T

Из рук в руки

.

Покупку дизайнерских вещей принято считать фривольной тратой, а ведь при грамотном подходе она может стать выгодным капиталовложением. Объясняем как.

В

о что вложить деньги в наши нестабильные времена? Цены на недвижимость
в нашей стране продолжают падать, биржевые котировки скачут похлеще кардиограммы рейвера под кислотой, золото приносит ничтожные дивиденды,
а у, казалось бы, благополучных банков направо и налево отбирают лицензии.
Но отчаиваться и класть кровно заработанные под матрас все же не стоит. Если ваше состояние не исчисляется сотнями тысяч долларов, почему бы не совместить приятное
с полезным и не инвестировать его в сумку Hermès Birkin?
Нет, мы не будем рассказывать вам про концепцию cost-per-wear (стоимость износа
или стоимость за одно ношение), о которой часто пишут глянцевые журналы, призывая читательниц покупать меньше, да лучше. Нам интересна только лишь сухая финансовая аналитика, потому что цифры (в отличие от глянцевых журналов) никогда не лгут.
Не так давно онлайн-платформа Baghunter сравнила доходность трех видов инвестиций за период с 1985-го по 2015 год: индекс S&P 500 (Standart & Poors 500 — один из самых популярных биржевых индексов США, который наиболее достоверно представляет ситуацию на рынке), золото, считающееся самым безопасным вложением, и Hermès Birkin. Неожиданным образом победила сумка, цена которой в среднем увеличивается
на 14,2% в год, в то время как реальная долгосрочная доходность фондового рынка составила 8,65%, а золота — негативные 1,5%. Но не Hermès единым живет активно растущий на данный момент сегмент перепродажи люксовых аксессуаров. Покупая классическую или, наоборот, редкую модель Chanel, Céline или Louis Vuitton, при бережном использовании вы можете расcчитывать на ежегодное увеличение в цене примерно на 10–15%.

На самом деле консигнация дорогих аксессуаров зародилась далеко не вчера.
В знаменитый Encore, открывшийся в 1954-м на Манхэттене, приносила поднадоевшие Dior и Chanel сама Джеки Кеннеди. Да и более современные модницы могли ночами
не спать, дабы урвать на онлайн-аукционе фисташковый Balenciaga Lariat, хотя
на поверку он вполне мог оказаться всего лишь китайской подделкой.

Этот происк eBay и любого другого нерегулируемого маркетплейса превратился в одно
из главных преимуществ целой когорты новых ритейлеров, чей ассортимент состоит исключительно из вещей, выставленных на продажу предыдущими владельцами.
В отличие от обычных комиссионок, такие магазины своей особой ценностью считают натренированные команды специалистов, которые гарантируют аутентичность товара
и отбирают для продажи только вещи, актуальные в контексте современной моды, порой находя в чьем-то гардеробе шедевры с практически музейной ценностью. За свои услуги они берут с комитента примерно 30% от продажи его «бывших», что вовсе не ужасно, если учесть, что бóльшая часть продаваемых вещей иначе кормила бы моль на задворках чьей-то гардеробной. 





Пожалуй, самый успешный из подобных проектов сегодня — это парижский Vestiaire Collective, недавно заручившийся инвестициями в размере 37 миллионов долларов
от пула инвесторов, среди которых такие гиганты, как Condé Nast. «Рынок редких сумок сегодня огромен», — говорит сооснователь Vestiaire Фанни Муазан — и это снова подтверждают цифры. Выручка компании удваивалась каждый год с ее основания
в 2009 году (в 2014-м она составляла около $50 000 000, но уже за первую половину 2015-го продажи выросли на 85%). Сегодня у сайта более 4 миллионов пользователей,
и эта цифра увеличивается на 100 000 человек ежемесячно. Сам сайт мало чем отличается от успешного модного е-тейлера. Тот же блог с модными съемками, с советами по стилю и подборками от звезд, те же подробные критерии поиска товара — цвет, модель, бренд, стоимость, да и цены на некоторые позиции, мягко скажем, не сильно отличаются от net-a-porter. Только вместо стандартного описания под каждым товаром вы найдете информацию, геолокацию и рейтинг его продавца, а также подробное описание его состояния на сегодняшний день.


