T

Круглый стол: о прошедших неделях моды 

КАМЕРА 1 И ЦВЕТ: ИЛЬЯ КОМАРОВ   |   КАМЕРА 2: ГЛЕБ ФИЛАТОВ   |   КАМЕРА 3 И МОНТАЖ: АНТОН МОИСЕЕНКО
ЗВУК: МИХАИЛ ЗВЕЗДОВСКИЙ   |   ПРОДЮСЕР: ЛИЗА КОЛОСОВА

Редакторы моды — о настроении сезона, новых назначениях, необходимости показов и о том, что мы будем носить через полгода.

УЧАСТНИКИ (слева направо): Модератор: Юлия Выдолоб (шеф-редактор The Blueprint), Катя Федорова (фичер-директор The Blueprint), Ольга Дунина (директор моды Vogue), Маша Федорова (главный редактор Glamour), Алена Исаева (главный редактор Aizel.ru), Елена Стафьева (фэшн-обозреватель «Коммерсантъ-Weekend»). 

УЧАСТНИКИ: Маша Федорова (главный редактор Glamour), Ольга Дунина (директор моды Vogue), Алена Исаева (главный редактор Aizel.ru), Елена Стафьева (фэшн-обозреватель «Коммерсантъ-Weekend»), Катя Федорова (фичер-директор The Blueprint), Модератор: Юлия Выдолоб

О НАСТРОЕНИИ СЕЗОНА

Маша: Сейчас все думают о том, кто это будет потом покупать. Почему все два-три сезона говорили про Saint Laurent? Вроде бы ничего революционного. Но продавалось на ура. Он угадал стилистику, которая нужна покупателю. В этом нет искусства Поля Пуаре или Кристиана Диора. Дизайна, мне кажется, вообще стало меньше. Как ни странно, тот же Демна совершает революцию не на уровне покупательском, а на уровне дизайнерском. Другие силуэты, другое направление.

Елена: Мы так про Демну говорим, будто это он придумал плечи. Он ничего не придумал вообще. Он не дизайнер, как и Эди Слиман. Он человек, который работает с готовыми формами, с готовым словом, с готовыми дизайнерами, которых мы все знаем. Для него вообще нет проблемы с заимствованием. Он откровенно говорит: «Да, Margiela».

Алена: А Микеле? Ведь до того, как появился Микеле, все девочки любили Yves Saint Laurent. И он просто вышел и затмил его. Все из того бутика сбежали в этот. Это не вопрос дизайна или красоты, это вопрос силы и веры человека, который это делает. И Демна такой человек. У него очень сильный message. Ты просто не можешь не попадать под это обаяние.


Маша: Микеле ничего не изобрел, но сделал все это так — не люблю это слово, но скажу сейчас — так вкусно, что это хочется носить. Я его видела, он сам по улице так ходит. И делает это невероятно органично. Он делает это от себя, от души, и в это все верят.

РЕДАКЦИЯ БЛАГОДАРИТ BRASSERIE MOST ЗА ПОМОЩЬ В ПРОВЕДЕНИИ ЗАВТРАКА

ЧТО МЫ БУДЕМ НОСИТЬ ЧЕРЕЗ ПОЛГОДА

Елена: То же, что и сейчас.

Алена:
Белые кроссовки, мне кажется, out.

Ольга:
Легинсы in! Мой любимый тренд сезона. Наконец-то их можно будет носить.

О НАСТРОЕНИИ СЕЗОНА

ЧТО МЫ БУДЕМ НОСИТЬ ЧЕРЕЗ ПОЛГОДА

О ЛИЧНОСТИ ДИЗАЙНЕРА

НУЖНЫ ЛИ ПОКАЗЫ

SEE NOW BUY NOW

Катя: А Dior? Фатиновые юбки с майками. Мне кажется, это такой народный тренд. Это просто, и девочки так любят одеваться в принципе.

Елена: Мне кажется, есть два важных направления. Первое — это, конечно, оверсайз, про который мы думали, что уже все. Женщина в оверсайз — это всегда power. А второе — overstyling: в один образ нужно запихнуть все, что умеешь, знаешь, видел в своей жизни, весь свой духовный и эстетический багаж.

О ЛИЧНОСТИ ДИЗАЙНЕРА

Маша: Роль личности сейчас из-за цифровой информационной среды вылезла на первый план. Ты знаешь о ней довольно много, ты за ней следишь. Конечно же, ты чувствуешь силу человека, который стоит за брендом.


