T

Стиль в фильме: 

«Любовники с Нового моста»

В июле 1989 года, во время ремонта Нового моста (по иронии самого старого в Париже) беспробудно пьющий бездомный Алекс (Дени Лаван) встречает безнадежно слепнущую художницу Мишель (Жюльет Бинош) и, как это водится в пяти километрах от самой романтичной башни вселенной, мгновенно влюбляется в нее. Следующие два часа экранного времени — ода этой любви, сопровождаемая огнем, водой и медными трубами.

Текст: АННА БАШТОВАЯ

ъемки «Любовников с Нового моста» — одной из самых крупнобюджетных картин за всю историю французского кинематографа (28 миллионов долларов) — продолжались три с половиной года и увенчались успехом у критиков (номинации на BAFTA и César), но провалом у зрителей (понадобилось восемь лет, чтобы найти прокатчика в США и собрать смешные 29 679 долларов). После этого Каракс
на семь лет самоустранился из режиссерского кресла, а продюсеры потеряли интерес к спонсированию авторского французского кино. Тем не менее, как известно, большое видится на расстоянии, и 25 лет вполне достаточно, чтобы увидеть, насколько большой это фильм.


Поздний выход в мировой прокат и низкая популярность у зрителей, как ни странно, сыграли на руку другим маститым режиссерам. В 1998 году Джонатан Глэйзер выпустил клип на песню группы UNKLE «Rabbit in Your Headlights», где по дороге среди оживленного потока машин идет маленький, грязный, худой человек с безумным лицом Дени Лавана — сцена, с которой и начинаются «Любовники». А Джеймс Кэмерон пошел еще дальше, скопировав финальную сцену фильма, где герои стоят обнявшись на носу баржи и смотрят вдаль. Впоследствии эта сцена станет визитной карточкой «Титаника».



C

Съемки «Любовников с Нового моста» — одной из самых крупнобюджетных картин за всю историю французского кинематографа (28 миллионов долларов) — продолжались три с половиной года и увенчались успехом у критиков (номинации на BAFTA и César), но провалом у зрителей (понадобилось восемь лет, чтобы найти прокатчика в США и собрать смешные 29 679 долларов). После этого Каракс
на семь лет самоустранился из режиссерского кресла, а продюсеры потеряли интерес к спонсированию авторского французского кино. Тем не менее, как известно, большое видится на расстоянии, и 25 лет вполне достаточно, чтобы увидеть, насколько большой это фильм.


Поздний выход в мировой прокат и низкая популярность у зрителей, как ни странно, сыграли на руку другим маститым режиссерам. В 1998 году Джонатан Глэйзер выпустил клип на песню группы UNKLE «Rabbit in Your Headlights», где по дороге среди оживленного потока машин идет маленький, грязный, худой человек с безумным лицом Дени Лавана — сцена, с которой и начинаются «Любовники». А Джеймс Кэмерон пошел еще дальше, скопировав финальную сцену фильма, где герои стоят обнявшись на носу баржи и смотрят вдаль. Впоследствии эта сцена станет визитной карточкой «Титаника».

Визуальный образ Дени Лавана — готовый референс для всех дизайнеров «Новой волны», вдохновляющихся «красотой некрасивого».

Влияние Кандинского особенно считывается в костюмах Жюльет Бинош: вспышки алого пальто, горчично-желтой блузки и кипенно-белой рубашки, особенно яркой на фоне серых, грязных улиц.