Хорошо идут дела и у американского конкурента Vestiaire TheRealReal, продажи которого в 2014 году превысили $100 миллионов. На днях 5-летняя компания получила еще
$40 миллионов финансирования (в целом объем поднятых TheRealReal инвестиций составил $123 миллиона) и, по слухам, в скором времени планирует выходить на IPO.

Основательница и CEO компании Джулия Уэйнрайт гордится, что кроме рынка сбыта предоставляет своим клиентам еще и безупречный сервис. Если вам неохота возиться
с горой дизайнерского барахла в своей гардеробной, а многие продавцы сайта как раз
из этой категории, TheRealReal пришлет к вам оценщика в белых перчатках, который отделит зерна от плевел, назовет вам потенциальный размер выручки за каждую единицу и заберет с собой все, с чем вы решите расстаться. Ходит легенда, что вышколенные работники TheRealReal вернули хозяйке бриллиантовые серьги за $100 000, забытые
ею в кармашке сумки, которую она решила продать. Не менее строги и критерии отбора товара. Дошло до того, что сотрудники устраивают внутриофисные соревнования
«Кто первым обнаружит подделку». Свои труды TheRealReal оценивает довольно высоко, комиссия с продажи на сайте составляет 40%, но снижается до 30%, как только вы напродаете на $7500.










Покупая классическую или, наоборот, редкую модель Chanel, Céline или Louis Vuitton, при бережном использовании вы можете расcчитывать на ежегодное увеличение в цене примерно на 10–15%.

Самым популярным российским проектом подобного толка можно считать BuyByMe — детище трех подружек с филфака МГУ, решивших заработать на детоксе гардероба
одной из них. Быстро отметив, что конкуренции на рынке модного рисейла в нашей стране мало, они решили пойти дальше (сомнительные фейсбук-группы не в счет). Девушки вложили 200 000 рублей в создание и раскрутку сайта, и четыре года спустя их продажи составляют плюс-минус миллион рублей в месяц. Предпринимательницы
не скрывают, что в нашей стране к покупке вещей, бывших в употреблении, относятся довольно настороженно, но верят, что ситуация меняется к лучшему, в том числе и с их помощью. «У нас есть отдельная команда, которая следит за тем, чтобы все вещи на сайте были актуальными, модными, а главное, в идеальном состоянии», – вторит зарубежным коллегам основательница BuyByMe Виктория Клиновская.

«Подлинность проверяем строжайшим образом, вплоть до взимания штрафа (пункт
в договоре) за попытку сдать подделку. В спорных случаях привлекаем внештатных байеров на дополнительные проверки и консультации. Мы очень долго работали над нашим именем и репутацией и не совершили еще ни одного промаха», — заключает
ее партнер Яна Демидович. Кроме этого, самых сомневающихся покупателей приглашают потрогать и померить заинтересовавшую их вещь в шоу-руме или пришлют на примерку домой. И хотя BuyByMe еще далеко до масштабов зарубежных коллег, их первые успехи
и скорость, с которой известные московские it-girls сдают им одежду и аксессуары, говорят о том, что подобные проекты актуальны и у нас, а экономический кризис
в их случае — манна небесная. По мнению Демидович и Клиновской, рост интереса
к недевственному люксу подстегивается и желанием подсобрать лайков. «Мы живем
в обществе потребления: Инстаграм-луки, бесконечные Недели моды, streetstyle-съемки. Одежды очень много, тренды меняются с космической скоростью, ни один гардероб трендсеттера и шопоголика физически не выдержит таких объемов», — говорят они. Кстати, именно Instagram является одним из главных двигателей продаж BuyByMe.
Яркие съемки раскладки в лучших традициях соцсети (натюрморт из сумки, лепестков роз и модного журнала, например), постановочный стритстайл на охватных модницах,
цитаты Коко Шанель и Кэрри Брэдшоу работают отменно. На странице магазина почти
34 тысячи подписчиков, и, судя по ажиотажу в комментариях под некоторыми фото, спрос на их ассортимент немалый.









Экономическая рецессия практически во всех концах света заметно ударила по покупательской способности вещей
не первой необходимости, а вот от желания похвастаться
в Instagram клатчем Prada, пусть даже немного потрепанным
на углах, не избавила. 

Чтобы понять, чем обусловлен такой успех, стоит рассмотреть мотивации основных типов покупательниц вторичного рынка.

