Умберто Боччони 
«Unique Forms of Continuity in Space»

1913

В

любленный в машинерию и перспективы, которые индустриальный рассвет сулил человечеству, итальянский художник, как и многие футуристы,
был одержим идеей слияния человека и машины. Бронзовая скульптура «Уникальные формы непрерывности в пространстве» родилась как продолжение этой идеи, транслируя в одном объекте красоту человеческого тела
и мощь машины. Словно развевающиеся на ходу детали одежды, обрамляющие скульптуру, подчеркивают скорость и силу, с которой уверенно шагает вперед созданный Боччони силуэт. Завораживающая красота и мощь скульптуры — во многом заслуга тщательно проработанной художником имитации ткани. Для тех, кто хочет воспроизвести гипнотически прекрасный образ скульптуры, этой весной постарались дизайнеры Isabel Marant и Saint Laurent. Провоцирующие восторженные отзывы байеров и модных критиков уже не первый сезон, вещи из металлизированной ткани и ламе вернулись
на подиумы в виде легких, струящихся платьев в пол и фактурных брюк и жакетов. Кроме очевидного вау-эффекта преимущество таких вещей в универсальности: с правильно подобранными аксессуарами брюки или платья из ламе будут смотреться уместно в офисе и ресторане, на ланч-брейке и вечеринке. Для особых случаев воспользуйтесь подсказкой Saint Laurent и попробуйте блестящее платье
в паре с тиарой, чтобы выглядеть так, как будто вы минуту назад сошли с бронзового постамента.

( 1 )          
Loewe 
весна-лето 2016

( 2 )
Isabel Marant
весна-лето 2016

( 3 )
Saint Laurent
весна-лето 2016

Лигия Кларк
«The Inside Is the Outside»

1963

Т

рехмерная скульптура бразильской художницы выполнена из нержавеющей стали. Закрученная подобно ленте Мёбиуса плоскость скульптуры
и ее плавные формы отсылают к виражам,
которые самолеты выписывают в воздухе, а от ее безупречно гладкой, блестящей поверхности невозможно оторвать взгляд. К счастью для всех влюбленных
в искусство и футуристичный минимализм, металлические аксессуары в весенне-летних коллекциях были представлены в изобилии: от элегантных колье Balmain
до поясов J.W. Anderson — модницам будет где развернуться. Дизайнеры оставили пространство для маневра даже ярым поклонницам сюжетов о будущем и аниме-саг: фантастические тиары Louis Vuitton сойдут со страниц передовых глянцевых изданий уже до конца весны.

( 1 )          
Balmain
весна-лето 2016

( 2 )
J.W. Anderson 
весна-лето 2016

( 3 )
Louis Vuitton
весна-лето 2016

Марко Магги
«Pre-Columbian & Post-Clintonian»

2003

Э

тот современный художник родом из Уругвая.
В своих работах он рефлексирует на тему современных технологий и изобилия информации, которая отражается в бесконечных знаках, символах и кодах, присущих цифровой эпохе. Тонкие рисунки
на обернутых фольгой холстах триптиха считываются только при соответствующем освещении и обозначают неизвестные шифры и криптографические надписи, которые практически никто не может считать. Так художник обращает внимание зрителей на очевидное преимущество символов, шифров и знаков над самими знаниями, которые они репрезентируют. Вспомните любую футуристичную сагу, голливудский блокбастер про космос или sci-fi-комикс, где главный герой сидит у монитора суперкомпьютера и вчитывается в мелькающий перед ним с космической скоростью набор значков, — и вы поймете, что имел в виду уругвайский художник. В отличие
от пессимистично настроенного искусства, мода может
себе позволить быть остроумной и ироничной. Металлизированные жакеты Chanel, Lacoste и Paco Rabanne, словно сделанные из фольги, как картины Магги, изображают информацию и коды — только визуальные, отсылая к смежной теме, но не смыслом, а внешним видом: миметически. Таким образом, искусство и мода по-разному говорят о своем, но в рамках определенной проблемы. Другими словами, в том же sci-fi-сюжете, где герои разгадывают символы, искусство в виде картин Магги
будет обозначать и проблематизировать узкую тему,
то есть символы, тогда как мода в виде героев — контекст,
то есть эпоху.

( 1 )          
Chanel 
весна-лето 2016

( 2 )
Lacoste
весна-лето 2016

( 3 )
Paco Rabanne
весна-лето 2016

Пабло Пикассо
«Les Demoiselles d'Avignon»
1907

Пабло Пикассо. «Les Demoiselles d'Avignon», 1907
Пабло Пикассо. «Still Life with Liqueur Bottle», 1909
Марсель Дюшан. «Обнаженная, спускающаяся по лестнице», 1912

Ф

утуризм в живописи невозможно себе представить без Пикассо и его манеры разбирать на части живописное изображение и собирать его снова.
Этот специфический прием за обилие геометрических деталей получил название «кубизм», который после Пикассо продолжил развиваться отдельно
в контексте авангардного искусства. Именно эта манера разбивать картину на части и склеивать заново принесла художнику мировую славу. Композиции многих знаменитых картин Пикассо, например, «Авиньонских девиц», напоминают отражение в разбитом зеркале: неуловимый сюжет и размытые детали картины заставляют зрителя задерживаться у нее подольше, разглядывая и мысленно восстанавливая изображение в целое повествование. Подобно Пикассо, дизайнеры Maison Margiela и Loewe использовали похожий авангардный прием в работе над весенне-летними коллекциями. Декорированные осколками пластика и стекла платья и свитшоты продолжают традиции кубизма, разбивая, иногда буквально, изображение, силуэт и принт на части. Пабло Пикассо и Марсель Дюшан
от таких нарядов точно пришли бы в восторг.

( 1 )          
Loewe
весна-лето 2016

( 2 )
Loewe
весна-лето 2016

( 3 )
Loewe
весна-лето 2016

( 4 )
Maison Margiela
весна-лето 2016

Эль Анацуи
«Dusasa II»

2007

В

нушительные по своим объемам и детальности инсталляции африканца Эль Анацуи выполнены
из алюминиевых банок, крышек и других металлических предметов. С помощью таких простых материалов создана и знаменитая работа «Dusasa II». Напоминающая роскошную тяжелую драпировку, расшитую пайетками и драгоценностями, работа Анацуи живет своей жизнью: соединенные друг с другом
детали, подобно кольчуге, проминаются от контактов
с монтажерами, работниками музеев и галерей, каждый раз принимая новую форму по замыслу автора. Фактура,
блеск и обилие деталей, столь любимые африканским художником, в весенне-летнем сезоне реинкарнировались
в вещах, расшитых блестящими деталями. Складываясь
в кольчуги, как жакеты Chanel и платья Balmain, или распадаясь на части, как у Givenchy, пайетки и заклепки стали главным лейтмотивом весенне-летних коллекций.

( 1 )          
Balmain
весна-лето 2016

( 2 )
Chanel
весна-лето 2016

( 3 )
Chanel
весна-лето 2016

( 4 )          
Chanel 
весна-лето 2016

( 5 )
Givenchy
весна-лето 2016

( 6 )
Maison Margiela
весна-лето 2016

{"width":120,"columns":10,"padding":0,"line":40}