T

Пример для подражания: стилист Карлин Сер де Дюдзель

Пример для подражания: стилист Карлин Сер де Дюдзель

текст: Ирина Урнова

Автор обложки Vogue US, которая была дебютной для Анны Винтур и прославила ее с первого номера; единственный стилист, которому доверял Джанни Версаче; редактор моды, который не любит моду и носит вещи, а не узнаваемые бренды, — встречайте Карлин Сер де Дюдзель.

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":647,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1.78,"scaleY":1.78,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":647,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Карлин Сер де Дюдзель неизменно входит в авторитетные списки самых важных стилистов современности. Не случайно. Начав в 1970-х работать в глянце на позиции младшего редактора французского Elle, она довольно быстро зарекомендовала себя как человек незаурядного взгляда на моду и красоту. Потом она перебралась в Нью-Йорк, где стала fashion-директором Vogue. Это было еще при Грейс Мирабелле, которая спустя три года уступит позицию Анне Винтур, но обо всем по порядку.

арлин Сер де Дюдзель неизменно входит в авторитетные списки самых важных стилистов современности. Не случайно. Начав в 1970-х работать в глянце на позиции младшего редактора французского Elle, она довольно быстро зарекомендовала себя как человек незаурядного взгляда на моду и красоту. Потом она перебралась в Нью-Йорк, где стала fashion-директором Vogue. Это было еще при Грейс Мирабелле, которая спустя три года уступит позицию Анне Винтур, но обо всем по порядку.

К

первая обложка Анны Винтур

Карлин была первой, кто решился на сочетание высокого с повседневным.

Именно благодаря де Дюдзель вступление на престол «Великой Анны» ознаменовалось если не скандалом, то потрясением точно. На обложку первого номера Винтур Карлин сняла модель, одетую в свитер из кутюрной коллекции Christian Lacroiх и простые джинсы Guess. И если сегодня этот легендарный снимок не вызывает в вашей голове тревожного звоночка недоумения, то это заслуга де Дюдзель. Она была первой, кто решился на сочетание высокого с повседневным. Именно этот прием и стал визитной карточкой Карлин — смешение вещей и явлений, которые принадлежат к разным сферам и, казалось бы, не могут встретиться по определению. «Я люблю улицы, потому что мне нравятся сочетания разных вещей, нравится смотреть, с чем именно люди носят сумку Chanel. Мне не кажется, что шик — это вещи за десять тысяч долларов. Нет, это история о персональном стиле и вашем личном способе носить одежду. Поэтому я предпочитаю хорошему вкусу вульгарность в ее первоначальном значении — обыденность. Хороший вкус — это почти всегда скучно, а иногда и откровенно плохо», — рассказывает Карлин в интервью. С ее подачи (и задолго до внимательного объектива Скотта Шумана) стритстайл начал потихоньку пробираться на страницы святая святых мира моды — американского Vogue, а оттуда и в сознание fashion-адептов всех мастей. «Для меня она — первая streetstyle-икона», — говорит Ева Чен, фэшн-директор Instagram. Неудивительно, что сегодня стиль де Дюдзель, который шокировал в 1980-х, вошел в зенит своей славы, а сама Карлин даже спустя четыре десятилетия остается примером для подражания.

Де Дюдзель сама себе тренд — леопардовый принт, массивные украшения, неожиданные аксессуары.

Обилие ярких и часто неожиданных деталей не мешают образам де Дюдзель оставаться непринужденными и по-своему простыми — подобно тем, что сделали легендарной съемку Питера Линдберга с супермоделями 1990-х в белых мужских рубашках. Стилизовала ту съемку, конечно, Карлин. «Easiness! Real!» — рычит она раскатистым французским «р», говоря об этой съемке. Несмотря на свою любовь к весомым аксессуарам, варианта лучше белых рубашек она просто не видела, ведь, по ее же словам, La simplicité is the chicest thing in the world.


Модных редакторов это удивит, но де Дюдзель с самого начала была почти воинственно настроена против преходящих сезонных тенденций — она считала, что стиль вне времени. «Я всегда ненавидела искусственность, никогда не следовала ни одному тренду — даже не спрашивайте меня о них, я ничего не знаю. Потому и остаюсь аутсайдером — я люблю моду, но не гонюсь за ней. Все, что я делаю, рождается спонтанно где-то в районе живота. Но как художник я постоянно тренирую глаз и внимательно смотрю на мир». Де Дюдзель сама себе тренд — фирменный леопардовый принт, массивные украшения, неожиданные и даже на первый взгляд нелепые аксессуары (вроде куклы Барби на шее), сумки Louis Vuitton с инициалами Карлин, которые она сама же сделала при помощи яркого скотча, копна волос, открытая улыбка и экспрессивная манера жестикулировать — все это хочется примерить на себя, так складно это у нее выходит. Секрет — в неподдельности. Это лучший аксессуар, по словам Карлин.

Зачем брать образ с подиума? Смысл в том, чтобы взять, добавить, перемешать —
и получить свое.

Свой способ работы с вещами и образами де Дюдзель называет My salade («Мой салат»): «Я не понимаю, зачем брать образ с подиума и печатать его в журнале — все сами способны их увидеть, у всех же есть интернет. Смысл в том, чтобы взять то, добавить этого, перемешать — и вуаля, у вас что-то новое, что-то свое». Ее часто журят за немодную обувь, но она лишь отмахивается: «Мне все равно, что думают другие. Люди листают журналы, которые стали похожи на каталоги товаров, и думают, что знают, что такое стиль. Но все, что они знают, — это ассортимент магазинов в этом сезоне. А стиль — это роскошь быть собой и умение жить играючи». В своих интервью де Дюдзель часто использует слово démodé, («немодный, вышедший из моды»). Говорит ли она о том самом леопарде, о сумке Chanel, которой почти три десятка лет, о коллекциях прошлых cезонов — для нее нет понятия «в моде»: всё интересно, всё имеет значение, всё может сработать. И в этом, пожалуй, вся Карлин: Nothing is démodé for me, nothing, nothing, nothing!

Что купить

— нажмите на вещь, чтобы перейти в магазин

Сумка Moschino, £1012

Жакет Dsquared2, $1445

Колье Givenchy, £570

Пальто Raey, £895

Брюки Roberto Cavalli, $1111

Кроп-топ Topshop, £28

Брюки adidas, 3990 руб.

Джемпер adidas, 3990 р.

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}