С одной стороны, это люди, для которых люкс б/у — единственная возможность позволить себе дизайнерскую вещь. Цены на модную продукцию постоянно растут. Так, например, классическая сумка Chanel, которая в 2007 году стоила $2295, сегодня обойдется вам вдвое дороже. Плюс экономическая рецессия практически во всех концах света заметно ударила по покупательской способности вещей не первой необходимости, а вот
от желания похвастаться в Instagram клатчем Prada, пусть даже немного потрепанным
на углах, не избавила. Не самые актуальные модели или сумки со следами носки
на комиссионных сайтах можно купить в два или три раза дешевле новых. Именно они являются мулами, вертящими жернова модной вторички, принося магазинам меньший,
но стабильный доход. Тут все понятно.


Вторая категория намного интереснее — это бывалые модницы в поиске необычного цвета или редкой модели. Цену подобных объектов нерационального желания определяет рыночный спрос, который, как оказалось, превышает предложение, и зачастую знаковая сумка, пусть даже и выгулянная предыдущей хозяйкой, стоит на порядок дороже,
чем новая модель того же бренда. Главным передовиком рынка тут остается Hermès: благодаря умной маркетинг-стратегии лимитированного выпуска он уже много лет поддерживает легкую истерию вокруг сумок, которые, как и суперзвезд, их вдохновивших, знают по одной фамилии. Даже если ваш карман греет пара десятков тысяч евро, вы
не можете просто так зайти в бутик марки и выйти с оранжевым пакетом, скрывающим вожделенную 35-сантиметровую Birkin в коже Togo, цвета Tow c серебряной фурнитурой. Максимум, что вам предложит надменный продавец, — это встать в лист ожидания
как минимум на пару лет. Зато на Vestiaire Collective такую сумку можно получить уже сегодня за каких-то $18 000! Сущие копейки по сравнению c крокодиловой Birkin, инкрустированной рубинами, которая не так давно ушла с того же сайта за $170 000.


Столь высокие ценники заинтересовали даже высоколобых аукционистов. Так, парижский аукционный Дом Artcurial открыл специальный департамент Hermès Vintage & Fashion Arts, а Christie's настолько захотели быстро капитализировать в повышение спроса
на элитные аксессуары, что «увели» из Heritage Auctions главу отдела сумок, в результате чего выступили обвиняемыми в судебном иске на $60 миллионов. Зато розовая крокодиловая Birkin недавно ушла с молотка анонимной покупательнице из Гонконга
за $165 000. И это далеко не предел: на сайте 1stdibs.com, торгующем редкими и интересными предметами дизайна, искусства и интерьера и прочими игрушками сильных мира сего, на данный момент выставлена сумка из гималайского крокодила нежного кремового цвета, с застежкой, инкрустированной бриллиантами, и ценником $450 000. Кстати, несколько лет назад этот сделанный на заказ экземпляр обошелся своей хозяйке всего в $300 000. Покажите мне банк, который принесет вам такие проценты.

Неудивительно, что все больше женщин, которым не чужды базовые познания
в капиталовложении, начинают покупать дизайнерские аксессуары с мыслью перепродать их через пару сезонов. Оказывается, намного выгоднее несколько месяцев копить
на Louis Vuitton вместо того, чтобы купить вполне приличный Michael by Michael Kors
в три раза дешевле. Классическую модель востребованной марки за $1500–2000 через пару лет можно перепродать практически за ту же цену, а то и больше, а покупая вещь среднего ценового сегмента, вы буквально выкидываете 300–500 евро на ветер, так как они не несут никакой вторичной ценности.

Да и не все дизайнерские изыски гарантирует вам навар при перепродаже. «Наши покупатели в первую очередь смотрят на классические модели брендов с богатым наследием (Hermès, Louis Vuitton, Goyard), особенно те, что представлены в небанальных цветах и материалах. Кроме этого, мы с радостью берем на продажу сумки, носящие имена известных модных икон. Желание быть Грейс Келли или Джейн Биркин до сих пор отлично мотивирует на покупки», — утверждает сооснователь Vestiaire Фанни Муазан.
По словам Муазан, особой популярностью пользуются аксессуары марок, которые,
в то время как космические корабли бороздят просторы вселенной, все еще не имеют собственных онлайн-магазинов, например Chanel или Céline. «Cумки Céline Trapeze
у нас на сайте обычно стóят уж точно не меньше, чем новые в официальных бутиках», — говорит он. Ну а что остается делать тем, кто проснулся со жгучим желанием срочно обзавестись бирюзовой Chanel, как у Ким Кардашьян, а до ближайшего бутика нужно
как минимум лететь на самолете?










