T

ОтЛичный опыт

Текст: ЕВГЕНИЯ ФИШЕЛЕВА

Иллюстрации: КАТЯ ДОРОХИНА

Уникальный врач тот, кто имеет уникальную связь с пациентом.
В нашей новой рубрике мы рассказываем, как эта связь помогает кардинально изменить жизнь, мозги и фигуру.

В один не очень прекрасный день я поняла: что-то со мной не так. Болела спина, болела голова, пропал вкус к жизни, да и лишние килограммы не способствовали хорошему самочувствию.
Три человека порекомендовали мне трех разных врачей. Я выбрала третий вариант, потому что больше всего доверяла именно тому человеку и меня заинтриговала информация. Ты сказала, доктор Элькин? Ну пусть будет доктор Элькин.

День 1-й: консультация

Собеседование в кабинете доктора. Элькин определяет, его ли я «пассажир» или
нам не достичь взаимопонимания. Это очень важный момент: Леонид Аркадьевич за 20 лет практики повидал многих и работает только со «своими» людьми. Он аккуратно выводит на вопросы, масштаб которых, на первый взгляд, не очень сопоставим с размерами его кабинета. Зачем я тут и каковы мои ожидания от взаимодействия? Я вжимаюсь в кресло и честно отвечаю, что не знаю правильного ответа, но я так устала от того, что чувствую сейчас! Мне 34, живу от воспаления до воспаления (грыжа), не могу на себя смотреть без слез, и что со всем этим делать, тоже не знаю — сил нет, настроения нет. Замкнутый круг.


Доктор щурится, пристально смотрит своим фирменным взглядом и говорит:
«Я все понял, будем работать». Его задача, на мой взгляд, даже слишком
грандиозна — восстановить нормальное функционирование угнетенных внутренних органов и вернуть прямую связь между головой и телом, то есть заставить пациента жить и действовать осознанно, понимая, зачем, почему и каковы последствия.
Ну что ж, проверим. 

День 2-й: сомнения

Сеанс у Леонида Аркадьевича: часовая процедура комплексного воздействия на организм. Это на словах. На деле доктор по только ему ведомому алгоритму ритмично воздействует руками на те или иные точки на всем теле. Это
нажатия разной степени интенсивности, защипывания, раскачивания, похожие на кинезиопрактику. Одним словом, неожиданно. При этом доктор постоянно говорит: пошло ли тепло в ноги, стало ли светлее в голове? Потом перескакивает на метафизическое: вы знаете, где расположена душа в теле? Вы осознаете, что то, что мы делаем, повлечет глобальные изменения в вашей жизни и вы никогда не будете прежней, вы к этому готовы? И такой марафон целый час: тебя хватают, а ты бди и отвечай на коварные вопросы. Тут любого неподготовленного будут терзать сомнения.


Сеанс у психолога (не помню его имени, с ним у меня не вышло диалога) — мой первый опыт предметного разглядывания себя, прислушивания и приглядывания к тому, что происходит. Я всегда анализирую себя и обстоятельства вокруг, но никогда не обсуждала результатов моих изысканий со специалистом в этой области. Закрываюсь, защищаюсь, держу периметр — у меня все схвачено, вам тут делать нечего.


Потом зал — еще один стресс: все, связанное со словом «йога», отдается во мне неприятием. Прошу йога-терапевта Катю избавить меня от терминологии и прочих заморочек, останавливаемся на «курсе лечебно-оздоровительной гимнастики».
Так гораздо спокойнее. Занятие построено на поиске правильной осанки: выставляем ноги, таз, плечи, голову, ищем точку баланса и определяем центр тяжести. Стоять ровно пять минут в идеально сбалансированной позе — очень сложная задача. Кто бы мог подумать? 

День 3-й: настройка

Сегодня у меня доктор и зал. Настраиваю себя на то, что я открыта к экспериментам, у меня нет комплексов и предрассудков. Я белый лист, пусть на нем напишут новую главу моей жизни. 


Он: Что почувствовали?

Я: Очень абстрактно.

Он: Не виляйте, думайте и говорите.

Я: Кажется, ничего.

Он: Неправильный ответ, думайте!

