T

Интервью: Оксана Лаврентьева

Вопросы:
 Юлия Выдолоб

Владелица Rusmoda — компании, которой принадлежит бренд Alexander Terekhov, — о российских тканях, молодых дизайнерах и о том, во что на самом деле хотят одеваться женщины.

Компания Rusmoda, принадлежащая Оксане Лаврентьевой, занимается развитием бренда Alexander Terekhov, производит униформу (в числе клиентов — универмаг «Цветной» и авиакомпания S7 Airlines), владеет центром здоровья и красоты «Белый сад» и частью издательского дома Independent Media. The Blueprint встретился с Оксаной в ее офисе на «Трехгорной мануфактуре», чтобы обсудить, почему в России выгоднее производить одежду, чем в Китае, как отдыхать, меняя виды деятельности, и что делать сегодня молодым дизайнерам одежды.

Начнем с Terekhov Girl. Почему эта линия появилась только сейчас?

Эта мысль всегда была. Все говорили, что нужно сделать более доступную линию для Alexander Terekhov. Но раньше было не до того. Мы все эти годы выстраивали очень разные вещи: запустили подразделение, которое занимается пошивом униформы, открывали бутики в Москве, налаживали оптовые продажи по России и немного за рубежом, купили две фабрики. И главное — учились, как делать этот бизнес, потому что никто этого не понимал. Шанс появился только в прошлом году, и то это было спонтанно. Как обычно строятся вторые линии? Делается огромная коллекция, открываются бутики. А мы решили это делать потихоньку. Сделали сначала небольшую коллекцию, продали оптовым клиентам, чуть-чуть повесили в бутике Alexander Terekhov к первой линии. Только сейчас думаем о том, чтобы открыть полноценный магазин для Terekhov Girl.


Когда линия появилась, это была классическая вторая линия, более простая, демократичная. Потом вышла коллекция Ксении Собчак, и стало понятно, что это такая площадка для экспериментов.

Да, я думаю, что в Terekhov Girl мы можем быть более свободными, чем в первой линии. Мы хотим делать коллаборации с ювелирными брендами, с косметическими, с большими российскими брендами. Будем выпускать капсульные коллекции со знаменитыми девушками, причем они будут строиться по-разному. С Ксенией были ее любимые цитаты на худи, толстовках, спортивных штанах. Следующая, с Никой Белоцерковской, будет совсем другой.

коллекция Ксении Собчак для Terekhov Girl 

Alexander Terekhov с самого начала воспевает женственную российскую женщину. Насколько с годами менялось отношение клиентов к этому стилю? Не стал ли он менее востребован?

Мне кажется, сам Саша [Терехов] очень меняется от коллекции к коллекции. Были и очень женственные коллекции, сейчас они более модные, сексуальные, чем пять лет назад. За счет этого круг клиентов расширяется. В преколлекции всегда есть закрытые, элегантные платья, в дефиле — больше смелых историй, например, прозрачные платья в сетку или открытые комбинации. То есть если раньше наш клиент тоже был более консервативным, то сейчас очень много модных девушек появилось.


А вы что думаете про современную моду?

Лично у меня есть два гардероба: один модный, другой для жизни. Какие-то модные вещи я себе, конечно же, позволяю, но я понимаю, что в обычной жизни женщина должна быть женщиной, а не модным фриком. Нам кажется, что модниц много. Но настоящая жизнь немного другая, и женщины одеваются в удобные вещи, которые они могут носить много лет и в которых они нравятся мужчинам. Модные тенденции этого не изменят — так будет всегда. В этом смысле, надеюсь, мы будем востребованы вечно. Насколько я знаю, в России самые популярные марки — это Loro Piana и Dolce & Gabbana, потому что эти вещи всегда актуальны. В этом смысле Саша очень коммерчески правильный.



У наших дизайнеров отношение к себе неадекватное.

