T

Стефания, принцесса Монако

Младшая дочь принца Монако Ренье и голливудской звезды Грейс Келли в середине 80-х была главной it girl и поп-звездой Европы. Все девушки мира хотели ее внешность, стиль и судьбу.

этом году принцесса Стефания 80-х стала вдохновением для осенне-зимнего показа Anthony Vaccarello — наверное, поэтому он оказался интереснее предыдущих. А нам остается только удивляться, почему коллекции в честь ее высочества не выпустили Готье, Мюглер, Житруа, Монтана и Сааб. Правда, в 2008 году Loewe сделал что-то по мотивам парижского ночного клуба Le Palace и песен Стефании. Но этого мало.


В этом году принцесса Стефания 80-х стала вдохновением для осенне-зимнего показа Anthony Vaccarello — наверное, поэтому он оказался интереснее предыдущих. А нам остается только удивляться, почему коллекции в честь ее высочества не выпустили Готье, Мюглер, Житруа, Монтана и Сааб. Правда, в 2008 году Loewe сделал что-то по мотивам парижского ночного клуба Le Palace и песен Стефании. Но этого мало.


В

Рок-шик, спортшик, дерзость, андрогинность, провокационная простота.

Принцесса Стефания Мария Елизавета Гримальди де Монако с детства была wild child. Дворцовые покои, о которых мечтает любая девушка, ее совсем не вдохновляли. После печально известной автокатастрофы 13 сентября 1982 года, когда погибла ее мать, принцесса Грейс, девушка впала в депрессию и долго лечилась. Помогла другая принцесса — Ира фон Фюрстенберг: по просьбе Ренье она устроила Стефанию на стажировку к главному дизайнеру Dior Марку Боану. В парижском офисе Dior на авеню Монтень восемнадцатилетняя принцесса стала просто Стеф — и полноправным членом кутюрной команды: помогала выбирать ткани, делала эскизы коллекций, изучала и предлагала модные идеи, например новую форму воротника… Некоторые из ее проектов Боан использовал в коллекции весна-лето 1984 года. Но Стеф стало скучно. В ночных клубах было намного веселее. У нее появились сотни поклонников, да и первые любовники были самые завидные: Мигель Бозе, Поль Бельмондо, Антони Делон, Кристоф Ламбер… Начались опоздания, несданные работы, и в итоге ее должность свелась к представительской. К тому же она подрабатывала моделью, и весьма успешно. По воспоминаниям фотографа Жиля Тапи, «во время съемок она постоянно менялась, как актриса, а эта редкая способность присуща только звездам». Ее модельная карьера совсем не нравилась князю Монако. Но это был ее мир, ее зона комфорта. О вечеринке в честь дома Dior в феврале 1985 года, которую сама Стеф и организовала, Tatler писал: «Чтобы избавиться от скуки, люди гадали, отчего у принцессы Стефании такое кислое выражение лица. Отсутствие ее очередного парня, назойливость папарацци или слишком тесное платье? Зато на танцполе она показала всем, что такое настоящий Flash Dance!» В корсете Dior с кружевным лифом и огромным бархатным бантом на груди угловатая и широкоплечая принцесса действительно выглядела неважно. Ей нравились джинсы, кожа, сапоги-казаки и грубые ботинки, спорт и мотоцикл; нравилось выглядеть как красивый мальчишка. Ее высочество Стефания Гримальди де Монако стала первой принцессой уличного стиля благородных кровей. Рок-шик, спортшик, дерзость, андрогинность, провокационная простота. Ее сестра принцесса Каролина — в сером платье и красных перчатках — олицетворяла истинный аристократизм, сидя в первом ряду на Dior. А Стефания предпочитала показ Gaultier — в джинсах, кожаном бомбере и темных очках она выглядела как юный гангстер в том же первом ряду и вызывала больший интерес, чем модели на подиуме.

