Темы
T

Наоми Кэмпбелл и модели-беженки на кутюрном показе Valentino

ТЕКСТ: ЯНА ЛУКИНА

Главное событие финального дня Парижской недели высокой моды — показ Valentino, после которого, даже несмотря на наличие в расписании других шоу, смело можно было ставить точку. Удалось решительно все: одежда, макияж, сеттинг (драматичной биографии Hôtel Salomon de Rothschild, который Адель фон Ротшильд не пожелала оставить в наследство вышедшей замуж за католика дочери и вместо этого отписала французскому правительству). Не менее примечательным был и кастинг: две трети нарядов демонстрировали темнокожие модели. А под занавес очень эмоционального для всех сторон показа (сидевшая в первом ряду Селин Дион даже прослезилась) было сделано фото, которое имеет все шансы войти в историю как символ наконец пришедшей и в мир высокой моды инклюзивности.

«Все мы говорим о разнообразии, но говорить о нем и воспевать в высокой моде красоту темнокожих — разные вещи. Это не добавлять их в шоу экзотичности ради. Это помещать в центр изображения право темнокожих девушек — не только белых! — быть здесь. Это смена перспективы», — объяснил креативный директор Valentino Пьерпаоло Пиччолли. И подкрепил действиями: в центре изображения действительно оказались темнокожие девушки — в том числе буквально. На снимке, сделанном в финале показа, можно увидеть и Кайю Гербер, и Наталью Водянову, и Мариюкарлу Босконо, но фокус, при всем уважении, не на них, а на восьми красавицах, чей темный оттенок кожи, кажется, сделал придуманные Пиччолли платья еще ярче.


Так сразу и не вспомнишь, что всего-то три года назад у Valentino по актуальному предмету diversity значилась жирная двойка. Тогда еще трудившийся дуэтом с Марией Грацией Кьюри Паоло посвятил весенне-летнюю коллекцию Африке; правда вот, темнокожих моделей на подиуме — а образов собралось под сотню! — можно было пересчитать по пальцам одной руки. Для светлокожих девушек тем временем запросто «апроприировали» африканские косички. Ситуация лишь усугубилась, когда в сети появилась рекламная кампания коллекции: опять белые манекенщицы, опять косички, зато фоном, если не сказать интерьером — племя масаи.

Что интересно, в рецензиях к той неблагополучной коллекции время от времени звучало слово «беженцы»: то как раз был период, когда десятки тысяч африканских переселенцев пытались добраться по морю до Европы, где в итоге случился гуманитарный кризис. В новых рецензиях слово «беженцы» тоже наверняка обнаружится, но уже по другим причинам и точно не в негативном контексте: часть задействованных в показе моделей, хлопавших ресницами-перьями (блестящая задумка Пэт Макграт), — именно что беженки. Начиная с уже примелькавшейся Адут Акеч и заканчивая совсем свежими лицами: сомалийка Угбад Абди, например, перебралась с семьей в Соединенные Штаты, кенийка Акима и родившаяся в Судане Саба Кож — в Австралию. Эти девушки немало пережили в свои в общем-то юные годы, а теперь — на пути к большому успеху.


Эффект black girl magic лишь закрепил возвращение Наоми Кэмпбелл к Valentino (с момента ее предыдущего выхода на шоу марки прошло 14 лет), со всей присущей ей грацией закрывшей показ в платье с поэтичным названием Chocolate Dahlia (Пиччолли попросил сотрудников ателье придумать нарядам цветочные имена). Чуть больше десяти лет назал она, как и Лия Кебеде, появились на обложке знаменитого «черного» номера итальянского Vogue, который тогда казался настоящим вызовом — хоть фэшн-индустрии, хоть миру. Но сегодня, к счастью, в желании дать темнокожим барышням главные роли уже нет ничего вызывающего.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":100,"columns_n":12,"gutter":0,"line":21}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}