Как менялся ваш личный стиль в связи с разными сферами, в которых вы были заняты?

Знаете, мне вчера моя подруга Ника Белоцерковская сделала комплимент. Она сказала: «Мне очень нравится, как ты одеваешься. Учитывая то, чем ты занимаешься, все ждут, что ты будешь страшно разряжена. А ты одеваешься очень просто и так, как тебе идет». Я так одевалась в молодости, потом меня захватила светская жизнь, начались эксперименты со стилистами, попытки очень сильно нарядиться. К счастью, я опомнилась и поняла, что мне надо одеваться так, как я всегда одевалась. Я покупаю себе вещи сама, хотя часто собираю луки вместо со стилистом — для быстроты и удобства. Но она мне ничего не навязывает. Мой принцип: «Лучше меньше, да лучше». То есть лучше что-то убрать из образа, чем добавить.


Кризисы со скачками курсов как-то повлияли на компанию за последние годы и как?

Я бы сказала — еще как. Ткани мы покупаем за евро, потому что из отечественных тканей, к сожалению, невозможно шить luxury-продукт. Хорошо было, когда покупали ткань по курсу 30, а продавали по курсу 90–100. У нас было огромное перевыполнение плана и скачок, но все в рублях. Оборот компании в евро упал, в рублях, соответственно, сильно вырос. Сейчас, когда евро опять опустился, у нас снова накладка: мы покупаем ткань по курсу 90, а продаем по курсу 70.


Нет ли ощущения, что благодаря кризису поднялся рынок российских дизайнеров?

Я не знаю, связано это с кризисом или это просто сейчас вдруг стало модно. Но все-таки согласитесь, что во время санкций и обострения проблем с Крымом интерес к нам несколько подзатух. Потом опять появилась какая-то новая волна в моде. Сейчас вдруг опять стало модно носить наших дизайнеров.



Вернемся к производству. А с ним как обстоят дела? С нашими тканями, как вы уже сказали, делать нечего.

Пока у нас не начнут производить такие же качественные ткани, как хотя бы в Китае, я уже даже не говорю про Италию, тут даже нечего обсуждать. При этом с производством все неплохо, и то мы сами это все организовали. У нас здесь два достаточно больших производства, и никакого желания шить в Китае, Италии или где-то еще у нас нет. Здесь получается и дешевле, и не нужно с логистикой связываться, с таможней.


Важны ли вам показы? Насколько они оправдывают себя в наше время, когда все появляется в сети через секунду?

Мне кажется, клиенту приятно прийти на некое светское мероприятие, наши показы — всегда большое событие. Тем более что мы каждый раз делаем по-разному. Однажды у нас вообще был фильм с Ренатой Литвиновой вместо показа, в Центре документального кино. Мы делали показы в баре, в метро. В этот раз показ был в ЦУМе, это было что-то радикально другое после Третьяковской галереи.


Какой совет вы бы дали молодым дизайнерам?

Скромнее к себе относиться и не пытаться сразу открыть собственный бренд. Сначала поработать в разных брендах, набраться опыта. Мне кажется, это принципиально важно для того, чтобы понять, как эта индустрия изнутри устроена. Я переговорила со многими нашими дизайнерами, у них отношение к себе, мягко скажем, неадекватное. Мне пишут бесконечно, но я даже не отвечаю.



TerekhovGirl, осень-зима 2018

Чего они от вас хотят?

Кто-то хочет, чтобы немедленно вложили деньги в их бренд, кто-то хочет к нам на работу. Вообще вот интересно: люди пишут в директ, хотя ты им никогда своего телефона не давал. В принципе, с таким человеком сразу все понятно, потому что всегда на сайте можно найти контакты PR-отдела или HR-отдела. Хотя, конечно, бывают классные контакты, приходящие таким образом. Например, Meet for Charity написали мне в фейсбуке напрямую. Но это большая разница: когда ты предлагаешь что-то, что для меня тоже ценно, или ты просишь что-то для себя.


