T

Украшения-трансформеры

Отнюдь не новое изобретение, украшения-трансформеры переживают новый взлет. Почему исторические ювелирные дома снова и снова обращаются к ним? И кто их покупает сейчас?

Анастасия Яворская 

(VOGUE.UA)


Украшения-трансформеры — изобретение не этого века и даже не прошлого. Колье, превращающиеся в тиару, часы, мимикрирующие под браслет, кулон, который одновременно еще и брошь, — в этом году сложные драгоценности стали основой многих коллекций haute joaillerie, но интерес к ним стабильно высок уже несколько столетий. Так, например, на последнем аукционе Sotheby’s Magnificent Jewels and Noble Jewels в Женеве в ноябре этого года была продана тиара 1874 года из коллекции Матильды фон Вюртемберг, принцессы фон Урах, графини фон Вюртемберг, почти за 158 тысяч долларов. При этом эстимейт составил 60,812–101,354 доллара. Драгоценность раскладывается на семь самостоятельных украшений, что делало ее довольно удобным аксессуаром для того времени. Но и эта тиара не была первым подобным ювелирным изобретением. Однако ювелирная история имеет и свои конкретные даты. До 1889 года, когда сокровища французской короны были выставлены на аукцион, бриллианты и другие драгоценные камни были доступны только представителям королевских семей. То есть отсчитывать современную историю драгоценностей, в том числе и трансформеров, которые мог при желании купить себе любой, у кого на это были деньги, нужно именно с этого года.



Диадема принцессы фон Урах, 1874 

Давным-давно



«Первые трансформеры появились в период позднего Возрождения, — рассказывает культуролог Наталья Филатова, — чуть позже в кольца и подвески добавились простейшие механизмы — «секреты». Самые распространенные — превращение подвески в брошь и украшение для волос. Период барокко отличался разнообразием сложных корсажных брошей, которые «легким движением руки» разделялись на множество частей, и их можно было носить самым разнообразным образом — подвески en pampille обычно просто отстегивались. Период рококо ввел моду на ожерелья-ривьеры, разделяющиеся на отдельные кластеры, которые могли становиться чем угодно — от пуговицы до броши-застежки, подхватывающей пышный рукав».

Бартоломео Монтанья. «Святая Иустина Падуанская», 1490-е

Экономика играла не последнюю роль во всей идее украшений-трансформеров. «В основе этой идеи экономики больше, чем дизайна, — подтверждает Наталья Филатова. — Рациональная история, когда крупное украшение становится несколькими мелкими, была крайне популярной на протяжении нескольких веков. Точно так же тиара — обязательный и крайне дорогостоящий элемент большого света — крайне редко носилась только как тиара и чаще легко разбиралась на две или три броши для корсажа — для менее торжественных выходов. Во второй половине XIX века (около 1880-х годов) крупные броши стали создавать не с повторяющимся мотивом, а сюжетными, и разделялись они уже не на несколько одинаковых (или очень похожих) маленьких брошей, а, например, на цветок и бабочку. Моя любимая находка ювелиров в украшениях-трансформерах — это тиары-ожерелья. Их пик пришелся на конец XIX — начало ХХ века, вплоть до 1910 года, когда они окончательно вышли из моды (везде, кроме Лондона, где сохранялись еще до 1960-х годов). В районе 1910 года появились гибкие тиары-бандо, которые носили как ожерелья-чокеры, браслеты, броши, но не уверена, что в этом случае можно называть их трансформерами, скорее, это пример мультифункционального использования».

Тиара-ожерелье
с бриллиантами, последняя четверть XIX века


Ожерелье-тиара Pat Saling с бриллиантами, начало XIX века

Брюки превращаются...




Ювелиры руководствовались и другими соображениями. «В Викторианскую эпоху делали серьги, в которых бриллианты помещались в специальные черные чехлы-шарики, — рассказывает эксперт ювелирного рынка Елена Веселая. — Путешествующие дамы при этом не рисковали привлечь внимание разбойников. В Эдвардианскую эпоху (Belle Époque) было много таких вещей — колье, превращавшиеся в тиару, отстегивающиеся детали, броши-браслеты и тому подобные вещи. В эпоху ар-деко их тоже было достаточно — существовала мода на double clips, броши, разнимающиеся на две и иногда превращающиеся в браслеты. Очень много хитроумных приспособлений было у René Boivin. А для герцогини Виндзорской, для которой придумали колье-молнию (колье-браслет Zip — молния, созданная фирмой Van Cleef & Arpels в 1954 году. Молния в закрытом состоянии — браслет, а в открытом — эффектное колье. — Прим. ред.), Cartier сделали браслет-пантеру, который можно было носить как брошь на плече».



Викторианский парюр с бриллиантами

Процесс создания одного из главных трансформеров XX века, Zip, растянулся на несколько десятилетий. В 1939 году герцогиня Виндзорская заказала в Van Cleef & Arpels застежку для платья — молнию из бриллиантов и платины. Но с началом войны в 1939 году платина была объявлена в США стратегическим металлом, используемым только для производства вооружения, и делать из нее ювелирные изделия было запрещено. Поэтому тогда заказ не был выполнен, но к нему вернулись немного позднее, так и получилось колье-браслет Zip.