Алена: Дело же не в том, девушки делают дизайн, не девушки. Вопрос в том, как женщины себя ощущают. У меня ощущение, что, несмотря на всю историю с Gucci, который весь такой нежный, общий глобальный тренд в том, что женщинам больше не нужны сочувствие и жалость. Это позиция: «Я такая, какая есть, и мне наплевать, что вы обо мне думаете». Совсем не так, как в девяностых, где была power woman: «Я — женщина, я могу управлять банками».


Маша: Раньше это было надо доказать, в том числе и внешним видом: «Посмотрите, я могу». А теперь не надо ничего доказывать — ты носишь то, в чем тебе комфортно.

Маша: Сейчас все думают о том, кто это будет потом покупать. Почему все два-три сезона говорили про Saint Laurent? Вроде бы ничего революционного. Но продавалось на ура. Он угадал стилистику, которая нужна покупателю. В этом нет искусства Поля Пуаре или Кристиана Диора. Дизайна, мне кажется, вообще стало меньше. Как ни странно, тот же Демна совершает революцию не на уровне покупательском, а на уровне дизайнерском. Другие силуэты, другое направление.

Елена: Мы так про Демну говорим, будто это он придумал плечи. Он ничего не придумал вообще. Он не дизайнер, как и Эди Слиман. Он человек, который работает с готовыми формами, с готовым словом, с готовыми дизайнерами, которых мы все знаем. Для него вообще нет проблемы с заимствованием. Он откровенно говорит: «Да, Margiela».




Елена: То же, что и сейчас.

Алена:
Белые кроссовки, мне кажется, out.

Ольга:
Легинсы in! Мой любимый тренд сезона. Наконец-то их можно будет носить.


Маша: Роль личности сейчас из-за цифровой информационной среды вылезла на первый план. Ты знаешь о ней довольно много, ты за ней следишь. Конечно же, ты чувствуешь силу человека, который стоит за брендом.

Алена: Дело же не в том, девушки делают дизайн, не девушки. Вопрос в том, как женщины себя ощущают. У меня ощущение, что, несмотря на всю историю с Gucci, который весь такой нежный, общий глобальный тренд в том, что женщинам больше не нужны сочувствие и жалость. Это позиция: «Я такая, какая есть, и мне наплевать, что вы обо мне думаете». Совсем не так, как в девяностых, где была power woman: «Я — женщина, я могу управлять банками».

Маша: Раньше это было надо доказать, в том числе и внешним видом: «Посмотрите, я могу». А теперь не надо ничего доказывать — ты носишь то, в чем тебе комфортно.

Маша: Показы — это как наша профессиональная конференция. Вот бывают у стоматологов конференции, где собираются лучшие и зачитывают доклады. Это раз. Во-вторых, это как фильм, когда ты откладываешь телефон, даже если что-то снимаешь, — это элемент погружения.


Алена: Когда ты все время ездишь и через себя все пропускаешь, это важно. Не то что здесь юбочка короткая, здесь пропорции такие, цвета такие — важна энергетика, музыка. И видео не дает этого ощущения.



Маша: До тех пор пока мы не будем идти параллельно этой новой системе, это не будет работать. Это будет вау-фактор на первые пару недель после показов, а потом все. Если этому не будет подпитки в глянце, в каких-то шоу, если к этому не привлекать внимание в магазине, то фэшн-фрики в первый день все сметут, а потом остальные точно так же будут ждать, когда это все станет массовым. Они должны договориться. Это должна быть проявленная воля фэшн-сообщества, которое скажет: да, сезон остается тот же, но вы снимаете это в сентябре, а продаваться это начинает в марте.


Алена: Это же была цепочка: стилисты посмотрели — сняли — потом я посмотрела и об этом помечтала — пришла в магазин и купила. А теперь, если они уже Burberry носят, зачем это снимать? 


Маша: Ты отшиваешь коллекцию — и это не «я сделал, а вы выбираете». Это «я сделал, и вот моя выборка». Речь идет о том, чтобы дизайнер делал как раньше: вот Диор сделал — и выбирайте из того, что он сделал.


Алена: Это как в хорошем ресторане, где тебе все меню приносят на дощечке: «У нас сегодня вот это».


