Nobuyoshi Araki Untitled
(Bodyscape)

1997

П

еревязанные крест-накрест нежными бантами и розовыми верёвками в тон лёгким платьям женственные модели на показе Симон Роша – это своеобразный оммаж японскому фотографу Нобуёси Араки. Араки знаменит своими фотопроектами на стыке искусства, эротики и порнографии. В корпус работ фотографа включены темы, исследующие сексуальность через своеобразные бондажные практики, а сами снимки фотографа, несмотря на их противоречивость и скандальность, отсылают к популярным в японской культуре эротическим гравюрам. Во время работы над своей весенне-летней коллекцией Симон Роша вдохновлялась японской культурой, в частности, работами скандально известного Араки. Практически полностью утратившие связь с фетишистскими аксессуарами узлы, верёвки и ремни в переработке Симон Роша завязаны бантами поверх лёгких платьев из органзы. Брутальные и трогательные одновременно ленты-ремни, и банты из шелковых веревок, имеют все шансы на то, чтобы потеснить набравшие популярность за последние несколько сезонов портупеи и нательные аксессуары. Как и снимки Нобуёси Араки, коллекция Симон Роша могут сбить с толку и запутать на первый взгляд, но в конце концов, они всё-таки – про искусство.



1)          
Simone Rocha,
весна-лето 2016

Henri de Toulouse-Lautrec, La Goulue
at the Moulin Rouge

(1891-1892)

Г

ероиня сразу нескольких полотен Тулуз-Лотрека, танцовщица Луиз Уеббер стала одной из наиболее узнаваемых женщин в искусстве, а всё благодаря своему стилю. Ставший уже иконическим образ музы Тулуз-Лотрека включал в себя платье с глубоким вырезом, повторяемую многими модницами и характерную для той эпохи прическу и неизменную ленту-чокер, завязанную аккуратным бантом на шее. Такой незатейливый и кокетливый аксессуар пришелся современницам Уеббер по вкусу и, претерпевая различные трансформации, дошел до наших дней. Так, чокеры с небольшими бантами в этом сезоне были замечены на показах у Salvatorre Ferragamo и Lanvin. Чтобы не походить на тинейджера из 90-х, попробуйте поэкспериментировать с цветом ленты, подбирая её в тон наряду или же обратите внимание на предложенные на показе Lanvin ожерелья, украшенные переливающимися камнями.




1)          
Salvatore Ferragamo,
весна-лето 2016

2), 3)
Lanvin, 
весна-лето 2016

Roy Lichtenstein A Bright Night from
the Surrealist Series

1978

Я

ркие, пышные и мультяшные банты – еще одна тенденция, замеченная на неделях моды весенне-летнего сезона. Шейные платки, завязанные объемным бантом, как у персонажей Диснея и других героев поп-культуры, напоминают произведения искусства мастера поп-арта Роя Лихтенштейна. Широкую популярность Лихтенштейну принесла его манера помещать в визуальные коды поп-культуры, например, comic-strip, отсылки к продуктам высокой культуры. Такое ироничное сочетание массового и высокого из современного искусства перенесли на подиум Алессандро Микеле и Альбер Эльбаз. Модели на показе Gucci несмотря на легкомысленные розовые банты выглядели как собранные и деловые бинес-леди или как молодые интеллектуалы 70-х годов. Секрет такого сочетания – в сдержанном макияже моделей и аксессуарам, не соответствующим наряду: как плакаты Роя Лихтенштейна с красочной картинкой и неожиданно серьезным месседжем.





1), 2)          
Gucci,
весна-лето 2016

3), 4)
Lanvin, 
весна-лето 2016

Morris Louis
Beta Lambda

1961

А

мериканец Морис Луис посвятил целую серию своих работ изображению на огромных по объему холстах («Beta Lambda» занимает два метра в высоту и четыре в ширину) разноцветных красочных полос. Художник работал с такими категориями в изобразительном искусстве, как цвет и пространство, и его производными – симметрия, контрасты, многослойность. Обратите внимание на то, как некоторые полосы бросаются в глаза и «выстреливают» яркими, но не вызывающими цветами, а также на то, как совершенно по-особенному ощущается пространство на картине за счёт её своеобразной геометрии. Подобных оптических эффектов в весенне-летнем сезоне пытались достичь дизайнеры на показах Chloé, Salvatorre Ferragamo и Proenza Schouler с помощью тонких лент, завязанных на банты разных размеров. Однотонные завязки на топах и платьях Chloé отвечали за симметрию нарядов, а контрастные ленты-банты у Proenza Schouler – за пространство и геометрию. Этой весной дизайнеры предлагают нам поработать с собственным силуэтом, как с холстом, обратившись к абстрактной живописи за подсказками. Задайте своему наряду ритм с помощью атласных лент, прочертите его геометрию и структуру в пространстве, расположив их по своему усмотрению, при желании добавьте яркости и цвета и нанесите финальный штрих, завязав бант.






1)          
Proenza Schouler, 
весна-лето 2016

Марсель Дюшан
«Велосипедное колесо»

1913

Н

еунывающий провокатор Джереми Скотт продолжает восхищать и удивлять публику с каждым своим шоу. Тема его весенне-летней коллекции для Moschino – «Car-wash couture». Классические костюмы в яркой расцветке дорожных рабочих, аксессуары из дорожных знаков и конусов, вечерние платья с оградительными лентами вместо бантов, каски с вуалью. Джереми Скотт не просто фрик от мира моды, он интеллектуал. С каждой коллекцией он словно переосмысливает назначение модной индустрии, которая до сих пор остаётся довольно закрытой и элитистской корпорацией. Если раскраску немодного рабочего костюма совместить с элегантным костюмом, это мода или нет? Что если к вечернему платью подобрать «строительные аксессуары» из ярких бантов-лент и каски-вуали? Где находятся границы дозволенного и неприемлемого в моде? Похожим провокатором в начале XX века считался художник Марсель Дюшан, оспаривающий границы искусства и не-искусства с помощью готовых объектов. «Велосипедное колесо» Дюшана – классический пример реди-мейд искусства: изготовленные промышленно в больших тиражах предметы, как стул и колесо, художник поместил в совершенно иной контекст, создав из них уникальный объект. Своим жестом он поднял вопросы, которые до этого были на умах у многих: если предмет не изготовлен вручную художником, а только использован им, – он может считаться произведением искусства? Если художник в праве присваивать своим объектам статус искусства, значит ли это, что художественным мир несовершенен и формален? А может быть всё, созданное человеком – искусство? Спустя время Марселю Дюшану удалось войти в историю современного искусства и даже задать ему своим жестом принципиально новый вектор развития. Оглядываясь на опыт Дюшана, можно лишь догадываться о том, что ожидает Джереми Скотта в будущем. Однако то, с каким успехом модный мир встречает его очередную коллекцию не оставляет сомнений в том, что сумасшедшие виниловые банты или пояса в раскрасках оградительных лент этой весной перекочуют с подиумов в гардероб прогрессивных поклонников фэшн-индустрии.





1)          
Moschino,
весна-лето 2016

{"width":120,"columns":10,"padding":0,"line":40}