Я (вспоминая): Ну, уснула без долгого упорядочения мыслей в голове —
просто легла, глаза закрыла и уснула. И проснулась сама, легко, без будильника…

Он (хитрым голосом): Тааак, что еще?

Я: Концентрирую внимание внутрь, пытаюсь настроиться на свой организм и оценить его потребности…

Он: Ладно, понятно. Достаточно для первого доклада.


Попросил вести дневник, что и когда я ем/пью в течение трех дней.

Строго ограничил питье двумя литрами в день, запретил зеленый чай и воду без газа, выпечку/белый хлеб и прочие сладкие истории, слава богу, для меня неинтересные. Но зеленый чай?

В зале знакомлюсь с приятным молодым парнем Егором, коротко обсуждаем мою спину. Он объясняет, что мы будем делать и как это поможет убрать болевые ощущения и снять воспалительный процесс. Киваю, начинаем. Учимся дышать так, чтобы вдох не был поверхностным и рефлекторным, а выполнял комплексные задачи для внутренних органов. Активируем забытые в повседневной жизни мышцы, суставы, связки… Интересно. Можно продолжать. 

1-я неделя: привыкание

В целом я втянулась и освоилась: у меня есть шкафчик в раздевалке, мой халат
и мои тапочки. Хожу три раза в неделю, учусь отключать телефон и не отстукивать мысленно время, которое провожу в клинике, а также пытаюсь максимально абстрагироваться от внешних задач, погружаясь глубоко в себя: в свои биохимические настройки, мысли и настроения. Не знаю, чем это все обернется,
но уже сейчас ясно: самоедство перестало быть интенсивным... А это значит, что сил и энергии становится больше, что нельзя не отметить как позитивную тенденцию.


По факту сданного отчета съеденного и выпитого за три дня особых ограничений доктор не поставил. Попросил временно убрать вино и есть мясо не чаще трех раз в неделю. Подчиняюсь.

4-я неделя: первые результаты



Все эти дни мне терпеливо объясняли и показывали, что не стоит себя так критично оценивать. Во время сеанса доктор призывал обращать внимание на то, как меняются ощущения, отношение к себе и к изменениям. Психолог Марина, заменившая мужчину — не помню имени, помогала найти связь между головой
и телом: мы рисовали, раскрашивали, искали цвета и разбирали, где и чем они откликаются в теле. Катя и Егор поддерживали меняющуюся физику тела: снимали спазмы, растягивали мышцы и связки, учили правильно дышать, стоять, сидеть, расслабляться... 



Начало получаться. Во всем. Больше всего удивляет и радует, что я хорошо слышу себя и принимаю все решения и суждения осознанно и осмысленно. Хотя диалог
с собой порой утомителен. Например, я зависаю в супермаркете на час вместо обычных 10 минут. Потому что пытаюсь ответить на вопрос, чего же я хочу, мысленно перебирая хиты своей продуктовой корзины. В итоге мой ежедневный рацион изменился кардинально: уменьшилось количество еды в целом, сократился мясной белок, стало гораздо больше свежих овощей… Ну, вы понимаете, да?
Главное — я САМА к этому пришла, это было осознанное решение, а не навязанные правила диеты. А тот факт, что один размер в объеме ушел легко и непринужденно — без насилия, без диет и изнурительных тренировок, — воспринимается как приятное дополнение.





Это эмоциональный обмен, своего рода пароль-отзыв, когда взаимный труд обретает видимые результаты. Думаю, для каждого пациента они свои, иной раз заметные и ощутимые только ему и доктору, но от этого они становятся еще более ценными, потому что именно ими измеряется степень вашего взаимопонимания и доверия.

День 30-й: талия и попа


Доктор предлагает продолжить интенсив и оставаться в режиме 3 раза в неделю. Я втянулась, мне отлично, уверенно соглашаюсь.


Заходим в кабинет, снимаю халат, доктор ставит меня перед зеркалом.


Он: Что видите?

Я: Себя вижу.

Он: Женя, ЧТО вы видите?

Я (кручусь и расплываюсь в радостной улыбке): Доктор, я вижу ТАЛИЮ и ОКРУГЛИВШИЕСЯ ЯГОДИЦЫ!