Для французских дизайнеров «новой волны» Стефания была моделью, клиенткой, подругой и музой одновременно. Особенно для Жана-Клода Житруа. Он отправил Стефанию на Ball de Rose в кожаном бальном платье с открытой спиной и рукавами-оборками, вызвавшем настоящий фурор и даже шок. «Это было первое в мире бальное платье из кожи, — вспоминает Житруа. — Очень смелая, да что там — революционная идея! Никто не смог бы воплотить ее так, как принцесса». В 1986 году актриса Кэтрин Мэри Стюарт, звезда сериала «Голливудские жены», увидела на стене бутика Jitroix в Беверли-Хиллз фотографию Стефании в этом платье и срочно захотела такое же. Но выяснилось, что у принцессы был эксклюзив. В итоге агенты актрисы связались с нью-йоркским офисом Jitroix и заказали такое же платье пурпурного цвета, в котором мисс Стюарт блистала на вручении кинопремий в Канаде.



Принцесса способствовала продажам румян и помад цвета светлой фуксии лучше любой рекламы.

Житруа сшил для Стеф куртку-авиатор — точь-в-точь как у своего отца. Еще одну «кутюрную» кожанку — короткую косуху, отделанную металлом, — подарил принцессе Клод Монтана. А получив юбку стретч Тьерри Мюглера, Стеф решила создать купальные костюмы из плотной лайкры.


В сентябре 1985 года показ модных купальников Pool Position прошел в SPA California Terrase в Монте-Карло. Среди приглашенных гостей — семья Гримальди, Карл Лагерфельд, Хельмут Ньютон и все модные журналисты Европы. После показа под песню Дэвида Ли Рота «Just a Gigolo» ее высочество прошлась по подиуму и прыгнула в бассейн. «Это очень хорошая коллекция, — сказал журналистам Лагерфельд. — Спортивная, яркая, современная и шикарная. Как все, что носит принцесса». Все аплодировали, и счастливый Ренье обнимал дочь у бассейна.


Принцесса вызвала устойчивый спрос на плотную лайкру не только у покупательниц — например, Аззедин Алайя признался, что на использование этой ткани для платьев его вдохновили купальники принцессы. Они были прекрасны: сплошные, спортивные и сексуальные, с высокой линией бедер и правильным вырезом. Увы, на память о них осталось всего несколько фотографий.



В том счастливом году принцесса Стефания возглавила черный список самых плохо одетых знаменитостей мистера Блэкуэлла, где до нее побывали иконы стиля Фарра Фоссет, Эли МакГроу и Шер (годом раньше) — отличная компания. Зато Элеанор Ламберт — «крестная мать» американской моды, основавшая СDFA (Союз модных дизайнеров Америки) в 1962 году и первый модный «Оскар» — Coty Awards, — назвала Стефанию одной из немногих, кто больше всего влиял на стиль середины 80-х. «Американки учились индивидуальному стилю, и у них были яркие примеры для подражания, такие разные: с одной стороны, Нэнси Рейган и леди Диана, с другой — Мадонна и Стефания де Монако. А для мужчин — президент Рейган и принц Чарльз — или Дэвид Боуи и... Рэмбо. Настоящий шик — это комфорт! А сериалы «Династия» и «Даллас» создавали фальшивые идеалы красоты и моды — с избыточным макияжем, драгоценностями, всей этой вульгарностью!»




Потом она запела. Зимой 1986 года вышел первый клип Стеф, «Ouragan», и англоязычный вариант «Irresistible». Сингл разошелся двухмиллионным тиражом и получил платиновый статус во Франции. Пока музыкальные критики делали страшные глаза, вся Европа подпевала «Принцессе Ураган». Голосок у нее был слабый, зато звучал нежно и проникновенно. И смотреть на нее было одно удовольствие. Когда клип показали в программе «До и после полуночи», у московских модниц появился новый кумир. Автор этого текста, например, отдала две зарплаты за вареные джинсы «а-ля Стеф» и несколько розовых перламутровых помад. Наверняка принцесса способствовала продажам румян и помад цвета светлой фуксии лучше любой рекламы.



