Э

          кранизация биографии единственной женщины-художницы, ставшей поп-иконой, —
задача с непредсказуемым результатом: всегда опасно браться за фигуру, при одном упоминании
о которой в голове рождается целый рой штампов и ассоциаций. Не слишком опытному на момент съемок «Фриды» режиссеру Джули Тэймор удалось не скатиться в банальности и ходульные образы: ее работа стала не только честным рассказом про жизнь Фриды Кало, но и наглядным модным пособием, которое можно использовать как путеводитель по нашей эпохе гендерной амбивалентности.

Кадры из фильма «Фрида».

«Жизнь сквозь боль физическую и душевную», «открытая бисексуалка», «вечное преодоление», «слабое тело, сильное духом», «последняя любовница Троцкого» — этими определениями пестрит каждая первая статья о Фриде Кало. И как это часто бывает, они имеют с личностью Фриды
не больше общего, чем сросшиеся брови и цветы в волосах: отдельные характерные черты —
и на этом все. Собрать разрозненные факты, визуальные коды, символы с живописных полотен, диагноз и душевные метания художницы в нечто цельное так, чтобы получился живой человек, лучше всех удалось американке мексиканского происхождения Хейден Эррере. Причем
удалось настолько хорошо, что писательница была номинирована на Пулитцеровскую премию
за биографию Кало, ставшую бестселлером. Именно она легла в основу фильма «Фрида», который получился тоже максимально некартонным.



Разве не ностальгией по утопическим идеям коммунистов, которыми прониклась и Фрида, вдохновлена весенне-летняя коллекция Гоши Рубчинского? Разве не актуальными для всех нас попытками осознать свою сексуальность и положение себя как женщины в современном мире объясняется популярность гендерно нейтральных костюмов Gucci и Bottega Veneta? 

Историю искалеченной страшной аварией художницы Фриды и ее мучительного, но страстного брака с другим великим мексиканским художником — Диего Риверой — по верхам знает каждый школьник. Тем сложнее было Джули Тэймор выбрать актрису на главную роль: все-таки в картине с известным заранее сюжетом, которая почти вся держится на характерах, должна была играть чуть ли не голливудская реинкарнация Кало. И такая нашлась. Известно, что Мадонна, большая поклонница Фриды, очень хотела эту роль, но Джули ей отказала и выбрала Сальму Хайек. Актриса слыла признанным секс-символом по обе стороны океана, на ее счету было несколько неплохих ролей, и все же ни одной по-настоящему серьезной драматической работы.
Видимо, в ее пользу сыграло некоторое портретное сходство с Фридой. Уже потом стало ясно,
что звезды выстроились в ряд и все сложилось так, как надо: биография мексиканской художницы, написанная мексиканской писательницей и экранизированная с мексиканской актрисой
в главной роли, — более высокую концентрацию аутентичности представить себе трудно,
а в случае с Кало это, возможно, самое важное. Четыре номинации на «Оскар» — лучшее тому подтверждение.




«Фрида» вышла на экраны в 2002 году, но именно сейчас лента становится действительно актуальной, в том числе актуализируются и костюмы. Да, венки из роз, слои пенного кружева, шали и многочисленные юбки, которыми Кало скрывала чрезмерную худобу правой ноги — последствия полиомиелита, не слишком вяжутся с сегодняшней любовью к удобству и практичности. Но такое прочтение гардероба художницы (и героини Сальмы) — это снова штампы. Шкаф Фриды как нельзя лучше рассказывает про поиск себя, поиск своего места в мире, своей гендерной идентичности, если хотите — своей ориентации, и этот рассказ абсолютно современный. Джули решила показать самые важные вехи в жизни Кало (пусть и в ущерб деталям): так, она показала нам эволюцию великой женщины, которая даже сейчас выглядит передовой. Вот восемнадцатилетняя Фрида в школьной форме и гольфах. Вот Фрида —революционерка и член коммунистической партии Мексики, товарищ в кепке, широких брюках
и наглухо застегнутой алой рубашке. Вот Фрида — соблазнительница в бархатном платье на алых бретельках целует женщину после страстного танго на глазах у Диего и его друзей. Вот Фрида — молодая жена Диего, которая пока еще не стала самодостаточной творческой единицей: она одевается для мужа, а ему нравятся яркие платья и пышные юбки. Вот Фрида — мексиканская диковинка в Нью-Йорке, каноническая матрона на фоне Манхэттена. Вот она же обрезает волосы, надевает мужской костюм и открыто встречается с женщинами — так художница выглядела,
когда переживала измену Диего с ее родной сестрой. А вот Фрида — символ мексиканского современного искусства, женщина с цветами в волосах, в индийских серьгах и испанской блузе под мексиканскую юбку — олицетворение эклектики и своих собственных картин. Именно такую Фриду запечатлел фотограф Vogue Paris для обложки, когда та приезжала на свою парижскую выставку в 1938 году, с такой Фридой познакомился Троцкий, когда у них завязался роман,
и именно такую Фриду печатают на своих футболках масс-маркет бренды, потому что это воплощение моды, характера и живописи XX века одновременно.