Трансформер Zip с рубинами, Van Cleef & Arpels, 1954

Смотри, как я умею





«Что касается моды, она всегда идет витками, — продолжает Елена Веселая, — в современных условиях трансформер не слишком удобен — ритм жизни ускорился, никому не приходит в голову разбираться в сложных механизмах. Кроме того, мелкие части трансформера часто теряются — условия и характер хранения драгоценностей тоже изменились. Однако бренды все равно делают трансформеры, так как для них это возможность продемонстрировать преемственность традиций мастеров прошлого. И уж конечно, это история совсем не о привлечении внимания миллениалов. Для богатой молодежи делаются вещи сравнительно недорогие, но с символичным наполнением — love, juste in clu, perle».





Как и двести лет назад, сейчас нельзя сказать, что появление трансформеров — это условная мода. И тогда, и сейчас для больших ювелирных домов создание таких сложных штучных украшений — это возможность показать ювелирное мастерство, свои инженерные находки и особо редкие камни. И, как и двести лет назад, покупатели трансформеров ценят украшения, как ни странно, за практичность и мультифункциональность, несмотря на высокий ценник. Хотя практичность в этом случае может заключаться в том, чтобы в обычной жизни напомнить себе и окружающим о ценных вещах у себя дома одним лишь лепестком из броши Pétale de Papillon, Van Cleef & Arpels, или льдинкой — украшением для волос из колье Flocon Impérial, Boucheron. Эффектная брошь-булавка, серьги-шандельеры и массивное кольцо с крупным бриллиантом по центру, регулируемые подвески — это все части колье Flocon Impérial, которое, по задумке креативного директора марки Клер Шуан, должно показать красоту русской зимы.




Ожерелье-трансформер Van Cleef & Arpels

Брошь-трансформер
Van Cleef & Arpels 

{"points":[{"id":7,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":9,"properties":{"x":7,"y":-466,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":-180}}],"steps":[{"id":8,"properties":{"duration":0.8,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":false}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Колье-трансформер Boucheron «Имперская зима»

Тот же браслет Van Cleef & Arpels из коллекции Le Secret, усыпанный крупными бриллиантами, в вечернем варианте при определенных манипуляциях превращается в относительно «простой» дневной браслет с розовыми сапфирами. А почти из каждого украшения Résonances de Cartier можно получить как роскошные и тяжелые во всех смыслах колье и диадемы, которые созданы исключительно для торжественных мероприятий, так и скромные серьги и кулоны, которые можно смело надевать днем с джинсами. Страсть ювелиров к трансформациям добралась и до часов. «И совершенно случайно ваш браслет подскажет вам и время», — сказала этой весной Виктуар де Кастеллан и продемонстрировала сразу восемь часов Dior et d’Opales. Этот год вообще богат на ювелирные браслеты-часы с секретами. 






{"points":[{"id":13,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":15,"properties":{"x":-86,"y":-68,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":73}}],"steps":[{"id":14,"properties":{"duration":206,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":false}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Часы-браслет Dior et d'Opales

{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":-68,"y":-64,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":56}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":196,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":false}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Мастеров Chanel на часы-браслет вдохновил знаменитый стеганый мотив Matelassé Chocolat, который присутствует в коллекциях с 1955 года, а вращающаяся застежка «2.55», перекочевавшая с одноименной сумки, при желании скрывает циферблат, превращая часы в браслет. Тяжеловесы ювелирного мира Chopard также отметились подобными часами. И если колье и серьги из коллекции Chopard The Garden of Kalahari каждый день надевать вряд ли будешь (это пока что самая дорогая коллекция за историю дома, алмаз The Queen of Kalahari, который стал основой коллекции, весит 342 карата), то часы, сделанные по мотивам коллекции, которые могут стать массивным браслетом, — вполне. Ну а само колье Chopard The Garden of Kalahari также делится на четыре самостоятельных украшения. Еще одни ценители белых бриллиантов — мастера компании Harry Winston — создали часы на черном ремешке, становящиеся браслетом, но по желанию их можно превратить в кулон.







Часы-браслет Chopard
«The Garden of Kalahari»

{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":-91,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":184,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":false}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":96,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":173,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":false}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":10,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":12,"properties":{"x":0,"y":73,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":11,"properties":{"duration":230,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":false}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Ожерелье-брошь Cartier

Кулон, браслет и часы
Harry Winston «Ultimate Emerald Signature»