Знаменитый киножурнал «Кайе дю синема», в свое время флагман новой французской волны, назвал «Любовников» «поэтическим реализмом», а визуальный стиль Каракса — «необарокко», емко уместив в одно слово то визуальное пиршество, которое предстает в картине на протяжении 125 минут.  Будучи реалистичным продолжателем сказочных кинотрадиций знаменитого соотечественника
Жоржа Мельеса («Путешествие на луну», «Сон астронома»), Каракс потратил на воссоздание праздничного салюта в честь 200-летия Великой французской революции (14 июля 1989 года)
около 130 миллионов франков, то есть более половины бюджета картины. «Это одно из самых расточительных, необузданных сумасбродств, совершенных на берегах Франции со времен, когда Мария-Антуанетта изображала из себя доярку в огороде Малого Трианона», — написал кинокритик
The New York Times Винсент Кэнби, забыв упомянуть о другой, более безумной статье расходов.
После запрета съемок на настоящем Pont-Neuf Каракс уговорил продюсеров построить декорацию Нового моста и всего близлежащего района в натуральную величину, потратив на это практически остальную половину бюджета. Но и это еще не все. Во время первого же года съемок полностью разорился и вскоре умер один из продюсеров проекта Ален Даан. Экранное альтер эго Каракса —
Дени Лаван — сломал ногу, а муза режиссера — Жюльет Бинош — покинула его. Удивительно, что, несмотря на все вышеперечисленное, Караксу удалось снять настолько яркую и в конечном счете жизнеутверждающую картину.

Визуальный образ Дени Лавана — готовый референс для всех дизайнеров «Новой волны», вдохновляющихся «красотой некрасивого».

На фоне сливающихся в однородную, невнятную массу второстепенных героев, одетых в глухие серый, бежевый и коричневый оттенки, звонкие красный, желтый и синий цвета на Мишель и Алексе работают безотказно. Как будто лично Кандинский, проведший последние десять лет жизни в парижской квартире на бульваре Сены, консультировал из загробного мира художника по костюмам Робера Нардона в выборе цветовой гаммы. А его картина «Желто-красно-синий», принадлежащая культурному центру Жоржа Помпиду, послужила основным референсом при работе над костюмами.

BOSS Hugo Boss весна-лето 2016

Gosha Rubchinskiy весна-лето 2016

Max Mara осень-зима 2016

Balenciaga осень-зима 2016

И наконец мгновенно врезающийся в память желто-красно-синий свитер на нем как наглядная иллюстрация к вышеупомянутой картине Кандинского «Желто-красно-синий», а также многих его работ «парижского периода».

Все костюмы в фильме по большому счету сводятся к вышеперечисленному узкому набору вещей, которыми любовники периодически обмениваются друг с другом. Но несмотря на то, что эту грязную, растянутую уличную одежду трудно назвать стилем, Каракс умудрился быть обвиненным в романтизации и гламурализации бездомного образа жизни (чему, несомненно, поспособствовали звучащие в картине ультрамодные в тот период David Bowie, Iggy Pop и Public Enemy). Надо заметить, что обвинители были не так уж 
и не правы. Современные коллекции таких брендов, как Vetemens, Supreme, Jacquemus, Off White, Kiko Kostadinov и Gosha Rubchinskiy, будто специально созданы для любовников с мостов всего мира, а уличная эстетика стала еще более актуальной, чем
25 лет назад: пальто оверсайз, растянутые свитера, спортивные олимпийки и мятые рубашки одинаково характеризуют как внешний вид «Любовников», так и эстетику вышеперечисленных брендов. При всем этом «Любовники с Нового моста» открыты и чисты, как основные цвета цветового круга.


И точно так же, как цвета спектра, сложенные вместе, дают белый цвет, так и пара влюбленных грязных бездомных посреди сверкающего Парижа дает в итоге ощущение чистоты.



Что надеть

Топ Anya Marokko, £180,  wolfandbadger.com

 Кроссовки Adidas, £70,  urbanoutfitters.com

Пуловер Vetements, €47, 

mytheresa.com

Юбка Saloni, $350,

modaoperandi.com

Пальто Rag & Bone, £525,  net-a-porter.com

Рубашка Cédric Charlier, £196,  net-a-porter.com

Очки Max Mara, £208,  matchesfashion.com

Брюки Dorothee Schumacher, £268,  farfetch.com

Рубашка DKNY, €184,  stylebop.com

Пиджак Jacquemus, £454,  farfetch.com

Брюки True Religion, €169,  jades24.com

Сумка Kate Spade New York, $298,  shopbop.com

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
false
767
1300