Сейчас есть уже где молодому дизайнеру поработать?

А почему нет? Есть куча русских дизайнеров, к ним можно устраиваться на бесплатные стажировки, а потом уже и за деньги. К нам многие приходят стажироваться на разные позиции, а потом остаются работать. Некоторые даже вырастают в топ-менеджеров.


Были среди ваших дизайнеров те, кто потом ушел, открыл свой бренд?

Честно могу сказать, что за всю историю компании не было такого, чтобы ценный человек от нас ушел и попал в место получше. Самонадеянно, но это так. Мы стараемся людей мотивировать, чтобы им здесь было хорошо, чтобы они не хотели уходить.

Невозможно отменить показ, неделю моды, продажи коллекции, поездку на фабрики.

Насколько вы участвуете в творческом процессе?

Дефиле полностью Сашино. В остальном я, конечно, присутствую на худсоветах, выборах тканей, моделей, цветов. Но нет такого, что мне показывают, а я принимаю решение. Решение мы принимаем коллегиально. Мы договорились, что, для того чтобы вещь запустилась в производство, должна быть подпись моя, коммерческого директора и директора по развитию. Потому что зачастую у дизайнеров одно видение, а у людей, которые продают, — другое.


С чем связано именно ваше решение, с какими критериями?

Мы идем от конечной цены. Предлагаем дизайнерам выбирать ткань только в заданном диапазоне — другие им даже не даем в руки, чтобы не было соблазна выбрать ткань, которая потом не впишется в цену. К этому мы приходили методом проб и ошибок. Я оцениваю скорее как покупатель. Годы шопоголизма тут оправдали себя. Бывает, что ты покупаешь какие-то вещи и никогда их не носишь. Ты смотришь на эту вещь, она тебе нравится. Но как представишь, что сейчас тебе в ней сидеть, стоять, ходить, — и передумаешь. И она продолжает висеть в шкафу. А есть вещи, которые я ношу много-много раз при всем огромном выборе. Поэтому, когда выбирают ткани или фасоны, я могу дать совет. Честно говоря, иногда я с треском ошибаюсь. Говорю, что это не купят никогда, а потом это становится суперхитом. Здесь важно проявить мудрость и все-таки дать запустить, даже если лично тебе кажется, что это не то.


Это логично, но какие-то вещи все равно продаются легче, какие-то сложнее.

Просто есть вещи, которые не продадутся вообще. Например, ткани, которые визуально увеличивают и идут немногим женщинам. И тем не менее я тоже могу ошибаться. Например, платье-сетка, которое продается за какие-то совершенно безумные деньги, потому что себестоимость ткани просто сумасшедшая. Ткань производится на той же фабрике, где делают Gucci, вы видели в последней коллекции, у них точно такая же ткань. Прозрачная сетка, вся сияет, переливается камнями. Gucci с нами в один сезон сделали из этой ткани комбинезон. Я была уверена, что их невозможно продать, но у нас все с ума посходили. Все ждут эти платья, ткань стоит на таможне. Никого не смущает цена. Конечно, это может надеть только очень худой человек, потому что платье абсолютно прозрачное. Тем не менее нашлось таких человек 40. Но кто мог это предугадать?


Александр Терехов

Появились ли с годами лайфхаки, как больше успевать?

Я стараюсь относиться к себе очень бережно, потому что, хотя я и очень активная, физически я довольно слабая, быстро устаю, невыносливая. Так что я к себе прислушиваюсь. Когда надо, функционирую с утра до вечера, а потом просто могу на телефоне быть и заниматься собой. Раньше я себя ругала, что не сижу в офисе с утра до вечера, сейчас поняла, что гораздо важнее, буду ли я эффективной, чем мое физическое присутствие. У меня очень много разнообразных проектов (издательство, «Белый сад», Rusmoda). Стараюсь распределять свое время так, чтобы уделять достаточно внимания всему, но и не утонуть в рутине. Если ты не выходишь из этой своей рабочей системы во внешний мир, то начинаешь быть просто операционистом, а не человеком, который может что-то новое придумать. Я считаю, крайне важно выходить наружу.