Он: Вооот, наконец-то заметила. Спасибо, доктор…

Я: ДОКТОР, СПАСИБО!


И выхожу.


Он: Куда-куда, мы даже не начали?!

Я: Послушайте, мне надо пережить эту удивительную новость!


Потому что от радости в зобу дыханье сперло.


На каждом сеансе Элькин учит быть благодарной, принимать себя в новых обстоятельствах и ценить результаты совместной работы. Я подчиняюсь. И это не формальности в стиле «спасибо — не за что — приходите еще». Это эмоциональный обмен, своего рода пароль-отзыв, когда взаимный труд обретает видимые результаты. Думаю, для каждого пациента они свои, иной раз заметные и ощутимые только ему и доктору, но от этого они становятся еще более ценными, потому что именно ими измеряется степень вашего взаимопонимания и доверия. 





6-я неделя: друзья

Мне кажется, мы подружились. Я чувствую заботу и внимание всего коллектива: администратор Света заботливо напоминает об изменениях в моем расписании посещений по WhatsApp, доктор трогательно обнимает, Егор и Катя интересуются подвижками в спинных делах. В работе с Мариной появилось больше осознанности. Я прихожу с домашними заготовками, и мне уже не страшно ощущать себя объектом исследования. Наоборот, нравится. Настроение бодрое, плечи развернуты.
Жизнь прекрасна!



День 50-й: открытие

Зеркало в пол в зале все еще «подбешивает», но я научилась абстрагироваться.
Часть упражнений перешла в мою ежедневную зарядку. Да, я нашла и место, и время, потому что хочу обрести свободу движений, которая мне долгое время была недоступна из-за грыжи, когда живешь с пульсирующей мыслью: аккуратнее, тебе это нельзя, а то развалишься… Но нет, этот рубикон я преодолела.


Теперь я чаще высыпаюсь, и мне легко вставать по утрам. Случилось то, что можно назвать «преображением обстоятельств» — вроде бы рутина дней не изменилась, но изменилось мое отношение к ней. Все проще, игривее как-то.


Я подняла голову от земли и стала смотреть перед собой без опаски встретить взгляд, который мне был бы не по силам. Это внешне. Внутренне мне стало легко принимать себя такой, какая я есть, быть «здесь и сейчас», радоваться и переживать текущие моменты. У меня точно прибавилось сил и позитивной жизненной энергии.
И теперь уже минус два размера — тоже неплохо, согласитесь.


14-я неделя: далеко и надолго

Кажется, я окончательно прониклась всем происходящим. Вспоминаю фразу Леонида Аркадьевича: все, что мы сейчас делаем, изменит вашу жизнь раз и навсегда...
О да! Это в точности мои текущие мысли. Сегодня у меня день рождения. Обычно я «темнею» где-то за пару недель до него: у меня плохое настроение, я раздражительна, черта в год и подведение итогов не радуют. НО! Сейчас все по-другому! Я наконец занялась собой, у нас с командой отличные результаты, мысленно я перестала оглядываться на спину — знаю, проблема есть, но ей не подчинена вся моя жизнь. 


Расходясь с традиционного семейного ужина, крестная, с которой мы не виделись где-то полгода, подхватывает меня под локоть, уводит в сторонку и шепчет на ухо: «Жень, колись, ты что, влюбилась что ли? Глаза горят, выглядишь отлично, что происходит?» Я улыбаюсь. Ну как ей все это объяснить за три минуты, стоя в дверях ресторана? Вы знаете? Я нет. 


И еще. В нулевые было модно сгонять по-быстрому к пластическому хирургу
в Европу, подтянуть лицо и тело, а через месяц-другой рассказывать, что провела месяц в роскошном SPA и «наконец-то выспалась». По-моему, для внешних перемен и новой внутренней жизни лучше провести отпуск в Москве, трижды в неделю приезжать в центр Элькина, а остальное время наслаждаться московскими террасами, парками и пляжами. Результат будет гораздо лучше пластики.
И тогда можно честно сказать: «Это я выспалась».

{"width":1200,"column_width":600,"columns_n":2,"gutter":0,"line":40}
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt"}