КУЛЬТУРА • КИНО

Мария-Антуанетта:
рок и рококо

Автор:
Лёля Нордик

Как София Коппола показала
Францию XVIII века глазами тинейджеров.

Традиционно в исторических фильмах большинство режиссеров стремятся к достоверности и соревнуются в академической точности воссоздания малейших деталей, присущих той или иной эпохе. Франция XVIII века в кино при всей пышности стиля рококо наполнена бежевыми, желтыми и глухими коричневыми оттенками, так привычно обуславливающими свет от свечей. Эта перманентная желтизна и мрачность исторических фильмов создает своеобразный эффект сепии.


Кадры из фильма
«Мария-Антуанетта»

В

2006 году София Коппола выпускает фильм «Мария-Антуанетта», в котором применяет абсолютно противоположный подход к работе с исторической эпохой. Коппола не хотела делать строгий академический фильм, она решила показать Францию XVIII века глазами тинейджеров, для большинства из которых в 16 лет (неважно, в каком им повезло родиться веке) веселье и юношеские переживания — дела гораздо более важные, чем финансы, политика и прочие государственные заботы.



В «Марии-Антуанетте» София Коппола устроила свой маленький бунт на поле исторического кино. Революция началась с цвета и музыки. Для такой рискованной задачи режиссеру нужны были лучшие профессионалы и в первую очередь выдающийся художник по костюмам. София пригласила на площадку Милену Канонеро, а в качестве референса преподнесла ей коробку макарон Ladurée, цветовая палитра которых затем отразится во всех костюмах и мизансценах фильма. От пастельного мятного и нежно-голубого, до совсем нетипичных эпохе фуксии, мадженты и канареечно-желтого — костюмы героев буквально напоминают пирожные из старейшей французской кондитерской.


|

София пригласила на площадку Милену Канонеро, а в качестве референса преподнесла ей коробку макарон Ladurée

|

Милена Канонеро, прославившаяся своей работой над фильмом Стэнли Кубрика «Заводной апельсин» и получившая к тому времени уже две премии «Оскар» (за костюмы к кубриковскому «Барри Линдону» и за фильм «Огненные колесницы» Хью Хадсона) говорила: 

"
Для каждой конкретной ткани и цвета в фильме есть своя причина.

"

Коппола и Канонеро выстроили четкую логику деталей. Через цветовую гамму платьев можно легко проследить внутреннюю трансформацию Марии-Антуанетты. От светлых голубых оттенков детского периода к провокационным ярко-розовым платьям разгульной версальской юности и до романтического натурализма, нежных цветочных венков на светло-розовых волосах и простоты легких белых платьев, определяющих период умиротворения Марии-Антуанетты в кругу своих маленьких детей.


Специально, чтобы создать уникальную обувь для сцены покупки новых нарядов, Канонеро пригласила легендарного Маноло Бланика. Несколько десятков пар обуви были созданы вручную под чутким руководством мастера с использованием натуральных тканей, меха и драгоценных камней. В свою очередь, Канонеро и Коппола решили столкнуть в лоб рококо и панк-культуру: в сцене королевского шоппинга, в которой так удачно смонтированы драгоценности, сладости и туфли Manolo Blahnik, появляется кадр с лиловыми кедами Converse.


|

Через цветовую гамму платьев можно легко проследить внутреннюю трансформацию Марии-Антуанетты

|

Еще до начала съемок София Коппола послушала огромное количество музыки в поисках вдохновения. Идея наполнить саундтрек постпанком и нью-вейвом дополнила и определила некоторые визуальные составляющие картины. Настоящим оммажем андеграундной культуре Лондона середины 1970-х стала сцена маскарада: во время бала, на котором под Hong-Kong Garden группы Siouxie and the Banshees танцует весь французский двор, Мария-Антуанетта впервые встречает графа Акселя фон Ферзена, своего будущего любовника. А вдохновением для создания образа шведского графа в исполнении Джейми Дорнана послужил главный красавчик ранней панк-сцены Адам Ант из группы Adam and the Ants. Наряд Марии-Антуанетты в этой сцене заметно отличается от всех остальных, это также не случайность. В 1970-е годы произошла столь же судьбоносная встреча Адама Анта и Памелы Рук — главной модницы лондонской панк-тусовки, известной под псевдонимом Джордан. Памелу Рук знали все, она долгое время работала в магазине Sex Вивьен Вествуд и Малькольмк Макларена, а также участвовала в концертах Sex Pistols. Ее фирменный стиль — черная одежда, высокая копна платиновых волос и черная полоса теней на глазах — был ее константой и, очевидно, стал основой для костюма Кирстен Данст в этой сцене.


Главным достоинством «Марии-Антуанетты» является то, что при заданной свободе и отрицании канонов исторического фильма ничто в картине не случайно. Каждое цветовое решение, каждый элемент саундтрека и каждый предмет продуманы и символичны. Через них мы видим атмосферу глазами юных героев, «золотых» мальчиков и девочек, для которых XVIII век, укутанный в шелк, бриллианты и пирожные, был настоящим и будущим. Свежесть цветов, яркое освещение, громкая музыка и современный подход к деталям преобразили сценарий, впервые сделав историю XVIII века созвучной самоощущению подростков XXI века с их безразличным отношениям к традициям, беззаботной страстью к материальным вещам, романтическим приключениям и бесконечным вечеринкам.

{"width":120,"columns":10,"padding":0,"line":40}