И как вы выходите?

Вот Саша все вдохновение черпает в путешествиях. Если бы он все время был в Москве и сидел в офисе, у него просто не было бы возможности для творчества. Поскольку я все-таки больше предприниматель, мне тоже нужно откуда-то черпать новые идеи. Поэтому я недавно оставила должность генерального директора. Я много времени провожу на внешних встречах, в поездках. Где бы я ни была, я работаю все время, потому что светское мероприятие для меня работа, даже чей-то день рождения часто тоже работа, потому что это новые контакты, связи. Любая поездка — это возможность заметить новые детали, идеи, которые могут пригодиться в одном из бизнесов.




Сейчас вдруг опять стало модно носить наших дизайнеров.

То есть у вас между работой и отдыхом уже довольно незаметная граница.

Да, но я при этом стараюсь жить так, чтобы мне все это было в удовольствие. Я очень люблю то, что я делаю. Иногда бывает тяжело, потому что есть периоды, когда ты должен включаться с утра до вечера. И конечно же, дети, личная жизнь, друзья — я стараюсь всему уделять достаточно внимания. Дочка (Алине 19 лет. — Прим. ред.) живет в Париже. Недавно мы провели с ней вместе неделю — удалось все совместить: время с Алиной, неделю моды и шоу-рум для байеров. Она учится в институте моды Esmod и очень увлечена beauty. Недавно вышло ее интервью на BeautyHack. Она со мной советуется, как сделать свой интересный бьюти-блог. С сыном (Егору 11 лет. — Прим. ред.) я тоже стараюсь так организовать время, чтобы что-то делать вместе. Сейчас мы с ним вместе ходим в спортзал. Он у меня очень увлечен рок-музыкой, мы с ним часто ходим на концерты. Недавно были на The Rolling Stones, до этого ходили на Aerosmith.

Когда вы понимаете, что все, энергия кончилась, что вы делаете?

Это зависит от того, в какой момент это происходит. Есть вещи, которые невозможно отменить. Невозможно отменить показ, неделю моды, продажи коллекции, поездку на фабрики. Ты едешь на три дня на фабрики, у тебя там три-четыре фабрики в день. Ты должен встать в 8 утра, поехать на фабрику, в номер возвращаешься обычно ближе к полуночи. Дальше опять встать в 8 утра, и так все время. Это выматывает и физически, и эмоционально, поэтому я просто собираюсь и делаю. В такие моменты я понимаю, что надо напрячься, можешь не можешь — нужно. Но потом можно и нужно позволить себе отдых. Например, после показа (так всегда совпадает) я уезжаю на школьные каникулы с сыном. Там, бывает, я просто лежу не вставая несколько дней. Когда начинаю бомбить офис сообщениями и идеями, все понимают, что я отдохнула достаточно. Есть в моей работе и очень приятные моменты. Например, если я иду в «Белый сад» на массаж или к косметологу, это тоже вроде работа, хоть я там и расслабляюсь. Я просто все время меняю виды деятельности. Мне кажется, что важно находить некий баланс между «надо / должен и могу / нет сил». Не скатываться ни в какую крайность, как это часто с нами бывает. Я знаю людей, которые доводят себя буквально до изнеможения. Но у меня есть и подруги, руководители больших корпораций, которые так живут, что все у них легко умещается: и дети, и работа, и личная жизнь. Нужно научиться отделять важное от неважного и правильно определять приоритеты. Доверять своим людям, делегировать полномочия, контролировать и иногда жестко заставлять делать то, что они должны.

{"width":1200,"column_width":141,"columns_n":8,"gutter":10,"line":40}
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}
false
767
1300
false