Неудивительно, что все больше женщин, которым не чужды базовые познания в капиталовложении, начинают покупать дизайнерские аксессуары с мыслью перепродать их через пару сезонов. Оказывается, намного выгоднее несколько месяцев копить на Louis Vuitton вместо того, чтобы купить вполне приличный Michael by Michael Kors в три раза дешевле.

В целом комиссионный модный рынок реагирует на те же факторы, что и первичный. Спрос на сумки подвержен сезонности: перед новогодними праздниками хорошо идут вечерние сумочки вроде игривых клатчей Judith Leiber, а к лету улетают пляжные плетенки Bottega Veneta.

Немаловажны и модные тенденции: реселлеры всегда стараются пополнить ассортимент не только самыми актуальными цветами и моделями, но и дизайнерами du jour. Так, после первого успеха Алессандро Микеле покупатели TheRealReal начали сметать все, на чем стоит логотип Gucci. По словам основательницы сайта Джулии Уэйнрайт, вторичные продажи этого бренда всего за год выросли на 60%.

А вот оценочная стоимость сумок Reed Krakoff, которые еще совсем недавно были
у модниц в большом почете, упала на 30% сразу после заявления дизайнера о закрытии марки. Зато количество желающих избавиться от вещей марки резко выросло.
«Люди хотят стереть все ассоциации с провальным брендом», — подытоживает Уэйнрайт. Интересно, как отреагирует рынок, если Кракофф решит перезапуститься снова, как
и обещал.

Дизайнерские Дома по большей части предпочитают самоуверенно не замечать активную торговлю их товарами, после того как они покидают периметр официального бутика.
А зря! Тем более что другие игроки модной индустрии активно интересуются перспективами сегмента, который уже получил емкое название Recommerce, и даже поддерживают его рублем. «Ритейлеры вроде Vestiaire Collective на самом деле оказывают большую услугу люксовому сектору. Во-первых, это дает целой группе людей, которые
еще не могут позволить себе новые дизайнерские вещи, познакомиться с ними и оценить их качество. Но еще важнее то, что этот тренд может нанести серьезный вред крайне болезненному для модной индустрии производству подделок», — говорит вице-президент одного из инвесторов Vestiaire Collective, Сondé Nast International Мориц фон Лафферт.


«Это дает целой группе людей, которые еще не могут позволить себе новые дизайнерские вещи, познакомиться с ними и оценить их качество. Но еще важнее то, что этот тренд может нанести серьезный вред крайне болезненному для модной индустрии производству подделок», — говорит вице-президент одного
из инвесторов Vestiaire Collective, Сondé Nast International Мориц фон Лафферт

В теории модные Дома могли бы вернуть вторичные продажи в свои руки и зарабатывать на одной сумке дважды. К примеру, последовав примеру автомобильных дилеров, которые охотно берут назад автомобили с прогоном, взамен предоставляя их владельцам кредит
на покупку новых. Старые отправляют на техобслуживание и мойку и перепродают новым владельцам. Почему бы не установить подобные пункты приема в Gucci или в Сhanel? Предвкушая возражения на тему того, что люксовым брендам не пристало заниматься комиссионными услугами, напоминаем, что стоимость многих моделей со временем
только увеличивается. К тому же от мира моды всего можно ожидать: представители
той же Chanel меньше чем 10 лет назад дико расстраивались, когда неофициальные фото их новой коллекции появлялись в интернете, а сейчас, наоборот, делают все возможное, чтобы как можно больше людей запостили фото показа в Instagram. Как гласит известная пословица: «Нет ничего более постоянного, чем перемены».

Но пока крупные, неповоротливые бренды перейдут к действиям, частные покупатели могут поправить финансовое положение, если перед покупкой новой сумки будут задумываться не только о том, с какими туфлями ее носить, но и об индексе привлекательности вложения. Тогда вы имеете все шансы превратиться из жертвы моды
в дальновидного инвестора.

{"width":1200,"column_width":-600,"columns_n":16,"gutter":720,"line":20}
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt"}