Джули Уайсс одела Джонни Деппа в панаму, оранжевые авиаторы и гавайскую рубашку для «Страха и ненависти в Лас-Вегасе», она же художественно разбросала лепестки роз на обнаженной Мине Сувари в «Красоте по-американски». 

Насыщенный цитатами из доколумбийского искусства, мрачной и в то же время веселой мексиканской эстетики и культур разных стран, образ для фильма придумывала известная художница по костюмам Джули Уайсс. За эту работу она была номинирована на «Оскар»,
но статуэтку ей не дали — и зря. Джули было не впервой создавать мощные визуальные образы, которые помнят даже те, кто не смотрел сами фильмы: она одела Джонни Деппа в панаму, оранжевые авиаторы и гавайскую рубашку для «Страха и ненависти в Лас-Вегасе»,
она же художественно разбросала лепестки роз на обнаженной Мине Сувари в «Красоте
по-американски». Уайсс здорово работает с цветом, при этом умеет себя сдерживать и
не скатываться в маскарадную лубочность — она не паразитирует на том самом ободке из роз
и пышных юбках, зато наглядно показывает, что пронзительно синие платья Фриды и такие же стены их с Диего знаменитого дома — не случайное совпадение, а часть характера художницы.
И ей потрясающе удался пожизненный для Кало процесс, в ходе которого она превращала свое слабое, больное тело в отдельное полотно, с каждым годом все более пышно расцвечивая его.


«Фрида» (#23, #36), автор Ишиучи Мияко. Michael Hoppen Gallery

Благодаря сдержанности Уайсс провести прямые параллели с образами Сальмы Хайек, метаниями Кало и сегодняшними коллекциями совсем не сложно. Разве не ностальгией
по утопическим идеям коммунистов, которыми прониклась и Фрида, вдохновлена весенне-летняя коллекция Гоши Рубчинского? Разве не актуальными для всех нас попытками осознать свою сексуальность и положение себя как женщины в современном мире объясняется популярность гендерно нейтральных костюмов Gucci и Bottega Veneta? И что если не желание сделать
из своего тела сообщение, выстроить его заново, заставляет новых звезд индустрии Рози Ассулин
и Розетту Гетти тратить рулоны ткани на платья и блузки? То, что переживала Фрида, в той или иной степени переживаем мы все, а работа Джули Тэймор и ее команды — нестыдный ориентир для тех, кто хочет пройти через нашу эпоху бесконечных вопросов и перемен красиво.



Что надеть

Блузка Dolce & Gabbana, £659, 
net-a-porter.com

Сережки Gucci, £300, matchesfashion.com

Платье H&M, 3999 руб., hm.com

Помада Lipstick Queen, £19, 
net-a-porter.com

Пиджак Golden Goose Deluxe Brand, £304, farfetch.com

Топ Victoria, Victoria Beckham, €319,  stylebop.com

Ободок Vjera Vilicnik, £40, wolfandbadger.com

Юбка Mango, 1999 руб., mango.com

Перчатки Dolce & Gabbana, €209, mytheresa.com

Платье Alena Akhmadullina,
39 300 руб., aizel.ru

Кольцо Alexander McQueen, €336, stylebop.com

Платье Giambattista Valli,
391 700 руб., aizel.ru

{"width":120,"columns":10,"padding":0,"line":40}