Стефания в нарядах Alaïa и Ricсardo Tisci выглядит великолепно, но ей уже не так комфортно, как в 80-е.

Любая модная вечеринка считалась недостаточно удавшейся, если на ней не было принцессы Стефании. Когда Готье, получив модного «Оскара» за лучшую коллекцию 1986 года, устроил шикарную after party в парижском клубе Les Bains, то пригласил Монтану, Кендзо, Лакруа, Кастельбажака, музыкантов Боя Джорджа и Duran Duran, нескольких любимых моделей — и Стефанию. На знаменитой нью-йоркской вечеринке в честь открытия десятидневного фестиваля французской моды France Salutes New York она была самой юной гостьей, особенно на фоне Нэн Кемпнер, Паломы Пикассо и Тины Тернер. Стеф уехала в Америку продвигать свой бренд и делать карьеру в шоу-бизнесе. Она участвовала в записи альбома Майкла Джексона «Dangerous» (анонимно), немного занималась купальниками и постоянно влюблялась — то в голливудских красавчиков Роба Лоу и Микки Рурка, то в жиголо с темным прошлым. Америка приняла ее с распростертыми объятиями, но в шоу-бизнес не пустила. Когда принцесса призналась Опре Уинфри, что плачет, как и все, Опра ответила: «Да, но вы делаете это на шелковых подушках». В конце концов шелковые подушки кончились: принц Ренье лишил блудную дочь содержания и вернул в Монако, где она влюбилась в охранника Даниэля Дюкре, родила внебрачного сына, потом дочь, потом вышла замуж и развелась. С тех пор среди ее мужчин — охранники и цирковые артисты. Сами монегаски шутят, что младшая дочь Ренье была бы главной героиней книги «Умные принцессы, глупый выбор».

Став матерью, принцесса потеряла интерес к провокациям. И к моде. Перестала ходить в клубы, тусоваться с дизайнерами. Правда, она выпустила два парфюма (достойные), открыла кафе-бутик Replay в Монте-Карло и в Барселоне (потом закрыла), вышла на подиум на первом европейском показе Elie Saab, а в 2006 году спела с французской рок-группой Kyo — в благотворительных целях. В 2003 году она создала Фонд борьбы со СПИДом, для работы в котором привлекает многих знаменитостей, включая модных дизайнеров. Так, ее давний приятель Кендзо Такада продал свой автопортрет. Она также помогает обездоленным детям с Мадагаскара, цирковым артистам и слонам. Ей за 50, и она не молодится. О ее нынешнем стиле сказать нечего. Зато дети получились славные. Стефания воспитывает их в строгости.



В конце 2008 года по просьбе Карин Ройтфельд Стефания стала приглашенным редактором и героиней обложки французского Vogue, декабрь-январь 2008/2009. В письме редактора Ройтфельд сделала монтаж из кадров клипа «Ouragan» и рассказала о влиянии стиля Стефании на нее лично и всю команду парижского Vogue. Стефания не пожалела архивных фотографий, включая малоизвестные фото ее матери, Грейс Келли. В сущности, весь номер — история жизни и настоящий мудборд, включая кавер-стори (Мерт Алас и Маркус Пигго) и съемку работы Марио Тестино, на которой видно, что Стефания в нарядах Alaïa и Ricсardo Tisci выглядит великолепно, но ей уже не так комфортно, как в 80-е. Ее роман с модой закончился. Роль Стефании в истории «Ouragan-80» сыграла другая бунтарка, отнюдь не голубых кровей — Мила Йовович. Для этой съемки Эммануэль Альт нашла винтажные жакеты Мюглера, вареные джинсы, топы из лайкры и цыганскую бижутерию, этот уличный люкс, который так любит сегодняшняя мода.


{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt"}