{"points":[{"id":7,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":9,"properties":{"x":0,"y":-201,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":8,"properties":{"duration":243,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":false}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Уже упомянутая Виктуар де Кастеллан в новой коллекции высокого ювелирного искусства Dior «Сады Версаля» также создала несложные изменчивые украшения — это несколько вариантов колье с кулоном, который можно носить и как брошь, и как часы-браслет, два в одном. А этой осенью в Dior выпустили и совсем минималистичную «двойку» — каффу, которую можно носить традиционным способом, в ухе, и на черном бархатном чокере на шее. «Мне кажется, нельзя назвать это модой, просто волна, когда ювелирные дома в очередной раз вторят друг-другу, — считает Наталья Брянцева, дизайнер бренда Avgvst Jewelry. — Подвески-броши, ожерелья-браслеты, кольца-трансформеры постоянно появляются в ювелирной повестке. И дело тут совсем не в том, что покупатели таких украшений приобретают их потому, что хотят сэкономить (покупаешь серьги, получаешь еще и брошь), а потому, что покупателей такие фишки цепляют: есть чем похвастаться на светском рауте, продемонстрировать подругам, а такие истории всегда продают. Вообще для ювелиров создать сложный трансформер — это особый челлендж».






Каффа-чокер Dior

Брошь-колье
Dior à Versailles,
Côté Jardins

Ожерелье, тиара и брошь Cartier

Себя показать






Надя Менделевич, ювелирный редактор Vogue.ru, геммолог и куратор частных ювелирных коллекций: «Украшение-трансформер изначально — история про этикет. Настолько строгий, что он диктовал даже такие труднорегулируемые вещи, как интенсивность впечатления, которое производят драгоценности. Этикет — часть легенды вокруг аристократов и монархов. Украшения-трансформеры сейчас появляются в основном в жанре haute joaillerie или (у сильных в этом же жанре марок) в Fine Jewelry именно потому, что те используют в работе собственное наследие и прошлое, которое всегда было тесно связано с заказами титулованных и знатных семей. Современные драгоценные трансформеры, как правило, сейчас покупают представители new money — родовитые персонажи охотятся за старинными вариациями, которые продают антикварные ювелирные галереи и аукционные дома».



Подвеска Harry Winston «The Jeweler's Secret»

Часы Chanel
«Code Coco»

{"points":[{"id":16,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":18,"properties":{"x":0,"y":980,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":17,"properties":{"duration":645,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":false}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Ожерелье-брошь Cartier

Но о чем же тогда говорит интерес new money к трансформерам? Скорее всего, о том, что им требуется что-то, что больше, чем деньги, продемонстрировать которые сейчас легче, чем когда-либо. «Когда у тебя нет своих собственных легенд, ты стремишься купить чужие. И вот тут наступает момент, когда ты потратил пару миллионов на колье Cartier, а оно лежит в сейфе с возможностью выгула пару раз в год — на гала-вечер или другое закрытое мероприятие. Но если это же колье разбирается на серьги, брошь и кулон, в которых легко можно отправиться на обед с подругой в Caviar Kaspia в Париже, то радость от обладания сокровищем будет полнее. Такие серьги можно носить каждый день в 2017 году и не бояться быть «слишком нарядной» и вообще too much, а это, по сути, главный страх new-money-персонажей в эпоху лимитированных кроссовок и разгула нормкора, стритвира и спорта. И если в начале 2000-х было достаточно одного факта владения внушительной тиарой Cartier, то сейчас есть интерес не только владеть, но и напоминать об этом сережками, которые формируют ее крайние зубцы. На мотивации могут влиять и соцсети, «не показал = не существую», — рассказывает Надя Менделевич.




{"points":[{"id":19,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":21,"properties":{"x":615,"y":-101,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":-53}}],"steps":[{"id":20,"properties":{"duration":0.8,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":22,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":24,"properties":{"x":318,"y":-120,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":55}}],"steps":[{"id":23,"properties":{"duration":0.8,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":25,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":27,"properties":{"x":893,"y":-140,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":-44}}],"steps":[{"id":26,"properties":{"duration":1,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":28,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":30,"properties":{"x":620,"y":-150,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":40}}],"steps":[{"id":29,"properties":{"duration":1,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":31,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":33,"properties":{"x":735,"y":26,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":-38}}],"steps":[{"id":32,"properties":{"duration":1.1,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":34,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":36,"properties":{"x":502,"y":16,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":33}}],"steps":[{"id":35,"properties":{"duration":1,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Ожерелье-брошь Cartier

Как ни странно, несмотря на кризис и определенную усталость от открытости и соцсетей, большая часть потребителей еще имеет силы и желание демонстрировать свой успех через ювелирные изделия. А стилистическая расслабленность и поощряемая возможность носить худи в комплекте с крупными бриллиантами делают такие украшения очень популярными. «Когда нет четких границ дресс-кода, то возможность видоизменять украшение и превращать его либо в основную, либо в важную вспомогательную деталь облика — весьма полезное свойство аксессуара, — делится наблюдениями Наталья Филатова, культуролог. — Плюс многофункциональность — отличная основа для сторителлинга, который в последние годы стал важнейшим маркетинговым инструментом — не важно, компания вы или человек».


Ожерелье-брошь Cartier

{"points":[{"id":37,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":39,"properties":{"x":0,"y":279,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":38,"properties":{"duration":0.9,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"width":1200,"column_width":102,"columns_n":10,"gutter":20,"line":20}
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}
false
767
1300
false