Луиза Буржуа со скульптурой «Глаза в глаза» (1970). Фото: Рэмон Рами

«Мои эмоции несоразмерны моим физическим габаритам. Не сами эмоции, а их сила — она просто непереносима для меня. Поэтому я отдаю их энергию скульптурам». Тревожные, шокирующе откровенные работы Луизы Буржуа — один из самых ярких примеров арт-терапии в истории искусства XX века.

Все начиналось как донельзя банальная история: ребенком Буржуа стала свидетельницей систематических отцовских измен матери с английской гувернанткой Сэди, которая жила у них дома. По воспоминаниям художницы, мать, терпеливая и разумная женщина, знала о похождениях мужа, но предпочитала закрывать на это глаза. Однако маленькую Буржуа эта ситуация непоправимо покалечила и стала импульсом к началу художественной практики.

С родителями,1915

Серия «Мама»

Кульминацией этого травмирующего лейтмотива в творчестве Буржуа станут две работы, посвященные ее родителям. Первая и, пожалуй, одна из самых одиозных ее работ, — знаменитое «Разрушение отца» (Destruction of father, 1974), а по сути, инсценировка каннибалистического пира, «тотемной трапезы», во время которой семья разделывает, а затем поглощает деспотичного отца. 

Вторая — «Мама», серия огромных, отлитых из бронзы и стали фигур паучих с телом-корзиной, в которой лежат массивные мраморные яйца. Вызывающие прилив хтонического ужаса скульптуры, в которых Буржуа воплотила образ матери, одновременно боготворимой и презираемой, разбросаны по всем миру. Самая знаменитая охраняет вход в Музей Гуггенхайма в Бильбао. «Почему паук? Моя мать была такой же умной, терпеливой, проницательной и полезной. И она умела защитить себя», — утверждала Буржуа. Ее одержимость мифологией окончательно закольцевалась с ее семейной историей. Мать Луизы занималась ткачеством (семья держала маленькую фабрику ковров и мастерскую по реставрации шпалер), и потому легенда о древней гречанке Арахне, уличившей богов в прелюбодеяниях и в наказание за святотатство обреченной вечно плести паучьи сети, оказалась для Луизы почти ее собственной историей.







«Разрушение отца», 1974

|

«Почему паук? Моя мать была такой же умной, терпеливой, проницательной и полезной. И она умела защитить себя», — утверждала Буржуа.

|

Свой творческий путь Буржуа начинала с Сорбонны, куда поступила в 1932 году и где изучала философию, математику и геометрию. Вскоре круг ее интересов изменился: В 1937 году она попадает в Академию де ла Гранд Шомьер, где одним из ее преподавателей становится легендарный художник-кубист Фернан Леже, обративший внимание Буржуа на ее скульптурное дарование. В ее живописных же работах в то время отчетливо звучат отголоски эстетики сюрреализма, но сама художница яростно отвергает всякую приверженность к этому движению. Высмеивая приемы художников-сюрреалистов, Буржуа выражает свое неприятие фаллоцентрической доктрины основателя движения Андре Бретона и его окружения, которые воспринимали женщин исключительно в качестве муз, а не полноправных художников.

Одна из самых известных ее работ «Слепой, ведущий слепого» (1947) — отсылка к шедевру Питера Брейгеля Старшего «Притча о слепых». Конструкция из 20 длинных розовых сужающихся книзу деревянных подпорок, соединенных наверху непрочной стяжкой буквально излучает неустойчивость и ненадежность. Луиза заявляет, что скульптура — просто реминисценция ее жгучего детского желания спрятаться под столом во время семейных скандалов.

«Слепой, ведущий слепого», 1947

В студии. Фото: Louise Bourgeois Archive

Мятущийся творческий дух и мучительная избранность художника удивительным образом ничуть не противоречили благополучию и состоятельности Луизы в качестве счастливой жены и матери троих детей. В 1938 году она вышла замуж за выпускника Гарварда, американского искусствоведа Роберта Голдуотера и переехала вместе с ним в Нью-Йорк. Любимого мужа Луиза пережила почти на 40 лет, но после его смерти не впала в депрессию, а, напротив, зажила еще более насыщенной творческой жизнью, к ней пришел успех, в том числе и коммерческий. Поразительно, но в буквальном смысле душераздирающее творческое наследие Буржуа совершенно не отражает реалий ее взрослой жизни: никаких трагедий и потрясений в сознательном возрасте с Луизой не произошло, но всю свою долгую жизнь она продолжала прилежно пестовать кошмары и травмы своего детства.


С семьей,  Нью-Йорк, 1948.

|

Высмеивая приемы художников-сюрреалистов, Буржуа выражает свое неприятие фаллоцентрической доктрины основателя движения Андре Бретона и его окружения, которые воспринимали женщин исключительно в качестве муз, а не полноправных художников.

|

«Паук» (2007)

FÉE COUTURIÈRE 1963

Реестр ее работ практически нельзя составить: их огромный массив включает и огромное количество скульптур, и целый ряд перформансов и хеппенингов, и многочисленные живописные и графические работы. Ее творчество — настоящая антология искусства XX века: кубизма, футуризма, сюрреализма, конструктивизма, абстракционизма и концептуализма.

Уйдя из жизни в возрасте 98 лет, Луиза Буржуа осталась в истории искусства одним из самых влиятельных художников современности, ярой феминисткой и просто удивительно красивой старухой. Именно такой — хитрой, мудрой и прекрасной ведьмой — она и предстает на фотопортрете авторства Роберта Мэпплторпа, зажимая под мышкой огромный фаллос из латекса — свою работу «Девочка» (1968), с которой, по воспоминаниям Мэпплторпа, она так и пришла к нему в студию, словно с сумочкой Hermès.

«Девочка», 1968

{"width":120,"columns":10,"padding":0,"line":40}