Маша: Это лучше, чем когда тебе приносят огромный том, потому что ты не можешь одинаково хорошо приготовить все — со второй страницы, с пятой и с двадцать пятой. Нужен человек, который скажет: «Вот это — выбор шефа».



НУЖНЫ ЛИ ПОКАЗЫ

Маша: Показы — это как наша профессиональная конференция. Вот бывают у стоматологов конференции, где собираются лучшие и зачитывают доклады. Это раз. Во-вторых, это как фильм, когда ты откладываешь телефон, даже если что-то снимаешь, — это элемент погружения.


Алена: Когда ты все время ездишь и через себя все пропускаешь, это важно. Не то что здесь юбочка короткая, здесь пропорции такие, цвета такие — важна энергетика, музыка. И видео не дает этого ощущения.


Елена: Мне кажется, что с показами происходит то же, что и со всей остальной модой, — перегруппировка. Показы начинают разделяться на четко профессиональные и для публики. На профессиональных люди сели, пообщались, прошли модели в платьях — все. А второй жанр — это показы Chanel, это показ в фонтане Треви, который Fendi устроил.

SEE NOW BUY NOW

Маша: До тех пор пока мы не будем идти параллельно этой новой системе, это не будет работать. Это будет вау-фактор на первые пару недель после показов, а потом все. Если этому не будет подпитки в глянце, в каких-то шоу, если к этому не привлекать внимание в магазине, то фэшн-фрики в первый день все сметут, а потом остальные точно так же будут ждать, когда это все станет массовым. Они должны договориться. Это должна быть проявленная воля фэшн-сообщества, которое скажет: да, сезон остается тот же, но вы снимаете это в сентябре, а продаваться это начинает в марте.


Алена: Это же была цепочка: стилисты посмотрели — сняли — потом я посмотрела и об этом помечтала — пришла в магазин и купила. А теперь, если они уже Burberry носят, зачем это снимать? 


Маша: Ты отшиваешь коллекцию — и это не «я сделал, а вы выбираете». Это «я сделал, и вот моя выборка». Речь идет о том, чтобы дизайнер делал как раньше: вот Диор сделал — и выбирайте из того, что он сделал.


Алена: Это как в хорошем ресторане, где тебе все меню приносят на дощечке: «У нас сегодня вот это».


Маша: Это лучше, чем когда тебе приносят огромный том, потому что ты не можешь одинаково хорошо приготовить все — со второй страницы, с пятой и с двадцать пятой. Нужен человек, который скажет: «Вот это — выбор шефа».

HERMÈS,  весна-лето 2017

DIOR, весна-лето 2017

Катя: А Dior? Фатиновые юбки с майками. Мне кажется, это такой народный тренд. Это просто, и девочки так любят одеваться в принципе.

Елена: Мне кажется, есть два важных направления. Первое — это, конечно, оверсайз, про который мы думали, что уже все. Женщина в оверсайз — это всегда power. А второе — overstyling: в один образ нужно запихнуть все, что умеешь, знаешь, видел в своей жизни, весь свой духовный и эстетический багаж.



GUCCI, весна-лето 2017

FENDI Couture, осень-зима 2016/2017

BALENCIAGA,  весна-лето 2017

Елена: Мне кажется, что с показами происходит то же, что и со всей остальной модой, — перегруппировка. Показы начинают разделяться на четко профессиональные и для публики. На профессиональных люди сели, пообщались, прошли модели в платьях — все. А второй жанр — это показы Chanel, это показ в фонтане Треви, который Fendi устроил.



Алена: А Микеле? Ведь до того, как появился Микеле, все девочки любили Yves Saint Laurent. И он просто вышел и затмил его. Все из того бутика сбежали в этот. Это не вопрос дизайна или красоты, это вопрос силы и веры человека, который это делает. И Демна такой человек. У него очень сильный message. Ты просто не можешь не попадать под это обаяние.


Маша: Микеле ничего не изобрел, но сделал все это так — не люблю это слово, но скажу сейчас — так вкусно, что это хочется носить. Я его видела, он сам по улице так ходит. И делает это невероятно органично. Он делает это от себя, от души, и в это все верят.




РЕДАКЦИЯ БЛАГОДАРИТ BRASSERIE MOST ЗА ПОМОЩЬ В ПРОВЕДЕНИИ ЗАВТРАКА

{"width":1199,"column_width":119,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}