые привносят что-то, чего мы еще не видели, что-то оригинальное». За несколько месяцев до этого магазин Slam Jam Socialism поговорил с Вирджилом, и по иронии интервью вышло через несколько дней после нашумевшего эксклюзива GQ Style и было воспринято как своеобразный ответ Рафу: «Я думаю, что Раф Симонс — бог дизайна, а мы все просто последствия землетрясения, которое он вызвал». Обменом вежливыми фразами («Я тебя люблю. А я тебя — нет») дело не ограничилось: за Вирджила в твиттере вступился его друг, коллега и также горячий поклонник творчества Симонса рэпер A$AP Rocky: «Отряд по защите Off-White! Да пошел ты! Когда увижу Рафа, скажу ему пару ласковых». Впрочем, все это не помешало друзьям занять свои места в первом ряду на показе первой коллекции Симонса для Calvin Klein. Сложно спорить с богом.

{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":-489,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":245,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Строго говоря, эти двое не ссорились. Более того, Вирджил — диджей, креативный директор Канье Уэста и основатель люксового streetwear-бренда Off-White, — является горячим поклонником и коллекционером творений Симонса. Однако эта любовь не взаимна. В конце января в американском GQ Style вышло интервью с Рафом Симонсом, где на вопрос, вдохновляет ли его новое поколение дизайнеров, Раф отвечает: «Не Off-White. Он приятный парень. На самом деле он мне очень нравится. Но вдохновляют меня люди, которые привносят что-то, чего мы еще не видели, что-то оригинальное». За несколько месяцев до этого магазин Slam Jam Socialism поговорил с Вирджилом, и по иронии интервью вышло через несколько дней после нашумевшего эксклюзива GQ Style и было воспринято как своеобразный ответ Рафу: «Я думаю, что Раф Симонс — бог дизайна, а мы все просто последствия землетрясения, которое он вызвал». Обменом вежливыми фразами («Я тебя люблю. А я тебя — нет» дело не ограничилось: за Вирджила в твиттере вступился его друг, коллега и также горячий поклонник творчества Симонса рэпер A$AP Rocky: «Отряд по защите Off-White! Да пошел ты! Когда увижу Рафа, скажу ему пару ласковых». Впрочем, все это не помешало друзьям занять свои места в первом ряду на показе первой коллекции Симонса для Calvin Klein. Сложно спорить с богом.

{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":-489,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":245,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

 2017

Филипп Плейн

Александр Вэнг vs Филипп Пляйн, 2017

Александр Вэнг

 2017

Этому скандалу нет еще и суток. Американский дизайнер Александр Вэнг выложил в своем инстаграме видео, в котором сопоставляет показ Alexander Wang x H&M 2014 года и шоу Plein Sport (оно прошло в Милане незадолго до показа Philipp Plein на Неделе моды в Нью-Йорке сезона осень-зима 2017/2018). Ролик наглядно показывает, что Пляйн «позаимствовал» у Вэнга практически все — от паркурщиков на подиуме до моделей одежды и стайлинга. Сходство настолько очевидное, что это даже забавно и не требует никаких пояснений, но Вэнг добавил к видео текст — воображаемый диалог:


— Дашь списать домашку?

— Да, только измени ее чуть-чуть, чтобы не было один к одному.

— Окей.


Занятно и то, что этот инцидент — не единственный за 2017 год. В начале января французская марка кожаных аксессуаров Perrin Paris обвинила Пляйна в том, что он скопировал их модель клатча с металлическим браслетом на передней панели. Ни на видео Вэнга, ни на выпад Perrin Paris Филипп пока не ответил.

{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":-489,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":245,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Этому скандалу нет еще и суток. Американский дизайнер Александр Вэнг выложил в своем инстаграме видео, в котором сопоставляет показ Alexander Wang x H&M 2014 года и шоу Plein Sport (оно прошло в Милане незадолго до показа Philipp Plein на Неделе моды в Нью-Йорке сезона осень-зима 2017/2018). Ролик наглядно показывает, что Плейн «позаимствовал» у Вэнга практически все — от паркурщиков на подиуме до моделей одежды и стайлинга. Сходство настолько очевидное, что это даже забавно и не требует никаких пояснений, но Вэнг добавил к видео текст — воображаемый диалог:


— Дашь списать домашку?

— Да, только измени ее чуть-чуть, чтобы не было один-в-один.

— Окей.


Занятно и то, что этот инцидент — не единственный за 2017 год. В начале января французская марка кожаных аксессуаров Perrin Paris обвинила Плейна в том, что он скопировал их модель клатча с металлическим браслетом на передней панели. Ни на видео Вэнга, ни на выпад Perrin Paris Филипп пока не ответил.

{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":-489,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":245,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}