T

Как французский ретейл пострадал от «желтых жилетов»

ТЕКСТ: Ксения Крушинская, Варя Баркалова

В эти выходные Париж накрыла новая волна протестов «желтых жилетов». Демонстранты вновь атаковали самую популярную у туристов улицу города — Елисейские Поля. Пострадали магазины Zara, Longchamp, Bvlgari, Swarovski — и не только они. Вспоминаем хронику протестов и рассказываем, как они повлияли на модную индустрию (и чего ждать дальше).

С чего все началось?

Движение «желтых жилетов» — mouvement des Gilets jaunes — началось во Франции в ноябре 2018 года. Изначально участники протестовали из-за повышения цен на топливо и выходили на демонстрации в желтых светоотражающих форменных жилетах, которые обязаны иметь в машине все французские водители — отсюда и название. Вскоре повестка протестов разрослась до общих проблем населения: низких зарплат и высоких налогов. Протесты проходили в Париже, а потом и в других городах Франции по выходным, порой превращались в агрессивные акции с погромами, поджогами, стычками с полицией и актами вандализма. Мэр Парижа Анн Идальго осудила агрессию, хотя и добавила, что протестующие имеют полное право на демонстрации.


Несмотря на то что президент Эммануэль Макрон пообещал поднять зарплаты, протесты не прекратились и изрядно повлияли на все сферы бизнеса в Париже, в том числе и на модный.

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0.95,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":190,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0.95,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":190,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Как это повлияло на французский ретейл в целом?

Из-за первой волны протестов малый ретейл-бизнес потерял от 20 до 40 процентов от ожидаемой в декабре прибыли. Суммарно недополученная прибыль составила около 1 миллиарда евро. Многие магазины понесли убытки из-за необходимости закрываться на время демонстраций в самый пиковый сезон — во время рождественских праздников и предновогодней распродажи. Французский Huffington Post сообщает со ссылкой на информационную службу Министерства экономики Франции, что на 40% снизилась активность мелких предпринимателей — владельцев небольших отелей, кафе и мастерских. В декабре на 17% снизилась посещаемость торговых центров, на 10% сократилось число броней в гостиницах, около 19 000 служащих ретейла по всей Франции оказались под угрозой потери работы.


Меж тем само выражение «желтый жилет» (gilet jaune) коммерсанты быстро взяли в оборот. Так, во второй половине ноября 2018 года во Франции зарегистрировали 24 марки с таким названием (как в единственном, так и во множественом числе, а также один бренд с названием «Горд быть желтым жилетом») — от ретейлеров, торгующих полотенцами и часами, до агентств недвижимости.

А на модную индустрию?

От «желтых жилетов» — как напрямую от их действий, так и от общей тревожной обстановки на парижских улицах — пострадали Lanvin, Chanel и другие люксовые бренды. В ходе одной из демонстраций неизвестные ограбили бутик Dior, вынеся товары стоимостью в полмиллиона евро, а впоследствии бренд перенес дату своего мужского показа, чтобы разминуться с новой волной протестов. Изменили расписание и другие бренды — участники мужской Недели моды: она традиционно проходила в середине января, когда все боялись новой, особенно мощной волны протестов. Время шоу в числе прочих перенесли Sacai, Thom Browne, Loewe и Andrea Crews, а местная федерация высокой моды выдавала журналистам и гостям показов специальные значки, благодаря которым полиция пропускала их в определенные районы города.

Протесты, которые, казалось, подутихли в последние несколько месяцев, возобновились весной и 17 марта достигли небывалых масштабов. Демонстрации вновь переросли в погромы и грабежи. Так, протестующие разбили витрины магазинов Zara, Lacoste, Hugo Boss, Swarovski, подожгли знаменитое и любимое туристами и звездами кафе Fouquet’s на Елисейских Полях, а еще сорвали защитные деревянные щиты с окон магазина Bvlgari и вынесли оттуда все украшения. Во время протестов пострадали около 60 человек. Магазин Longchamp сожгли дотла, предварительно разбив витрины, украв деньги и часть товаров. К счастью, никто из сотрудников и клиентов не пострадал, однако мебель и часть ассортимента магазина сгорели.

{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":200,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

И что теперь будет?

По оценкам газеты Figaro, нанесенный «желтыми жилетами» материальный ущерб с ноября превысил 200 миллионов евро. Погромы в середине марта затронули 91 компанию — в том числе Dior, Tiffany & Co., Louis Vuitton и другие крупные бренды. Большинство модных марок и ретейлеров предпочитают не комментировать ситуацию и пока не уточняют, какие точно убытки они понесли. CEO Longchamp Филипп Кассегрен заявил, что потери бренда за последние выходные предположительно исчисляются десятками миллионов евро. По его словам, с начала протестов посещаемость магазина марки на Елисейских Полях сократилась на 60%, также он предположил, что в долгосрочной перспективе из-за «желтых жилетов» в Париже серьезно снизится поток туристов. «Нападать на Елисейские Поля — все равно что нападать на сам образ Парижа и бросать вызов людям, которые обеспечивают тысячи рабочих мест», — сказал Кассегрен.

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0.95,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":190,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Его поддержала Парижская торгово-промышленная палата, которая обратилась к правительству с просьбой повлиять на происходящее. Премьер-министр Франции Эдуард Филипп не оставил эту просьбу без внимания: 18 марта он отправил в отставку префекта полиции Парижа Мишеля Дельпюэша, а также объявил запрет демонстраций на Елисейских Полях. Кроме того, премьер пообещал, что «не позднее следующей субботы» окажутся под запретом любые протестные акции в районах, наиболее пострадавших от погромов, — в случае, если их участники будут настроены агрессивно.


Также в ближайшую субботу некоторые парижские здания будет охранять специальное антитеррористическое подразделение Sentinelle.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}