T

Сара Харрис

Девушка с серебряными волосами в джинсах и рубашке — оазис простоты во всех streetstyle-отчетах с Недель моды. Рассказываем, как Саре Харрис удалось выстроить свой стиль на базовых вещах и стать за счет этого самым известным сотрудником Vogue UK.

о иронии судьбы на запрос «Sarah Harris» Google выдает двух женщин, обитающих на противоположных эстетических полюсах. Одна — модель нижнего белья, похожая на всех фавориток Хью Хефнера сразу.

Другая — полностью седая в свои 35 лет фичер-директор британского Vogue, почти без макияжа и уж точно без малейшего намека на вульгарность. Кажется, если бы такого совпадения не было, его стоило бы придумать — как иллюстрацию к качественной разнице между «cool» и «hot».


Облик Сары Харрис (той, что из Vogue) — результат врожденной физиологической особенности. Прославившие ее седые волосы — не заслуга талантливого колориста, а самая настоящая преждевременная седина. «Мне было 16 или 17, когда мои волосы поседели. Тогда это меня расстроило, но надо сказать, что моя мама тоже стала седой в юности и постоянно закрашивала седину. Помню, что она была вынуждена ходить в парикмахерскую раз в четыре недели. Это было невыносимо: парикмахер все время красил ее волосы в коричневый цвет, красил опять — результата никогда не хватало надолго», — рассказала Сара, объясняя, почему не стала бороться с обстоятельствами и превратила то, что принято считать недостатком, в свой фирменный знак.



По иронии судьбы на запрос «Sarah Harris» Google выдает двух женщин, обитающих на противоположных эстетических полюсах. Одна — модель нижнего белья, похожая на всех фавориток Хью Хефнера сразу.

Другая — полностью седая в свои 35 лет фичер-директор британского Vogue, почти без макияжа и уж точно без малейшего намека на вульгарность. Кажется, если бы такого совпадения не было, его стоило бы придумать — как иллюстрацию к качественной разнице между «cool» и «hot».


Облик Сары Харрис (той, что из Vogue) — результат врожденной физиологической особенности. Прославившие ее седые волосы — не заслуга талантливого колориста, а самая настоящая преждевременная седина. «Мне было 16 или 17, когда мои волосы поседели. Тогда это меня расстроило, но надо сказать, что моя мама тоже стала седой в юности и постоянно закрашивала седину. Помню, что она была вынуждена ходить в парикмахерскую раз в четыре недели. Это было невыносимо: парикмахер все время красил ее волосы в коричневый цвет, красил опять — результата никогда не хватало надолго», — рассказала Сара, объясняя, почему не стала бороться с обстоятельствами и превратила то, что принято считать недостатком, в свой фирменный знак

П

«Я никогда не куплю вещь, если не считаю ее совершенной. Она должна быть лучшей в своем роде — и неважно, пиджак это или обыкновенная футболка. Я довольно привередлива»​.

Правда, ее пример не вполне показателен для остальных седеющих женщин: по непонятным даже специалистам причинам волосы Харрис не изменили своей структуры, поседели равномерно и не утратили густоты. Получилось очень эффектно, поэтому Саре не нужно дополнительных украшательств, чтобы выделяться в пестрой толпе Недель моды. Она носит очень простые, даже вызывающе простые (учитывая специфику ее работы) вещи. Любимый комплект одежды — джинсы с белой рубашкой. Любимые марки — Céline, The Row и Haider Ackermann. Макияж — бежевые тени, серая тушь и вазелин вместо блеска для губ. Это так просто, что хочется разочарованно воскликнуть: «И это все?!». Да, все.  «Я мастерски хожу по магазинам и редко ошибаюсь, потому что прекрасно знаю, какие вещи ношу. Я никогда не просыпаюсь с мыслью «О, а кем я хочу быть сегодня?» Или «Как я хочу сегодня выглядеть?» Поэтому мне легко собираться на Недели моды — я просто беру с собой то, что ношу каждый день. Может быть, это немного скучно — в итоге я оказалась обладательницей 25 идеальных рубашек. Но поверьте, все они абсолютно разные!» — объясняет Сара гениальный в своей простоте подход. Он зацепил ее многочисленных поклонников как раз потому, что выгодно выделяет Харрис на фоне других модных редакторов, склонных к неоправданной пышности.

Не стоит забывать, что «простые» джинсы с рубашкой и курткой могут быть совершенно разными. В случае с Харрис это все-таки куртки Saint Laurent и Givenchy, рубашки Valentino и безупречный деним. Ей действительно очень идет сложный крой Céline и The Row, оттеняющий ее сказочную из-за цвета волос внешность, а кажущуюся простоту своих образов Сара компенсирует дизайнерской обувью: здесь и пряжки с кристаллами, и цвет, и леопардовый принт, и все на свете. Некоторая инопланетность — огромный козырь, если вы работаете в модной индустрии. Благодаря ей даже норковые жакеты и серьезные соболиные пальто не смотрятся на Саре вызывающе, а слишком уж знаковые вещи вроде it-сумок не режут глаз.

<iframe width="580" height="320" src="https://www.youtube.com/embed/CwVkjPs9E48" frameborder="0" allowfullscreen></iframe>

 В Vogue UK Сара занимает одну из ведущих позиций в отделе моды. Под ее контролем находится солидная часть контента журнала — от модных текстов и полос с подборками вещей до съемок, которые она курирует.

В облике Харрис все сошлось одно к одному. Непонятно только, как ей — потомственной англичанке, выпускнице знаменитого London College of Fashion и ветерану британского Condé Nast, прошедшему за 12 лет работы в Vogue путь от автора до фичер-директора, — достался абсолютно французский подход к внешнему виду. Возьмите то, что дала вам природа, прибавьте целый шкаф пусть и базовой, но все же дизайнерской одежды, несколько обычных пар джинсов, три футболки из GAP и немного слукавьте: «У меня все как у всех, не понимаю, о каком чувстве стиля идет речь». Такой подход всегда работает. И фотографии «простых образов» Сары Харрис — простой девушки из Vogue UK — в стотысячный раз это подтверждают.

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}